Воскресенье , 29 мая 2022
Главная / Разное / Высокомолекулярная гиалуроновая кислота: Гиалуроновая кислота высокомолекулярная | FORMULA МЫЛА

Высокомолекулярная гиалуроновая кислота: Гиалуроновая кислота высокомолекулярная | FORMULA МЫЛА

Содержание

Гиалуроновая кислота высокомолекулярная | FORMULA МЫЛА

INCI: Hyaluronic acid

Внешний вид: белый порошок без запаха

Растворимость: водорастворима

Ввод в рецептуру: включается в состав водной фазы в растворенном, гелеобразном виде.

Процент ввода: 0,01 до 0,5% 

Рн: 5,5- 7,5

Молекулярный вес: 1-1,8 МДа

Получение: Получена биотехнологическим путем без использования животных белков, натуральное, растительное

Описание: Проникает вглубь кожи, увлажняя и восстанавливая ее изнутри. Отвечает за упругость, эластичность и водный баланс кожи.

Гиалуроновая кислота представляет собой органическое соединение входящее в состав соединительной ткани человека. Во всем теле взрослого человека содержится от 10 до 20 граммов гиалуроновой кислоты. Каждый день около трети разрушается и столько же вырабатывется самим человеком.

Недавние научные исследования показали, что одна молекула гиалуроновой кислоты может связывать и удерживать тысячу молекул воды, что необычайно много. Она отвечает за эластичность и упругость кожного покрова. Также она участвует в процессе регенерации кожи. Количество вырабатываемой кислоты снижается с возростом, кроме того, это же происходит из-за чрезмерного загорания. В результате кожа становится менее эластичной и сухой, появляются морщинки — признак недостатка в тканях кожи гиалуроновой кислоты.

Характеристики:

Благодаря своей удивительной способности связывать и удерживать воду, гиалуроновая кислота является, пожалуй, лучшим и самым признанным увлажнителем. Включение ее в состав увлажняющих кремов и гелей способствует поддержанию или восстановлению эластичности и упругости кожи. Раствор гиалуроновой кислоты хорошо распределяется по всей поверхности кожи, образуя легкую пленку, которая активно всасывает влагу из воздуха. Это способствует увеличению содержания свободной воды в роговом слое, а также создает эффект «дополнительной влажности», который помогает снизить испарение воды с поверхности кожи.

Полимерная сеть, которую гиалуроновая кислота образует на поверхности кожи, позволяет биологически активным веществам, входящим с состав косметических средств, дольше на ней задерживаться, что повышает вероятность того, что они проникнут в эпидермис.Гиалуроновая кислота в составе солнцезащитных средств, дневных кремов и декоративной косметики может на время «прикрыть» поврежденный роговой слой, не позволяя коже обезвоживаться, пока идут восстановительные процессы в эпидермисе. Гиалуроновая кислота способствует регенерации тканей без образования шрамов, делает кожу более мягкой и гладкой. Обладает способностью стимулировать клеточную миграцию и пролиферацию. Применяется в качестве увлажняющего, защитного и гелеобразующего косметического компонента. Высокомолекулярная гиалуроновая кислота имеет большой молекулярный вес(ее молекулы большие в размерах) и не проникают вглубь кожи. Благодаря этому, она быстро обволакивает поверхность кожи, создавая увлажняющую пленочку. Способствуя регенерации воссанавливает верхний слой кожи. Низкомолекулярная гиалуроновая кислота — наоборот, имеет маленький молекулярный вес(молекулы маленького размера). Они всасываются вглубь кожи и начинают действовать в более глубоких слоях, оздоравливая ее «изнутри». В составе кремов может входить одновременно как низко-, так и высокомолекулярная кислоты обеспечивая действие на поверхности и в глубине кожи. Эмульсии на основе гиалуроновой кислоты имеют мягкую и нежную консистенцию, кроме того, они прекрасно совместимы с кожей и никогда не вызывают раздражения и аллегрических реакций. Некамедогенна, благодаря чему может применяться для чувствительной кожи.

Области применения:

— увлажняющие гели и кремы;

— губная помада и бальзамы для губ;

— антицеллюлитные крема;

— гели для век и кожи вокруг глаз;

— лосьоны после загара;

— противовоспалительные лосьоны;

— ранозаживляющие и солнцезащитные средства;

Косметическое сырье.

Вся информация, представленная на сайте, носит справочный характер, перед применением рекомендуется протестировать на индивидуальную реакцию.

Гиалуроновая кислота высокомолекулярная, 1 г

INCI: Sodium hyaluronate


Описание: белый порошок, хорошо растворимый в воде
Молекулярный вес: 2,0 млн. Дальтон

Гиалуроновая кислота бывает высокомолекулярной и низкомолекулярной. Высокомолекулярная ГК (вес молекулы около 2 млн. Да) имеет размер молекулы, не позволяющий ей проникать в глубокие слои кожи, однако она образует на поверхности кожи защитную пленку, удерживающую влагу и «запечатывающую» микроповреждения в роговом слое.. Высокомолекулярная гиалуроновая кислота  часто используется в косметических средств, рекомендуется для молодой кожи.

Высокомолекулярная гиалуроновая кислота дает быстрый эффект лифтинга и разглаживания кожи. Низкомолекулярная проникает в глубокие слои кожи, обеспечивает целостность кожного барьера и обеспечивает УФ-протекцию.

Натуральная гиалуроновая кислота является великолепным увлажнителем и естественным компонентом кожи человека. Гиалуроновая кислота отвечает за регенерацию кожи, если ее синтез в клетках замедляется (в следствии старения, солнечных ожогов и т.д.) то кожа теряет внешнюю привлекательность и начинает увядать. 

Раствор гиалуроновой кислоты хорошо распределяется по всей поверхности кожи. Косметические средства с гиалуроновой кислотой имеют приятную  и нежную консистенцию, кроме того, они прекрасно совместимы с кожей и не вызывают раздражения и аллегрических реакций.

При использовании она образует тонкую прозрачную вязко-упругую пленку на поверхности кожи, что позволяет сохранить основные составляющие молодой и здоровой кожи: эластичность, упругость и тонус.

Высокомолекулярная гиалуроновая кислота в составе солнцезащитных средств, дневных кремов и декоративной косметики может на время «прикрыть» поврежденный роговой слой, не позволяя коже обезвоживаться, пока идут восстановительные процессы в эпидермисе.

Действие:

  • Увлажнитель
  • УФ-протектор (регулирует образование ферментов, защищающих кожу от УФ-излучения)
  • Транспортная система
  • Поддержание целостности кожного барьера

Область применения гиалуроновой кислоты

:

  • увлажняющие кремы, гели, сыворотки, тоники
  • средства по уходу  вокруг глаз и век
  • средства до/после загара, солнцезащитная косметика
  • противовоспалительные и ранозаживляющие средства

 Рекомендации по применению: ввод в рецептуры 0,01-0,1%, предварительно растворяется в небольшом количестве водной фазы. Нагрев допускается.

 

Гиалуроновая кислота: правда и мифы

Сегодня о гиалуроновой кислоте, кажется, знают почти все.

Ее добавляют в кремы и сыворотки, проводят с ее помощью омолаживающие косметические процедуры и даже далекие от вопросов косметологии люди слышали о чудесных свойствах этого вещества.

Правда ли, что «гиалуронка» так эффективна и является панацеей от старения кожи или это очередной маркетинговый ход производителей косметики?  Как правильно использовать ее свойства, чтобы добиться выраженного эффекта?

Волшебный эликсир от старения?

Одно из основных свойств гиалуроновой кислоты – способность связывать и удерживать молекулы воды, благодаря этому она действительно способствует увлажнению неглубоких слоев кожи.

Но при этом «гиалуронка» отнюдь не является «волшебным эликсиром», спасающим от старения кожи в целом, ведь на этот процесс влияет не только степень увлажненности кожи, но и такие неизбежные факторы, как птоз, образование пигмента и глубокие мимические морщины-«заломы».

Косметика и косметология

Что касается испрльзования гиалуроновой кислоты в косметологии, то здесь нужно знать, что используемая в косметике «гиалуронка» подразделяется на высокомолекулярную и низкомолекулярную. От этого показателя будет зависеть,  как глубоко смогут проникнуть молекулы вещества в слои кожи.

Высокомолекулярная гиалуроновая кислота применяется в косметологии, как основа для биоревитализации кожи, заполнения глубоких складок, коррекции формы губ, носа, скул (филлеры). Ее вводят в кожу лица с помощью ультразвука, лазера, электрофореза и уколов, обеспечивая равномерное распределение.

Применение высокомолекулярной «гиалуронки» на коже не особенно эффективно – она лишь образует тонкую пленку-«барьер» на поверхности кожи, которая «притягивает» влагу из воздуха и удерживает ее в коже, предохраняя от обезвоживания.  

Низкомолекулярная гиалуроновая кислота используется при изготовлении кремов, тоников и сывороток. Благодаря своим свойствам она без труда просачивается в верхние слои кожи, удерживая влагу и обеспечивая увлажнение неглубоких слоев кожи.

При покупке косметических средств, содержащих «гиалуронку», уточняйте какая именно кислота, высокомолекулярная или низкомодекулярная, в них содержится. Низкомолекулярная помогает вырабатывать коллаген и эластин, а высокомолекулярная избавляет кожные покровы от сухости и стянутости. Поэтому, если в основе средства содержится низкомолекулярная «гиалуронка», оно будет способствовать омоложению кожи, а если высокомолекулярная – то такое средство будет эффективно увлажнять кожу.

Гиалуроновая кислота в составе солнцезащитных средств также полезна — она помогает продотвратить потерю влаги под воздействием жетских солнечных лучей. 

Нужно также помнить, что во многом результат применения препаратов на основе гиалуроновой кислоты зависит от качест­ва продукции. Поэтому следует использовать только сертифицированную продукцию и отдавать предпочтение известным и проверенным производителям.

Что такое гиалуроновая кислота и какие её виды эффективны?

На чтение 5 мин.

О том, что такое гиалуроновая кислота и почему она полезна для красоты знает каждый. Но вот о том, что не всякая форма этого химического соединения эффективная для омоложения редко кому известно. Поэтому в нашей статье мы расскажем, какая гиалуроновая кислота используется в косметических средствах и почему не все они работают. 

Что такое гиалуроновая кислота?

Гиалуроновая кислота — это причудливое название жизненно важного природного вещества, которое поддерживает молодость нашей кожи на клеточном уровне. Она создает защитный барьер и запускает регенерацию клеток. В молодом возрасте содержание естественной гиалуроновой кислоты в организме достигает пика до 8000000 дальтон. Когда этот уровень снижается, кожа теряет свою упругость. появляются морщины и обвисания. На помощь приходит искусственная гиалуроновая кислота “выращенная” в лабораториях и внедренная в состав косметических средств. 

Она содержится в увлажняющих средствах на водной основе, сыворотках, патчах, — да почти во всех средствах для возрастной кожи. Но далеко не все эти средства по-настоящему эффективны. Всё потому, что полезен для кожи только один тип гиалуроновой кислоты. Недобросовестные продавцы часто заменяют его на дешевые аналоги, ведь закон не обязывает указывать тип используемой кислоты на упаковках!


Читать далее:

Уход за кожей после пятидесяти лет: тонкости и правила


Как действует гиалуроновая кислота?

После того, как гиалуроновая кислота впитается, она удерживает воду в 1000 раз больше своего веса, что придает коже мягкую, гладкую текстуру и более ровный оттенок. Она разглаживает морщины, восстанавливает защитный барьер, что делает ее хорошим выбором для сухой и обезвоженной кожи.

В косметике используются разные типы гиалуроновой кислоты. Эффективность средств варьируется в зависимости от размера молекул используемой гиалуронки, который измеряется в дальтонах.

Почему размер имеет значение?

Но не все молекулы гиалуроновой кислоты одинаковы. На самом деле существует шесть разных размеров. Разные молекулярные массы проникают на разные уровни кожи. Молекулы с более низкой молекулярной массой меньше по размеру и поэтому могут достигать более глубоких слоев кожи. С другой стороны, молекулы с высоким молекулярным весом работают на  поверхности, обеспечивая хоть и заметные, но кратковременные результаты. 

Ниже приведена таблица, в которой показаны различные размеры молекул гиалуроната натрия и его влияние:

Самая эффективная гиалуроновая кислота

Есть определенные критерии, по которым можно определить эффективную гиалуроновую кислоту. 

Высокомолекулярная гиалуроновая кислота

Гиалуроновая кислота с высоким молекулярным весом состоит из молекул массой от 1500 кДа и проникает через кожный барьер, образует защитную пленку, поверхностно увлажняет кожу и повышает ее эластичность. К сожалению, эта пленка быстро смывается, так что реального длительного эффекта не возникает. Этот вид обладает противовоспалительными свойствами, поэтому отлично подходит для проблемной кожи.

Низкомолекулярная гиалуроновая кислота

Гиалуроновая кислота с низким молекулярным весом состоит из молекул размером 50 кДа  и глубоко проникает в кожу. Удерживает воду в соединительной ткани, делает кожу более упругой, заметно уменьшает морщины, имеет более длительный эффект.

Виды гиалуроновой кислоты и принцип действия

Клинические исследования

Исследования показали, что для косметики должна использоваться гиалуроновая кислота с параметрами от 80 000 до 1 000 000 дальтон (80-1 000 кДа). Это оптимальный размер молекул, который способен поддерживать увлажнение и эластичность кожи. Все, что выше, не принесет особой пользы и будет иметь кратковременный эффект, который исчезнет после того, как вы очистите лицо. Все, что ниже, может вызвать воспаление при использовании в слишком высоких дозах, поскольку проникает глубоко в кожу.

Топ средств с “правильной гиалуронкой”

Мы составили для вас список из корейских косметических средств с правильной гиалуроновой кислотой в составе:

  • All In One Snail Repair Cream — крем с гиалуроновой кислотой способствует регенерации кожи, устраняет послеоперационные шрамы, ожоги. пигментацию, укрепляет, повышает эластичность.
  • Acence Blemish Control Soothing Gel Cream — крем борется со следами постакне, восстанавливает липидный баланс, стимулирует обменные процессы и регенерацию кожи.
  • Aqua Hyaluronic Acid Water Drop — крем обеспечивает глубокое увлажнение, регулирует выработку кожного сала, возвращает упругость, повышает защитный барьер.
  • All In One Collagen and Hyaluronic Ampoule — сыворотка с гиалуроновой кислотой предотвращает обезвоживание кожи, улучшает внутриклеточный метаболизм, значительно сокращает возрастные проявления.
  • 5α Control Clearing Serum in Emulsion — новинка в косметическом мире, эссенция с гиалуроновой кислотой сужает поры, обладает противовоспалительным эффектом и легкой текстурой, которая впитывается в считанные секунды.

Вместо заключения

Хотя гиалуроновая кислота притягивает и удерживает влагу, она не препятствует её испарению с течением времени. Вот почему важен комплексный уход за кожей лица. Для ежедневного ухода подберите средства, усиливающие эффект гиалуроновой кислоты, например, питающее масло для лица. Оно удерживает влагу, которая впиталась вместе с гиалуроновой кислотой в кожу. Средства дополняют друг друга и работают на то, чтобы кожа оставалась ухоженной и увлажненной постоянно, а не время от времени.

Ayoume Face Oil 


Рекомендуем:

ВЕК Косметик: Гиалуроновая кислота

Гиалуроновая кислота является природным материалом, содержащимся в нервных, соединительных и эпителиальных тканях. При этом она является не только одной из составляющих всех жидкостей в организме, но и отвечает за вязкость и сохранность влаги в межклеточном пространстве. К этому стоит добавить, что данное вещество участвует в процессах регенерации.

Гиалуроновая кислота является одним из значимых компонентов в составе препаратов V.E.C.

Данный компонент чрезвычайно полезен для организма, и с этим спорить бессмысленно. Он не только воздействует на поверхностные слои кожи, но и стимулирует внутренние процессы, способствующие омоложению кожи.

Технологии производства.

1.     Длительное время применялись препараты с гиалуроновой кислотой животного происхождения. Ее получали путем ферментативного расщепления измельченных частей животных (глаза и хрящи крупного рогатого скота, петушиные гребни, синовиальная внутрисуставная жидкость, пуповины) в результате специальной двухэтапной очистки и осаждения. Технология предусматривала использование дистиллированной воды и высокой температуры (85-100 градусов). Значительная часть высокомолекулярной фракции разрушалась, превращаясь в низкомолекулярную. Кроме того, оставались белки животного происхождения.

Эффект после инъекций таких препаратов в целях косметической коррекции лица сохранялся недолго, иногда способствовал образованию дермальных узлов. Но препарат особенно был опасен тем, что часто становился причиной выраженных воспалительных и аллергических реакций из-за наличия животного белка. Поэтому такая технология уже почти не применяется.

2.     С недавнего времени в фармацевтической промышленности ГК получают способом биотехнологического синтеза. В этих целях используются микроорганизмы (стрептококки), выращенные на пшеничном бульоне. Они вырабатывают гиалуроновую кислоту, которая на последующих этапах очищается, высушивается и подвергается многократному бактериологическому и химическому исследованиям. Такой препарат почти полностью соответствует кислоте, вырабатываемой в организме человека. Он почти не вызывает аллергических и воспалительных реакций.

Виды гиалуроновой кислоты

Молекулярная масса подразделяет гиалуроновую кислоту на две разновидности:

·        Низкомолекулярную;

·        Высокомолекулярную.

Уникальность этого вещества заключается в присутствии молекул, у которых цепочки полисахаридов имеют различную длину. Воздействие на клетки и свойства этих кислот в основном зависят от длины.Высокомолекулярная гиалуроновая кислота, также как низкомолекулярная может связывать и задерживать влагу, образовывая студенистую массу.Применяется при биологической ревитализации, в коррекционной пластике, для заполнения складок, а также содержатся в составе косметических средств.

Гиалуроновая низкомолекулярная кислота имеет молекулы с короткой цепью, обладает противовоспалительным действием. В косметологии она нашла свое применение как один из ингредиентов в косметических средствах, таких как крем и тоник. Там она не теряет своих качеств, глубоко и надолго просачиваясь в кожу.

В лечебных целях низкомолекулярная кислота используется для лечения:

·        Угревой сыпи

·        Высыпаний герпеса

·        Ожогов

·        Псориаза и трофических язв

Высокомолекулярная имеет большие размеры. Она не в состоянии проникнуть в глубинный слой кожи при ее наружном использовании. Это свойство ограничивает ее действие на поверхности. Там это вещество формирует тонкую пленку, которая обладает характерными особенностями, то есть удерживает влагу внутри кожи и собирает ее из воздуха. Выбор препаратов с гиалуроновой кислотой очень зависит от функции, которую предстоит выполнять этому веществу, и конечно от результата, который хочет видеть пациент.

Свойства гиалуроновой высокомолекулярной кислоты

Кислота гиалуроновая высокомолекулярная в меньшей степени проникает вглубь кожного покрова. Она выполняет абсолютно иную функцию, а именно активно увлажняет поверхность. Ее использование в косметологии в ряде процедур обеспечивает моментальный эффект подтяжки – выравнивание кожи. Другим ее свойством является стимуляция в коже клеточных процессов.

Это вещество делает кожную поверхность:

·        Упругой

·        Высоко устойчивой к отрицательным внешним воздействиям

Этот тип гиалуроновой кислоты применяется в:

·        Хирургии

·        Офтальмологии

·        Косметологии

Высокомолекулярные разновидности этого вещества с молекулярной массой 500 – 730 кДа помогают:

·        Сдерживать увеличение количества кровеносных и лимфатических сосудов

·        Купировать воспалительные процессы

·        Сдерживать деление и перемещение клеток в поврежденную область

·        Усилить соединение ферментов и восстановление клеток

·        Предотвратить разрушение хрящей

Гиалуроновая высокомолекулярная кислота обладает свойствами:

·        Противовоспалительными

·        Антиоксидантными

·        Восстанавливающими

Ее наличие в препаратах способствует повышению воздействия на организм других полезных ингредиентов, находящихся в нем.

Гиалуроновая кислота | Hollyshop.ru

Гиалуроновая кислота — это несульфированный гликозаминогликан, входящий в состав соединительной ткани, эпителия и нервных волокон человека. Является одним из основных компонентов внеклеточного матрикса. Это вещество, которое вырабатывается в организме любого человека. Например, в теле человека весом 70 кг в среднем содержится около 15 граммов гиалуроновой кислоты, треть из которой преобразуется (расщепляется или синтезируется) каждый день. Половина от этого количества содержится в клетках рогового слоя кожи. 

Одна молекула гиалуроновой кислоты способна связывать около 500 молекул воды. Таким образом, это вещество формирует оптимальный уровень увлажненности кожи, а значит способствует поддержанию упругости, эластичности и гладкости кожных покровов. Но основной вопрос заключается в том, что этот компонент с возрастом начинает вырабатываться в значительно меньшем количестве. Для того, чтобы сохранить молодость кожи гиалуроновую кислоту после 25-30 лет следует использовать извне. Легче всего это сделать с помощью косметических продуктов.


В косметике гиалуроновая кислота представляет собой мелкозернистый белый порошок, хорошо растворимый в воде. В косметической индустрии чаще всего используется синтетический аналог ГК — гиалуронат натрия.
В соответствии с международной системой обозначения косметический ингредиентов INCI (International Nomenclature of Cosmetic Ingredients), гиалуроновая кислота в описании составов косметических продуктов называется следующим образом: Hyaluronic Acid или Sodium Hyaluronate. Этот компонент в составе вашей сыворотки, крема или маски для лица помогает удерживать влагу в коже, повышать уровень pH и создавать прозрачную неосязаемую защитную пленку. Кожа уплотняется изнутри, разглаживается и приобретает более свежий и молодой вид.

Косметические свойства ГК:

  • Создает на коже невидимый барьер, препятствующий испарению влаги;
  • Улучшает структуру кожи;
  • Способствует регенерации эпидермиса;
  • Сокращает мелкие морщинки;
  • Делает кожу гладкой и нежной;

На сегодняшний день косметические средства с гиалуроновой кислотой весьма популярны. Их главное преимущество – видимый и ощутимый эффект. Кремы, лосьоны, сыворотки и другие средства в составе которых значится гиалуроновая кислота восстанавливают даже самую чувствительную и сухую кожу за несколько применений. ГК также входит в состав средств для сухих и ломких волос, несмываемых сывороток, укладочных средств. Максимальная дозировка гиалуроновой кислоты составляет до 0,5%. Вводить можно в водную фазу или в готовую эмульсию.





Один из самых часто встречающихся вопросов относительно ГК касается её способностью или неспособностью проникать в клетки кожи с внешними продуктами (кремами, лосьоными и т.д.) Это действительно актуальная тема и вот почему. Гиалуроновая кислота бывает низкомолекулярной и высокомолекулярной. Высокомолекулярная ГК неспособна проникнуть глубоко в эпидермис — это так. Но этот факт не означает, что высокомолекулярная гиалуроновая кислота бесполезна. Это вещество при нанесении на кожу не проникает в глубокие слои кожи, а образует на ней защитную пленку, которая удерживает влагу в коже  и способствует её глубокому питания, поддержанию упругости и омоложению.

Вернуться в блог

Мифы и факты о ГК в косметике и инъекционных препаратах

05.06.2020

В наше время трудно найти человека, не знакомого с таким чудо-веществом, как гиалуроновая кислота. Но на просторах интернета и в СМИ можно встретить много разнообразной и противоречивой информации. Целые рекламные кампании косметических (и не только) средств построены на использовании гиалуроновой кислоты. Помимо этого, она является основным ингредиентом во многих инъекционных препаратах, предназначенных как для косметических процедур, так и для имплантации в мягкие ткани и суставы. Но маркетологи зачастую преподносят факты, которые, хоть и способствуют продвижению продукта, но не отражают механизм действия и роль ингредиента в его составе. В этой статье мы развеем основные мифы и разберемся в свойствах гиалуроновой кислоты.

Общие сведения

Как всегда, начнем с теоретического экскурса. Гиалуроновая кислота — один из важнейших компонентов многих органов и тканей человеческого организма. Это вещество отвечает за упругость и плотность кожи, переносит в ее слоях воду и растворенные вещества, обеспечивает подвижность суставов, а также является основным структурным компонентом стекловидного тела глаза. Натриевую соль гиалуроновой кислоты, применяемую в косметических средствах, называют гиалуронатом (хотя, учитывая особенности строения молекулы, правильно говорить «гиалуронан»).

Роль и свойства гиалуроновой кислоты, которую кожа получает извне, зависят, в первую очередь, от количества структурных звеньев в молекуле этого ингредиента; с точки зрения химии, следует различать низко-, средне- и высокомолекулярные соединения. Также, путем химической модификации можно получить т. н. «сшитую» гиалуроновую кислоту, используемую в филлерах и препаратах для протезирования. Но сегодня мы поговорим о немодифицированном, более привычном виде этого ингредиента.

Свойства гиалуроновой кислоты

Основные свойства этого вещества зависят от размера его молекул. Низкомолекулярный гиалуронан при прямом внутрикожном введении может вызывать аллергические реакции из-за сходства с размерами молекулы различных антител. Среднемолекулярная гиалуроновая кислота практически неспособна к активации иммунной системы, но быстро подвергается биодеградации в тканях организма ферментом гиалуронидазой. А высокомолекулярный гиалуронан, несмотря на более продолжительную во времени химическую стабильность, может спровоцировать появление отека в месте ввода. Поэтому, размер молекулы строго определяет ее область применения.

Но, на этот показатель также влияет чистота сырья, которое может стоить от 300????до 30000????за килограмм. В настоящее время практически вся гиалуроновая кислота, использующаяся в продуктах для профессиональной косметологии, биосинтетического происхождения. Она безопасна, так как не содержит животных (белковых) примесей, является продуктом современной биотехнологии, а значит — высоко очищена, что сводит риск аллергических реакций практически к нулю.

Гиалуроновая кислота вообще крайне редко вызывает аллергические реакции, т.к. это вещество является родственным нашему организму. Так, если на коже есть травмы, гиалуроновая пленка помогает более быстрому их заживлению. Это касается и угревой сыпи, и воспалений после бритья.

Гиалуроновая кислота и увлажненность: миф или реальность?

Гиалуроновая кислота в наружной косметике чаще всего позиционируется, как прекрасный увлажняющий ингредиент. Говорят, что одна молекула гиалуроновой кислоты способна притягивать 500 молекул воды. Причём брать эту воду чудо-вещество может не только из глубоких слоёв кожи, но и из воздуха. На этом факте часто выстроены целые рекламные кампании.

Но тут маркетологи немного лукавят. Во-первых, количество удерживаемой влаги зависит от количества молекул в цепочке гиалуронана. Также, уровень насыщения этого биополимера водой (а гиалуроновая кислота в присутствии воды, скорее, набухает с образованием геля, чем растворяется) сильно зависит от способа нанесения на кожу.

Так, высокомолекулярная гиалуроновая кислота при поверхностном нанесении на кожу образует невидимую пленку. Как утверждают маркетологи, эта пленка одновременно удерживает воду на поверхности и притягивает из воздуха. И здесь мы сталкиваемся с парой несоответствий.

Первое НО: наша кожа питается водой только изнутри нашего организма. Эволюция не предусмотрела удержание кожей воды из воздуха. Поэтому пленка из гиалуроновой кислоты скорее приведет к образованию «парника», чем легкого водяного щита.

Второе НО: гиалуроновая кислота присутствует в нижних слоях дермы и, как любая другая молекула соединительной ткани, выполняет обменную функцию – переносит молекулы воды (и не только) к поверхности кожи. За удержание воды в верхних роговых слоях отвечают уже другие вещества – аминокислоты, сахара, пирролидин-α-карбоновая кислота. Поэтому искусственное удержание воды с помощью пленки гиалуроновой кислоты на регулярной основе приводит к нарушению естественного механизма увлажнения кожи.

Основная причина, по которой производители профессиональных средств используют гиалуроновую кислоту в своих составах, часто не озвучивается: гиалуроновая пленка повышает эффективность усвоения других активных веществ. В этом случае достаточно концентрации 0,1-0,5%. Так что, если в составе средства она указана в конце списка ингредиентов — это нормально.

Варианты применения

Как мы отметили выше, размер молекулы гиалуроновой кислоты определяет область ее применения. Например, в настоящее время широко представлены крема с низкомолекулярной гиалуроновой кислотой, которая способна проникнуть в кожу, и обладает выраженным противовоспалительным эффектом. Крема с такой формой гиалуроновой кислоты подойдут для сухой, обезвоженной, чувствительной, раздражённой кожи. Мелкие морщинки, кстати, становятся менее заметными именно на хорошо увлажненной коже. Такая гиалуроновая кислота стоит дорого, поэтому и средство будет недешевым. Эффект заметен примерно через месяц ежедневного использования.

Среднемолекулярная гиалуроновая кислота в косметологии используется редко, так как в составе крема молекулам такого размера тяжело проникнуть в кожу. С другой стороны, эта форма гиалуронана, пожалуй, самая физиологичная, и действует по механизму, схожему с принципами естественной выработки гиалуроновой кислоты в коже (синтез гиалуроновой кислоты фибробластами). Говоря простым языком, фибробласты воспринимают такую молекулу как нативный продукт распада, и начинают сами производить больше гиалуроната, чтобы количество синтезированной кислоты соответствовало количеству выведенной.

В инъекционной продукции (мезотерапия, биоревитализация) преобладает высокомолекулярная гиалуроновая кислота, которая обладает антиоксидантным действием. При применении в оптимальной концентрации, вероятность появления отеков сведена к минимуму и будет обусловлена скорее индивидуальными особенностями кожи.

По мере процесса усвоения организмом полученного извне гиалуронана, его молекулярная цепочка становится короче, а кислота проявляет химические и механические свойства среднемолекулярной, а затем и низкомолекулярной гиалуроновой кислоты.

Инъекции гиалуроновой кислоты помогут при морщинах, дряблости, птозе. До 40 лет справится мезотерапия, более взрослым пациентам рекомендуется биоревитализация Эффект держится до полугода, потом — новый курс или старые морщины, ведь синтез собственной гиалуроновой кислоты можно активировать в любом возрасте, но с разной эффективностью.

Еще несколько мифов

Один из самых популярных мифов — гиалуроновая кислота вызывает привыкание. Физиологически, никакого привыкания этот ингредиент, конечно же, не вызывает (если только речь не идет о суставных протезах – в этом случае замещение соединительной ткани гиалуроновым гелем необходимо). Говоря об эффекте привыкания к гиалуронану подразумевают, скорее, психологический дискомфорт. Если перестать следить за кожей, в зеркале скоро появятся все те недостатки, которые когда-то сподвигли человека на знакомство с эстетической медициной. Поэтому результат любой корректирующей процедуры нуждается в регулярной поддержке, а значит, и гиалуроновая кислота всегда будет присутствовать в системе ухода за кожей.

Еще одно распространенное заблуждение – что эффект от инъекций гиалуроновой кислоты быстро проходит. Введённая инъекционно гиалуроновая кислота может быть полностью выведена организмом за 14 дней, но эффект от процедуры сохранится гораздо дольше за счёт активации гуморального иммунного ответа, а также процессов выработки собственной гиалуроновой кислоты. Именно поэтому курс процедур биоревитализации достаточно делать раз в год.

И напоследок: не стоит ждать от гиалуроновой кислоты в виде БАД такого же эффекта, как от крема или инъекций. Во-первых, идет распределение гиалуроновой кислоты на весь организм, а есть она практически везде, и коже достанется немного. Во-вторых, для достижения видимого результата нужно принимать такой БАД минимум 2-3 месяца подряд.

Заключение

Помните, что самое важное в применении, как косметики, так и инъекционных продуктов с гиалуроновой кислотой (или без нее) это системный подход. Если начали курс, то обязательно завершите его, или вообще не начинайте. И если начали, то не забывайте поддерживать и улучшать свои результаты на пути к прекрасному.

Список литературы

1. Matarasso SL. Practice forum: Understanding and using hyaluronic acid. Aesthetic Surg J. 2004;24:361-4.

2. 7. Ferry JD. Viscoelastic properties of polymers. 3rd ed. New York: John Wiley & Sons, Inc; 1980.

3. Jubb RW, Piva S, Beinat L, Dacre J, Gishen P (2003). «A one-year, randomised, placebo (saline) controlled clinical trial of 500-730 kDa sodium hyaluronate (Hyalgan) on the radiological change in osteoarthritis of the knee». International Journal of Clinical Practice. 57 (6): 467–74.

4. «Hyaluronate sodium: Indications, Side Effects, Warnings» (Web). Drugs.com. Drugs.com. 5 February 2014. Retrieved 25 February 2014.

5. Hargittai M, Hargittai I, Balazs EA (2011). History of Hyaluroan Science: From Basic Science to Clinical Applications. 2. Pubmatrix. ISBN 978-0-9820350-4-7.

6. 18

Рис. 1. Строение мономерного звена гиалуроновой кислоты


Рис. 2. При растворении гиалуроновой кислоты наблюдается сильное межмолекулярное взаимодействие, происходит ее набухание с образованием вязкого геля.


Рис. 4. Проникающая способность гиалуроновой кислоты в зависимости от размера молекул


Преимущества высокомолекулярной гиалуроновой кислоты

Каждый день наш организм расщепляет сахара, белки и жиры, которые мы потребляем, и использует сырье для создания веществ, необходимых нам для жизни и здоровья. Одним из таких незаменимых веществ является гиалуроновая кислота (ГК) — молекула сахара с длинной цепью, которая может удерживать в воде до 1000 раз больше своего веса!

Ваше тело прямо сейчас вырабатывает эту удивительную водолюбивую молекулу и использует ее для смазки суставов, увлажнения глаз и помогает коже и волосам удерживать влагу, необходимую им для того, чтобы оставаться эластичными и молодыми.

Откуда наш организм получает гиалуроновую кислоту и сколько у нас есть?

Поскольку гиалуроновая кислота редко встречается в пищевых источниках, наш организм должен производить ее самостоятельно. Для этого мы строим длинные цепи гиалуроновой кислоты из двух других сахаров (глюкуроновой кислоты и n-ацетилглюкозамина). Одна молекула гиалуроновой кислоты может содержать до 25 000 повторяющихся цепочек этих двух сахаров! Под микроскопом эти длинноцепочечные молекулы выглядят как крошечные волокна, каждое из которых стремится связать любые молекулы воды, с которыми они сталкиваются.В среднем человеческое тело содержит около 15 граммов гиалуроновой кислоты в любой момент{1}, которая постоянно вырабатывается, используется и перерабатывается по мере необходимости во всех наших системах.

Что делает гиалуроновая кислота с высоким молекулярным весом?

Молекула гиалуроновой кислоты с длинной цепью, которую наш организм вырабатывает естественным образом, имеет преимущественно высокую молекулярную массу (HMW). Эта тяжелая молекула (HMW-HA) идеально подходит для нескольких биологических процессов, включая связывание рецепторов (как клетки взаимодействуют и транспортируют вещества), передачу сигналов (как клетки «знают», когда начинать или заканчивать процесс) и миграцию клеток (как клетки двигаться туда, где они нужны.

Вот лишь несколько вещей, которые HMW-HA делает для нас.

  • Помогает нашему телу с синовиальной жидкостью, которая смазывает и смягчает наши суставы во время нормальной повседневной деятельности.
  • Помогает нашим глазам сохранять жизненно важную влагу и поддержку с возрастом
  • Способствует увлажнению кожи
  • Помогает поддерживать влажность и здоровье наших волос.

Если наш организм вырабатывает гиалуроновую кислоту, зачем нам добавки?

Хотя наши тела вполне способны производить все HMW-HA, в которых мы нуждаемся, когда мы молоды, эта способность начинает уменьшаться с возрастом.Человек старше 50 лет может производить только половину HMW-HA, как в подростковом возрасте.

Высокомолекулярная ГК по сравнению с низкомолекулярной

Наше осознание важности добавок гиалуроновой кислоты резко возросло за последние несколько десятилетий. В ответ производители начали продавать различные низкомолекулярные (LMW) версии молекулы гиалуроновой кислоты.

Этот LMW-HA, как правило, проще и дешевле в производстве, что позволяет новым производителям выйти на рынок, но эти варианты LMW имеют некоторые существенные недостатки по сравнению с HMW-HA.

Друг или враг?  В то время как системы нашего организма легко распознают HMW-HA (потому что это то, что преимущественно вырабатывается естественным путем), LMW-HA может легко сбить наш организм с толку и может быть неправильно идентифицирован.

Сила увлажнения. Одна из самых удивительных особенностей гиалуроновой кислоты — ее способность связывать воду. Чем крупнее молекула, тем больше она способна выполнять эту функцию. В суставах, например, HMW-HA создает желеобразную жидкость (называемую синовиальной жидкостью), которая смазывает и смягчает суставы.Меньшим молекулам, таким как LMW-HA, может не хватать гидратирующей способности для полноценного выполнения этой работы.

В Hyalogic® мы понимаем науку, лежащую в основе ГК, и то, как она работает в нашем организме. Вот почему мы производим высококачественную гиалуроновую кислоту для наших продуктов, таких как сыворотка Episilk Pure HA и капсулы Optimize HA. И поскольку мы используем HMW-HA из естественного процесса ферментации, а не из животных, Hyalogic® Hyaluronic Acid считается подходящей для веганов!

Посетите нашу домашнюю страницу и узнайте, что продукты Hyalogic® с гиалуроновой кислотой могут сделать для вас!

[1] https://en.wikipedia.org/wiki/Гиалуроновая_кислота

Влияние высокомолекулярной гиалуроновой кислоты на хондроциты, культивированные в пористых каркасах из коллагена/гиалуроновой кислоты

Инженерия хрящевой ткани путем культивирования хондроцитов в пористых каркасах является одним из многообещающих методов восстановления или восстановления функций пораженного хряща. Гиалуроновая добавка (ГК) использовалась в пористых каркасах или гидрогелях для стимулирования пролиферации хондроцитов и синтеза внеклеточного матрикса хряща (ECM).Однако остается неясным, оказывает ли ГК в каркасах благотворное влияние на хондроциты, возможно, из-за неконтролируемой структуры пор и неоднородности ГК в каркасах. В этом исследовании гомогенные каркасы из коллагена/ГК с хорошо контролируемой и взаимосвязанной структурой пор были приготовлены путем подавления образования полиионного комплекса между коллагеном и ГК и использования частиц льда в качестве порообразователя. Структуру пор и механические свойства каркасов из коллагена/ГК и каркасов из коллагена можно хорошо контролировать.Высокомолекулярная ГК в каркасах из коллагена/ГК ингибировала клеточную пролиферацию, синтез сульфатированного гликозаминогликана и хрящевого ЕСМ по сравнению с результатами для коллагеновых каркасов. Это исследование должно предоставить дополнительную информацию о влиянии ГК в пористых матриксах на поведение хондроцитов в 3D-культуре.

У вас есть доступ к этой статье

Подождите, пока мы загрузим ваш контент… Что-то пошло не так. Попробуйте снова?

Руководство по сывороткам и кремам для лица – Генри Тианус

 

«С молекулярной массой менее 6000 дальтон (0.0000000000000000001 грамм), сверхнизкомолекулярная гиалуроновая кислота является наиболее эффективным типом гиалуроновой кислоты в средствах по уходу за кожей».

 

Гиалуроновая кислота, естественным образом присутствующая в нашем организме, особенно в суставах и коже, придает нашей коже молодость и упругость. Он часто используется в качестве активного ингредиента в антивозрастных продуктах по уходу за кожей. Он действует как резервуар воды для клеток кожи, предотвращая сухость и обезвоживание. Уровни гиалуроновой кислоты в нашей коже с возрастом снижаются, вызывая морщины, морщины и дряблость кожи.К счастью, сыворотки и кремы для лица, содержащие гиалуроновую кислоту, помогают свести к минимуму признаки старения.

Гиалуроновая кислота в средствах по уходу за кожей состоит из гиалуроната натрия. В зависимости от молекулярной массы существуют разные типы гиалуроната натрия. Наиболее эффективна гиалуроновая кислота с наименьшей молекулярной массой, которая проникает глубже в кожу. Чем глубже гиалуроновая кислота проникает в кожу, тем лучше результаты. Прежде чем купить сыворотку и крем для лица, содержащие гиалуроновую кислоту, убедитесь, что вы знаете, какой тип гиалуроновой кислоты является наиболее эффективным.

1. Ультранизкомолекулярная гиалуроновая кислота

Ультранизкомолекулярная гиалуроновая кислота изготовлена ​​из гиалуроната натрия со средней молекулярной массой менее 6000 дальтон (1 дальтон = 0,000000000000000000000000166 грамм). На сегодняшний день это лучшая гиалуроновая кислота, содержащаяся в сыворотках и кремах для лица. Гиалуроновая кислота ULMW обладает самой высокой проникающей способностью через кожу среди всех типов гиалуроновой кислоты. Это один из самых эффективных ингредиентов для восстановления молодости кожи изнутри.

Как специалист по борьбе со старением, я настоятельно рекомендую использовать сыворотку и крем для лица, содержащие гиалуроновую кислоту со сверхнизкой молекулярной массой. Это дорогой ингредиент, но оно того стоит. Если на вашей коже проявляются явные признаки старения, наносите Bio-Collagen Serum на свежеочищенную кожу лица и шеи утром и вечером. Эта мощная антивозрастная сыворотка содержит гиалуроновую кислоту со сверхнизкой молекулярной массой и наночастицы 24-каратного золота для омоложения клеток кожи.Он также содержит ресвератрол, феруловую кислоту и коэнзим Q10 для усиления защитного механизма кожи и защиты клеток кожи от биологических факторов старения и окружающей среды.

 

«Подтяжка лица во флаконе! В восторге от моей покупки. Через несколько минут моя кожа становится более упругой и выглядит свежее».

Рэйчел узнать больше >>>

 

2. Сверхнизкомолекулярная гиалуроновая кислота

Гиалуроновая кислота SLMW имеет среднюю молекулярную массу менее 50 000 дальтон.Он не так эффективен, как гиалуроновая кислота ULMW, однако он лучше, чем три других типа гиалуроновой кислоты, указанные ниже.

3. Сверхнизкомолекулярная гиалуроновая кислота

Гиалуроновая кислота ELMW имеет среднюю молекулярную массу 110 000 дальтон.

4. Низкомолекулярная гиалуроновая кислота

Гиалуроновая кислота LMW имеет среднюю молекулярную массу 1 000 000 дальтон.

5. Высокомолекулярная гиалуроновая кислота

Это наиболее распространенный тип гиалуроновой кислоты в продуктах по уходу за кожей.Гиалуроновая кислота HMW с молекулярной массой до 1 500 000 дальтон обладает наименьшей проникающей способностью через кожу. Это самая дешевая гиалуроновая кислота и наиболее широко используется в средствах по уходу за кожей, однако гиалуроновая кислота с высокой молекулярной массой также является наименее эффективной.

Альтернативный способ повысить уровень гиалуроновой кислоты в коже

Сыворотки и кремы с гиалуроновой кислотой — не единственные продукты, которые помогают пополнить запасы гиалуроновой кислоты в коже. Есть несколько других ингредиентов, которые, как было показано, повышают уровень гиалуроновой кислоты в коже, например:

.

1.Сахарид изомерат

Полученный из растений сахарид изомерат повышает уровень увлажненности кожи и обеспечивает мгновенную, но длительную защиту от сухости и обезвоживания кожи. Улучшает внешний вид кожи и разглаживает морщины. Исследование показало, что он увеличивает синтез гиалуроновой кислоты в коже до 66%. Изомерат сахарида является лучшей альтернативой гиалуроновой кислоте для людей с чувствительной кожей, поскольку он также успокаивает чувствительную кожу.

Изомерат сахарида глубоко увлажняет кожу до 72 часов, не оставляя жирных следов на коже. Он быстро впитывается кожей, поэтому подходит для всех типов кожи от сухой до жирной. Биоколлагеновая сыворотка насыщена витаминами B3, B5, E и изомератом сахарида, которые увлажняют кожу и защищают чувствительную кожу от признаков старения. Эта роскошная антивозрастная сыворотка ускоряет обновление кожи и сводит к минимуму появление морщин, тонких линий и других признаков старения.

2. N-ацетилглюкозамин

Экстракт н-ацетилглюкозамина , извлеченный из панцирей моллюсков, уменьшает появление морщин и пигментных пятен. Исследования также показали, что n-ацетилглюкозамин повышает выработку гиалуроновой кислоты в коже и мягко отшелушивает омертвевшие клетки кожи. Он работает синергетически с ниацинамидом , уменьшая темные пятна за счет снижения избыточной выработки пигмента меланина в коже. N-ацетилглюкозамин является лучшей альтернативой гиалуроновой кислоте для тех, у кого есть пигментные пятна.

Чтобы уменьшить признаки старения и гиперпигментации, наносите Bio-Collagen Ageless Cream поверх сыворотки Bio-Collagen каждое утро и вечер. Эти антивозрастные формулы были специально разработаны с использованием 10 активных ингредиентов, включая н-ацетилглюкозамин, ниацинамид и гиалуроновую кислоту со сверхнизкой молекулярной массой, для восстановления молодости кожи и выравнивания цвета лица. Биоколлагеновая сыворотка и антивозрастной крем, разработанные с использованием нанотехнологий из 24-каратного золота, питают и насыщают кислородом клетки в более глубоких слоях кожи.

 

«Аргановое масло разглаживает кожу, ниацинамид борется с пигментацией и розацеа, а 24-каратное золото разглаживает морщины.  Абсолютный победитель

BABTAC (Британская ассоциация косметической терапии и косметологии) подробнее >>>

 

Автор:

Генри Тианус — удостоенный множества наград специалист по борьбе со старением из Лондона, Великобритания. Генри Тианус внесен в список признанных практикующих врачей Института традиционной фитотерапии и ароматерапии (ITHMA) в Лондоне (Великобритания) с 2005 года.Статьи Генри Тиануса читали люди в более чем 100 странах, США и Великобритания возглавляют список. Подпишитесь на электронный информационный бюллетень Генри Тиануса, чтобы получать последние советы по здоровью и благополучию.

 Нажмите, чтобы присоединиться к электронному бюллетеню Генри Тиануса >>>  

 

Научные источники: Низкомолекулярная гиалуроновая кислота: ее влияние на экспрессию эпидермальных генов и старение кожи, Международный журнал прикладных наук, английское издание, SOFW-Journal, 134, 11-2008.

 

Вам также может понравиться:

 

Руководство по уходу за кожей: лучший витамин С для вашей кожи

читать >>>

 

 

N-ацетилглюкозамин: как уменьшить пигментные пятна и гиперпигментацию

читать >>>

 

 

Как предотвратить милиум и избавиться от него

читать >>>

 

  

Почему уход за кожей с коллоидным золотом отлично подходит для вашей кожи

читать >>>

 

 

Коэнзим Q10 защищает и обновляет стареющую кожу

читать >>>

 

 

6 лучших эфирных масел для остановки выпадения волос и восстановления роста волос

читать >>>

 

 

Сколько времени требуется вашей коже для обновления?

читать >>>

 

 

Изомерат сахарида: усилитель гиалуроновой кислоты для уменьшения морщин

читать >>>

 

 

Ниацинамид (никотинамид) для молодости и сияния кожи

читать >>>

 

  

4 лучших антивозрастных витамина для вашей кожи

читать >>>

 

 

6 лучших антицеллюлитных эфирных масел, чтобы избавиться от апельсиновой корки

читать >>>

 

 

Пантенол (провитамин В5) успокаивает и увлажняет чувствительную кожу

читать >>>

 

 

границ | Содержание и размер гиалуроновой кислоты в биологических жидкостях и тканях

Введение

Гиалуронан (гиалуроновая кислота, ГК) содержится в тканях позвоночных в качестве ключевого компонента внеклеточного матрикса.Он имеет простую ковалентную структуру, состоящую из чередующихся сахаров β-d-глюкуроната и N -ацетил-β-d-глюкозамина. Линейный анионный полимер имеет полугибкую структуру, заставляя его принимать расширенную червеобразную случайную спираль. Домен спиральной цепи можно концептуально описать как сферу [в основном заполненную (несвязанным) растворителем] с динамически изменяющейся конфигурацией цепи. Кажущийся объем, занимаемый одной изолированной молекулой, сильно зависит от длины цепи и, следовательно, от молекулярной массы, M .Объем увеличивается примерно по мере увеличения M в степени 1,8, что диктуется статистикой полимерной цепи (1). Там, где цепи НА сгущены, их домены вынуждены проникать друг в друга, что приводит к серьезной неидеальности в поведении. Неидеальность определяет такие свойства, как большое коллоидно-осмотическое давление, вязкоупругость и влияние на распределение других макромолекул (исключенный объем) в биоматрице. Поскольку молекулярная масса ГК в нормальных биологических жидкостях и тканях обычно очень высока (ок.1000–8000 кДа), эффекты неидеальности доминируют над физико-химическими свойствами ГК во внеклеточном матриксе (2–4).

В дополнение к физико-химическим эффектам, обусловленным взаимной скученностью макромолекул, ГК имеет важные связывающие взаимодействия. На клеточной поверхности ГК образует защитную оболочку, которая связана с рецепторами, встроенными в клеточную мембрану (5-7). За пределами клеточной поверхности HA организует протеогликаны (например, версикан, аггрекан) и другие связывающие белки посредством специфических нековалентных взаимодействий, создавая дополнительный высокогидратированный и заряженный домен (8-10).При воспалении и других специфических процессах ремоделирования тканей ковалентный перенос доменов тяжелой цепи IαI на HA может катализироваться белком TSG-6 (11–14). Сборки HA-белков, как ковалентно, так и нековалентно опосредованные, являются неотъемлемой частью поддержания расширенного перицеллюлярного матрикса.

Обычно у HA высокая текучесть кадров (15, 16). Таким образом, внеклеточная среда постоянно обновляется. Потребность в обновлении может заключаться в защитной роли, которую выполняет ГК. Легкая деградация ГК активными формами кислорода и азота (АФК/Азот) (17, 18) во время активного воспаления может ослабить защитную оболочку ГК, которая обычно защищает клетку.ГК действует как поглотитель вредных свободных радикалов и других химических агентов. Если скорость синтеза ГК соответствует скорости деградации и оборота, гомеостатическая среда сохраняется (19).

Когда скорость деградации ГК не компенсируется адекватно ее синтезом, фрагменты полимера могут присутствовать в значительном количестве и, следовательно, клетки плохо защищены. Происходят изменения в физико-химическом контроле околоклеточной среды. Фрагменты НА конкурируют за связывание с белками, нарушая целостность биоматрицы.Фрагменты могут вытеснять высокий уровень M HA при взаимодействии с рецепторами клеточной поверхности, что приводит к изменениям в кластеризации рецепторов и изменению передачи сигналов (20). Фрагменты также могут передавать сигналы через альтернативные рецепторы (21–23). Таким образом, ГК можно рассматривать как биосенсор повреждающих процессов в клеточном микроокружении. Изменение баланса высокого и низкого уровня M HA является стимулом, который приводит в действие множественные механизмы клеточного ответа. Они могут быть чисто защитными, такими как экспрессия β-дефенсинов, индуцированная фрагментом HA, для борьбы с микробной инфекцией в кишечнике (24, 25).Но устойчивые ответы могут также привести к хроническому воспалению через аберрантную передачу сигналов через рецепторы и, следовательно, к увеличению экспрессии медиаторов воспаления (26).

Процессы ремоделирования тканей, включая заживление ран и прогрессирование опухоли, связаны с изменениями содержания и размера ГК (27–31). Синтез ГК обычно увеличивается во время ремоделирования, но также может происходить повышенная экспрессия гиалуронидазы, которая вместе с генерируемыми макрофагами АФК/РНС приводит к деградации ГК. Баланс высокого и низкого уровня M ГК может отличаться от гомеостатического случая, изменяя тем самым как физико-химические, так и сигнальные эффекты ГК.Чтобы понять биологию ГК, мы сталкиваемся с несколькими вопросами: (1) каково содержание присутствующей ГК, (2) каково молекулярно-массовое распределение ГК и (3) можем ли мы контролировать патологические процессы, изменяя содержание, размер и связывающие взаимодействия HA?

Изоляция ГА

Существует ряд методов, подходящих для определения содержания и размера ГК в биологических жидкостях и тканях. В зависимости от метода может потребоваться очистка ГК для удаления/переваривания связанных белков и сульфатированных гликозаминогликанов перед анализом.

Выделение НА следует протоколам (25, 30, 32–35), которые очень похожи на те, которые исторически использовались для очистки ДНК. Требование к конкретным шагам зависит от характера образца: жидкая ткань или кондиционированная среда из клеточной культуры или твердая ткань. Для твердых тканей ГК экстрагируется в растворимую форму и высвобождается из белков. Удаление белка может быть достигнуто расщеплением протеазой или денатурацией белка путем осторожного смешивания с хлороформом.Липиды удаляют ацетоном или другими смесями органических растворителей. Для удаления низкомолекулярных загрязнителей может потребоваться диализ или осаждение ГК этанолом или изопропиловым спиртом. ДНК и РНК могут быть ферментативно расщеплены. Существует множество вариаций этих шагов. Пример протокола экстракции ГК из твердой ткани может включать следующие этапы: расщепление протеазой, такой как протеиназа К, кипячение для денатурации фермента, центрифугирование, экстракция хлороформом, центрифугирование, диализ, осаждение этанолом, центрифугирование, повторное растворение. расщепление бензоназой (или ДНКазой плюс РНКаза), кипячение для денатурации фермента и повторение стадий, начиная с экстракции хлороформом.Сокращенные протоколы можно использовать для проб жидкости или в тех случаях, когда ГК необходимо высвободить, но не очистить, поскольку будет применяться специальный анализ.

Вышеупомянутая очистка не удаляет другие гликозаминогликаны. Сульфатированные гликозаминогликаны можно удалить с помощью анионообменной хроматографии. Несульфатированный или недостаточно сульфатированный хондроитин, который редко встречается в нормальных тканях, но может быть значительным при ремоделировании тканей, не удаляется этим процессом. На этом этапе процедуры специфическое выделение ГК может быть достигнуто аффинными методами, такими как использование биотинилированного ГК-специфического связывающего белка и магнитных шариков, покрытых стрептавидином, или другой подобной среды, такой как гелевые шарики (36, 37).

Следует отметить, что большинство методов выделения, используемых в настоящее время, не прошли валидацию в отношении количественного выхода ГК или преимущественной экстракции/выделения ГК определенных размеров. В частности, потери очень низких M HA могут быть значительными в некоторых процедурах. Также возможна деградация ГК во время изоляции. Эндогенные ферменты могут частично вызывать эту деградацию. Однако большая часть деградации является результатом образования АФК, катализируемого загрязнением железом (II) или медью (I), и молекулярными частицами, которые восстанавливают активные степени окисления ионов металлов.Таким образом, использование папаина, активированного цистеином, может привести к деградации ГК (38). Присутствие ЭДТА может также усиливать способность загрязняющего железа катализировать образование гидроксильных радикалов. Загрязнение железом лучше инактивируется хелатированием дефероксамином (34). Также следует отметить, что ЭДТА и фосфаты могут быть соосаждены с ГК с использованием этанола.

Тестирование деградации ГК во время выделения может быть легко выполнено путем добавления в исходную жидкость или ткань образца чистой ГК известного M и низкой полидисперсности M , а затем тестирования ее размера в конечном изоляте.Образцы с добавлением известных количеств ГК также можно использовать для выявления потерь во время выделения, включая потери из-за неспецифического взаимодействия с поверхностями или другими макромолекулами, с которыми ГК обычно не контактирует.

Методы анализа содержания ГК

Самый простой и исторический тест на ГК – измерение содержания уроновой кислоты. Анализ включает гидролиз в концентрированной серной кислоте, так что содержание белка не является проблемой. Другие гликозаминогликаны, содержащие уроновую кислоту, будут способствовать получению результата, и их следует по возможности отделить или удалить из ГК.Анализ уроновой кислоты широко используется, особенно при анализе жидкостей (синовиальная жидкость, стекловидное тело) с высоким содержанием ГК и низким содержанием сульфатированных гликозаминогликанов.

Содержание гиалуроновой кислоты также можно определить путем анализа олигосахаридных продуктов ферментативного расщепления. Количественное определение осуществляется такими методами, как ВЭЖХ, капиллярный электрофорез (КЭ), масс-спектрометрия или электрофорез углеводов с помощью флуорофора. Эти методы в основном использовались для определения относительных количеств различных гликозаминогликанов в образце, а не абсолютных количеств.

Наиболее чувствительные, специфичные и точные методы определения содержания ГК основаны на твердофазных сорбентных анализах (ИФА, ИФА-подобные анализы) (39–47). Специфическое обнаружение ГК является важным этапом этих методов, поскольку очистка ГК с низким содержанием M затруднена, а загрязняющие вещества мешают режимам неспецифического обнаружения. Специфичность основана на использовании молекулярных видов, таких как белки или протеогликаны, которые распознают и связывают HA, но не другие биологические молекулы.Например, агрекановый протеогликан специфически связывается с НА (8, 9). Можно использовать интактный протеогликан или терминальный фрагмент, называемый глобулярным доменом 1 – межглобулярным доменом – глобулярным доменом 2 (G1–IGD–G2), часто называемый HA-связывающим белком (HABP) или HA-связывающей областью (HABR). Ссылочный белок, также называемый CRTL1 или HAPLN1, подобен домену G1 аггрекана и является еще одним подходящим белком для специфического обнаружения HA. Также можно использовать изолированный HABP, обычно смесь аггреканового HABR и связующего белка.Точно так же можно использовать домен G1 протеогликана версикана. Можно использовать гиалуронектин, специфический для НА связывающий белок, выделенный из головного мозга. Недавно было обнаружено, что рекомбинантный слитый белок TSG-6 человека и Fc-домен IgG человека, а также второй вариант слитого белка, в котором гепарин-связывающая область TSG-6 была мутирована и стала неактивной, оказались подходящими для разработка специфического анализа HA (47). Можно использовать другие молекулы связывания, специфичные для HA.

Существует два типа ELSA.Первый тип, сэндвич-анализ, является чувствительным и воспроизводимым, но не позволяет адекватно количественно определить низкий уровень M HA (39–42). Это связано с тем, что поверхность планшета, покрытая HABP, прочно связывает HA, но не позволяет дополнительно исследовать короткие цепи HA белком-детектором (43). Более длинные цепи ГК доступны благодаря петлевидным участкам над поверхностью. (Та же проблема возникает при попадании ГК на положительно заряженные нейлоновые мембраны после электрофореза, в котором невозможно обнаружить короткие цепи ГК.) Второй тип ELSA — это конкурентные анализы. В них ГК обычно иммобилизуют на поверхности, такой как лунки пластикового 96-луночного планшета. Альтернативные поверхности представляют собой соответствующим образом модифицированные магнитные шарики. Образцы растворимой ГК, стандартные или неизвестные, смешивают со специфическим связывающим агентом, обычно белком или протеогликаном. Растворимая ГК конкурирует с иммобилизованной на поверхности ГК за специфический связывающий агент, так что полученное количество связывающего агента на поверхности является мерой количества растворимой ГК в анализируемом образце (41, 44, 45).Существует несколько возможных схем обнаружения для количественного определения связанного агента. Например, если агрекановый протеогликан является специфически связывающим агентом, его можно количественно определить с помощью антитела к цепям кератансульфата аггрекана и соответствующим образом помеченного второго антитела. Когда агент специфического связывания представляет собой меченый (например, биотинилированный) HABP, его можно количественно определить путем связывания метки со специфическим агентом, таким как стрептавидин, который, в свою очередь, конъюгирован с ферментом или другими обнаруживаемыми частицами. Также можно использовать радиоактивно меченый HABP, но он менее желателен с точки зрения безопасности и утилизации.Поскольку этап узнавания в анализе конкурентного связывания происходит в растворе, цепи ГК длиной примерно до декасахаридов могут быть точно обнаружены в зависимости от используемого меченого связывающего белка. Было показано, что результаты сэндвич-анализа и конкурентного анализа хорошо согласуются для высокого содержания M HA (46).

Содержание ГК в биологических жидкостях и тканях

Определено содержание ГК во многих нормальных биологических жидкостях. Здесь мы приведем несколько соответствующих результатов.ГК является основным компонентом синовиальной жидкости суставов, где она обеспечивает вязкоупругость и смазку, необходимые для защиты хрящевых поверхностей. Его концентрация в коленном суставе человека составляет примерно 2–3 мг/мл, причем у молодых людей она несколько выше, чем у пожилых людей (48–50). ГК также является основным компонентом стекловидного тела глаза, но в более низкой концентрации, приблизительно 200 мкг/мл, в факичном стекловидном теле человеческого глаза (51). Концентрация в водянистой влаге еще ниже и составляет всего около 1 мкг/мл (52).Лимфатическая жидкость человека содержит ГК в концентрации около 0,1–18 мкг/мл (36). В сыворотке крови здоровых взрослых людей концентрация ГК еще ниже и обычно составляет от 10 до 100 нг/мл, преимущественно 20–40 нг/мл и в среднем около 30 нг/мл (36, 40, 44). Нормальная моча человека также содержит низкий уровень ГК, около 100–300 нг/мл (44), а грудное молоко также содержит ГК примерно 200–800 нг/мл (25).

Содержание ГК в твердых тканях колеблется в широких пределах. Носовой хрящ крупного рогатого скота содержит примерно 1200 мкг ГК/г массы влажной ткани (44).Содержание ГК в суставном хряще человека аналогично и составляет около 500–2500 мкг/г (53). Кожа человека содержит примерно 400–500 мкг ГК/г ткани, в основном в дерме (54). Кожа плода и молодая кожа имеют более высокое содержание ГК, чем старая кожа. Другие органы имеют гораздо меньше ГК. Laurent и Tengblad (44) сообщили о содержании ГК примерно 1–100 мкг ГК/г массы влажной ткани для большинства органов. В почках кролика 103 мкг/г, в головном мозге 65 мкг/г, в мышцах 27 мкг/г, в печени 1,5 мкг/г, в роговице 1,3 мкг/г. Армстронг и Белл (34) также сообщили о содержании ГК в тканях кролика: 500 мкг/г для кожи, 200 мкг/г для толстого кишечника и сердца, 130 мкг/г для тонкого кишечника и 80–90 мкг/г для легких и мышечных тканей. .

Измерение содержания ГК представляет неизменный интерес, поскольку существует множество исследований, связывающих изменения содержания ГК с ремоделированием тканей и патологическими процессами. В то время как нормальная концентрация ГК в сыворотке человека обычно составляет <40 нг/мл, она повышена (>46,5 нг/мл) при циррозе печени (55), при ревматоидном артрите (56, 57) (сильно варьирует; сообщается о почти 200 нг/мл). мкг/мл, но чаще от 0,07 до 6,4 мкг/мл), при анкилозирующем спондилите (57) (7–13 мкг/мл) и при остеоартрите (57, 58) (0,04–2,3 мкг/мл). Повышенная концентрация ГК в сыворотке крови пациентов с циррозом печени используется как один из компонентов диагностического анализа. Небольшое, но значительное повышение (часто примерно в два раза) уровня ГК в сыворотке обнаруживается при многих типах нелеченного рака (59–61). Радикальная операция по удалению опухоли приводит к тому, что концентрация ГК в сыворотке крови возвращается к нормальному диапазону. Самое интересное, что было обнаружено, что низкомолекулярный компонент сывороточной ГК можно использовать для дифференциации метастатического и неметастатического рака молочной железы (62), что может стать основой для нового диагностического теста.

В твердых тканях многие, но не все виды рака прогрессируют в опухолевом микроокружении с повышенным содержанием ГК (28). Кроме того, некоторые неагрессивные типы рака, такие как незлокачественная фиброаденома, вызывают повышенный уровень ГК (63, 64). Таким образом, присутствие ГК само по себе может быть недостаточным для стимуляции онкогенеза. Однако высокие уровни ГК накапливаются в карциномах легкого, толстой кишки, предстательной железы, мочевого пузыря и молочной железы, и эти виды рака связаны с опухолевой агрессией (28). Например, содержание ГК в легочной ткани человека увеличивается от 4 до 200 раз при карциноме легкого (65), в 100 раз при раке яичников 3 степени (66) и в 7 раз при раке предстательной железы (67).Повышенное накопление ГК в опухоли также связано с агрессией опухоли. Содержание ГК в злокачественной эпителиальной опухоли яичников коррелирует со степенью опухоли и метастазированием. Повышенное накопление ГК в строме или паренхиме опухоли при раке молочной железы связано с неблагоприятным прогнозом для больного. Недавние исследования дополнительно связали высокое стромальное окрашивание ГК с HER2-позитивными опухолями и плохими параметрами исхода, включая время до рецидива, большой размер опухоли, позитивность лимфатических узлов, негативность гормональных рецепторов, высокую массу тела и сокращение общей выживаемости (68).Повышенный уровень ГК в микроокружении опухоли связан с воспалением (69). Таким образом, большое количество макрофагов, ассоциированных с опухолью, и HA одновременно присутствуют при карциноме молочной железы. Высокое количество макрофагов коррелирует с высоким уровнем HA в опухоли, экспрессией HAS и плохим исходом, что позволяет предположить, что HA способствует поддержке функции опухоли макрофагов при раке молочной железы. Связь между воспалением и раком привела к недавнему интересу к ГК как к фактору, способствующему проонкогенной воспалительной среде, как подробно описано в сопутствующей статье в этом выпуске (70).

Что касается рака, заживление ран и фиброз связаны с воспалением и повышенным содержанием ГК (71). При заживлении эксцизионных ран наблюдалось примерно двукратное увеличение содержания ГК в коже крыс (30). Точно так же у пациентов со склеродермией на ранней стадии заболевания наблюдается примерно двукратное увеличение ГК в сыворотке (72). Многие другие патологические состояния, характеризующиеся воспалением, также имеют повышенный уровень ГК по данным иммуногистохимического анализа (73, 74).

Методы анализа молекулярно-массового распределения ГК

Давно известно, что деградация ГК отрицательно влияет на ее биомеханические свойства.Например, деградация ГК в синовиальной жидкости суставного сустава может снизить вязкость и эластичность синовиальной жидкости, а также, как было показано, уменьшить ее смазывающую способность (49, 75). Широкое и успешное использование растворов высокомолекулярной ГК в качестве вискохирургического инструмента в офтальмологической хирургии и в качестве обезболивающего средства для лечения остеоартрита основано на этом понимании. Совсем недавно было обнаружено, что экзогенные фрагменты ГК могут изменять клеточное поведение, передавая сигналы через несколько рецепторных белков, и что существование таких фрагментов in vivo вероятно, на основе повышенных уровней гиалуронидазы и активных форм кислорода и азота при ремоделировании тканей и патологических процессах. процессов, привело к повышенному интересу к измерению распределения HA по размерам в биологических жидкостях и тканях.

Многие современные методы определения распределения M ГК в тканях и биологических жидкостях были оптимизированы для высокоочищенной ГК. Широко применяемым коммерческим методом является эксклюзионная хроматография с многоугольным рассеянием лазерного света (SEC-MALLS) (76, 77). Однако обнаружение ГК с очень низким содержанием M по светорассеянию по своей природе нечувствительно, и для метода SEC-MALLS требуется образец ГК высокой степени очистки. CE (78) аналогичным образом ограничивается образцами чистой ГК.Масс-спектрометрия MALDI-TOF (79, 80) обладает высокой чувствительностью, но требует чистого образца, и становится трудно анализировать ГК с M больше примерно 10 кДа. Новый метод, обладающий чрезвычайно высокой чувствительностью и лучше всего работающий с низким содержанием ГК M , — это газофазный электрофоретический молекулярный анализ подвижности (GEMMA), но для него по-прежнему требуется чистая ГК (81).

На сегодняшний день наиболее широко используемыми методами анализа распределения по размерам несовершенно чистой ГК, выделенной из биологических образцов, являются эксклюзионная хроматография с ферментативно-связанным сорбентным анализом (SEC-ELSA) (36, 56, 82) и агарозный или полиакриламидный гель. электрофорез (83–86) с окрашиванием или блоттингом и специфическим обнаружением.Оба метода способны обнаруживать широкий диапазон размеров HA. Гель-электрофорез с окрашиванием может анализировать образцы в микрограммовом масштабе и может допускать наличие некоторых примесей в образце, но неспецифическое окрашивание этими примесями может мешать анализу распределения ГК по размерам. Блоттинг геля на положительно заряженный нейлон и обнаружение ГК с использованием меченого специфически связывающего белка работает только для ГК с M >100 кДа в результате сильного поверхностного связывания (43). Чтобы решить проблемы ограниченного количества образцов, сложности очистки и важности одновременного анализа как высоких, так и низких M HA, мы недавно разработали метод, использующий фракционирование HA в зависимости от размера с помощью анионного обмена на спин-колонке и количественный анализ HA во фракциях с использованием конкурентного анализа ELSA (IEX-ELSA) (37).Все эти методы требуют калибровки с использованием очищенных образцов ГК известного размера.

Размер HA в биологических жидкостях и тканях

Среднее значение М и распределение М для ГК, присутствующей в биологических источниках, были изучены в первую очередь для жидких тканей, таких как синовиальная жидкость, стекловидное тело, сыворотка, лимфа и молоко. До недавнего времени акцент делался на документировании снижения среднего M , что сильно влияет на биомеханические свойства растворов ГК (48, 87–89).Это было сделано с использованием физико-химических методов, таких как вискозиметрия, светорассеяние и седиментация-диффузия. Интерес к существующему распределению размеров и возможность того, что определенные размеры имеют уникальные биологические эффекты, привели к увеличению числа исследований с использованием методов хроматографического и электрофоретического разделения.

В нормальной синовиальной жидкости человека большая часть ГК имеет очень высокую молекулярную массу. Гель-фильтрационная хроматография со специфичным для ГК обнаружением (50) и электрофорез в агарозном геле с окрашиванием (84, 90) показывают, что среднее значение M составляет примерно 6000–7000 кДа, при этом ГК <1000 кДа незначительна, если вообще отсутствует.При ревматоидном артрите и остеоартрите ГК может частично разрушаться, что приводит к широкому распределению размеров, вплоть до нескольких сотен килодальтон (90, 91) (рис. 1). Нормальный ГК стекловидного тела кролика имеет в основном высокое содержание М (2000–3000 кДа), а ГК стекловидного тела быка имеет в основном умеренное содержание М (500–800 кДа) (82). Стекловидное тело обезьяны совы имеет очень высокие M HA (84).

Рисунок 1. Пример молекулярно-массового распределения синовиальной жидкости человека (СЖ) HA, определенное с помощью электрофореза в агарозном геле .Сверху вниз: (А) нормальных человеческих SF, полученных от молодых здоровых добровольцев. (B–D) Репрезентативный пациент с остеоартритом (ОА) SF. Пунктирная вертикальная линия соответствует миграционному положению ГА массой 4000 кДа. Доля ГК, имеющая более медленную электрофоретическую миграцию и, таким образом, более высокую М , чем 4000 кДа, является мерой высокого содержания М ГК. В нормальных СЖ человека доля ГК с М > 4000 кДа в среднем составляла 61%. Пациенты с ОА различались по степени деградации ГК.Профиль OA-HIGH, аналогичный наблюдаемому при нормальном SF, и представитель образцов OA с более чем 60% HA, имеющими M > 4000 кДа, был обнаружен у 26% пациентов. Профиль OA-MEDIUM, репрезентативный для образцов OA с примерно 41–60% HA, имеющим M > 4000 кДа, был обнаружен у 41% пациентов. Профиль OA-LOW, репрезентативный для образцов OA с <40% HA, имеющих M > 4000 кДа, был обнаружен у 33% пациентов. От Ли (90).

Для жидкостей, содержащих ГК в очень низких концентрациях, определение распределения M соответственно затруднено.Несмотря на это, накапливаются данные о наличии HA ниже 100 кДа (<250 дисахаридов) в M . Материнское молоко содержит в основном ГК со средним значением М около 440 кДа, а также было достоверно показано, что оно содержит приблизительно 5% ГК с М < 100 кДа (37). Предполагается, что низкий уровень M HA участвует в стимуляции экспрессии β-дефензина 2 человека в эпителии кишечника младенцев (24). Амниотическая жидкость человека содержит ГК со средним значением М около 330 кДа на 16-й неделе беременности, но распределение М меняется на смесь высокого и очень низкого М ГК к 40 неделе беременности (92).HA в лимфатической жидкости различается по размеру и может встречаться в виде смеси высоких и низких компонентов M (36) или в виде широкого распределения умеренных M , ок. в среднем 800 кДа (93). ГК в нормальной сыворотке крови в основном относительно низка M (около 100–300 кДа) (36, 56). Он также низок в M в слюне и моче (94, 95).

Было предложено, чтобы опухоли выделяли очень мало M HA в сопутствующие жидкости организма. Сообщалось, что количество такого очень небольшого (но неопределенного размера) M HA в сыворотке пациентов, полученной путем центрифужной фильтрации, связано с метастатическим раком молочной железы (62).Он также был обнаружен в слюне пациентов с опухолями головы и шеи (95) и в моче пациентов с раком мочевого пузыря (94). Точный размер всех таких HA еще не определен, но должен быть доступен с использованием последних усовершенствований методов. Редко в сыворотке обнаруживается высокий уровень M HA, как, например, при опухоли Вильмса (96).

Для твердых тканей схема немного проще. Нормальные здоровые ткани почти всегда связаны с высоким содержанием M HA.HA со средней молекулярной массой M > 2000 кДа обнаружена в хряще молодого человека (53). Более крупные ГК со средней массой около 4000–6000 кДа обнаруживаются в коже человека (54), в коже кролика (34) и в коже крысы (30, 97). High M HA обнаружен в петушиных гребнях (32). Высокое содержание M HA также обнаружено в скелетных мышцах, легких, сердце, подвздошной кишке и толстой кишке кролика (34). В этих здоровых тканях обнаруживается небольшое количество M HA, если оно вообще есть.

Ремоделирование тканей и опухолей свидетельствует о некотором снижении M HA.Снижение HA M происходит в хрящах человека старшего возраста (53). Низкий уровень M HA также встречается при заживлении кожных ран у крыс (30), в коже человека после облучения УФ-В (74) и в шейке матки мыши, подвергающейся послеродовому ремоделированию (98). Он обнаруживается в почках крыс после ишемически-реперфузионного повреждения (99). Также сообщалось, что HA опухоли предстательной железы человека содержит небольшое количество M HA неопределенного размера (67). Многие из описанных выше исследований восстановленных M HA следует рассматривать как ориентировочные, но не окончательные доказательства присутствия специфических видов с низким содержанием M HA.Недавние улучшения в методах анализа очень малых количеств полидисперсной ГК позволят устранить эту неопределенность. Будущие исследования также должны включать добавление образцов с несколькими монодисперсными видами ГК, чтобы показать, что методы выделения не вызывают деградации или предпочтительно выделяют ГК M с высоким или низким содержанием.

Интересно отметить, что все попытки определить содержание и размер ГК в биологических тканях и жидкостях сделали молчаливое предположение, что ГК имеет постоянную химическую структуру, за исключением вариаций в размерах.Поскольку деградация АФК/РНС может вызывать химические изменения, включая реакции раскрытия кольца, возможно, что такие изменения могут влиять на анализы ГК и анализы размеров, если они присутствуют в значительных количествах. Необходимо дальнейшее изучение этой возможности.

Заключение

В настоящее время хорошо установлено, что синтез ГК значительно увеличивается при ремоделировании тканей и опухолей. Сопутствующее присутствие гиалуронидазы и АФК/РНС делает вероятным, что фрагменты ГК могут быть созданы путем деградации полимеров с высоким содержанием M .Баланс синтетической и деструктивной активности в сочетании с оборотом посредством оттока или интернализации будет определять стационарное состояние M распределения ГК в тканях. HA, попадающий в лимфу или кровь из опухоли, может представлять собой только самую низкую фракцию M присутствующей. Пока неясно, существуют ли фрагменты HA определенного размера в достаточном количестве в ткани или в опухолевой среде, чтобы вызвать специфические клеточные ответы. Тот факт, что экзогенные фрагменты HA могут вызывать такие эффекты, наводит на размышления, но еще не является доказательством их роли in vivo .Есть все основания ожидать ясности по этим вопросам в ближайшем будущем.

Вклад авторов

MC, HL, KS, JM и ET участвовали в составлении и редактировании этой рукописи. Все авторы одобрили эту рукопись.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Эта работа была частично поддержана The Endre A.Balazs Foundation (MC), Фонд нейродегенерации и воспалений в Нью-Йоркском университете (MC), NIH R01 CA132827 (KS), председатель Фонда профессора исследований рака (JM) и Канадское общество рака простаты (ET).

Каталожные номера

1. Коуман М.К., Мацуока С. Характеристическая вязкость гиалуроновой кислоты. В: Kennedy JF, Phillips GO, Williams PA, редакторы. Гиалуронан . Кембридж: Издательство Вудхед (2002). п. 75–8.

Академия Google

4.Коуман М.К., Эрнандес М., Ким Дж. Р., Юань Х., Ху Ю. Макромолекулярная скученность в биоматрице. В: Балаш Э.А., редактор. Структура и функция биоматрицы: контроль поведения клеток и экспрессии генов . Эджуотер, Нью-Джерси: Институт матричной биологии (2012). п. 45–66.

Академия Google

8. Hascall VC, Heinegård D. Агрегация белков хряща. I. Роль гиалуроновой кислоты. J Biol Chem (1974) 249 :4232–41.

Академия Google

9. Боннет Ф., Данэм Д.Г., Хардингем Т.Э. Структура и взаимодействие области связывания протеогликанов хряща и связующего белка. Biochem J (1985) 228 : 77–85.

PubMed Резюме | Академия Google

10. Mörgelin M, Paulsson M, Hardingham TE, Heinegård D, Engel J. Хрящевые протеогликаны. Сборка с гиалуроновой кислотой и связующим белком по данным электронной микроскопии. Biochem J (1988) 253 : 175–85.

PubMed Резюме | Академия Google

11. Yingsung W, Zhuo L, Morgelin M, Yoneda M, Kida D, Watanabe H, et al. Молекулярная гетерогенность комплекса SHAP-гиалуронан. Выделение и характеристика комплекса в синовиальной жидкости больных ревматоидным артритом. J Biol Chem (2003) 278 :32710–8. дои: 10.1074/jbc.M303658200

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

13.Колон Э., Шитухина А., Коуман М.К., Банд П.А., Санггард К., Энгхильд Дж.Дж. и др. Перенос тяжелых цепей интер-α-ингибитора на гиалуронан с помощью поверхностно-связанных комплексов гиалуронан-TSG-6. J Biol Chem (2009) 284 :2320–31. дои: 10.1074/jbc.M807183200

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

14. He H, Li W, Tseng DY, Zhang S, Chen SY, Day AJ и другие. Биохимическая характеристика и функция комплексов, образованных гиалуроновой кислотой и тяжелыми цепями интер-альфа-ингибитора (HC*HA), очищенными из экстрактов амниотической оболочки человека. J Biol Chem (2009) 284 :20136–46. дои: 10.1074/jbc.M109.021881

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

18. Шолтес Л., Коган Г. Влияние переходных металлов на свободнорадикальную деградацию биополимера гиалуронана. В: Пирс Э., Зайков Г.Э., Киршенбаум Г., редакторы. Кинетика и термодинамика для химии и биохимии . Хауппож, Нью-Йорк: Новая наука (2009). п.181–99.

Академия Google

19. Тамми М.И., Дэй А.Дж., Терли Э.А. Гиалуронан и гомеостаз: баланс. J Biol Chem (2002) 277 :4581–4. дои: 10.1074/jbc.R100037200

Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

20. Yang C, Cao M, Liu H, He Y, Xu J, Du Y и др. Высоко- и низкомолекулярные формы гиалуроновой кислоты по-разному влияют на кластеризацию CD44. J Biol Chem (2012) 287 :43094–107. дои: 10.1074/jbc.M112.349209

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

21. Ноубл П.В., Макки К.М., Кауман М., Шин Х.С. Фрагменты гиалуронана активируют ауторегуляторную петлю NF-κB/I-κBα в мышиных макрофагах. J Exp Med (1996) 183 :2373–8. doi:10.1084/jem.183.5.2373

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

22.Макки К.М., Пенно М.Б., Кауман М., Бао К., Ноубл П.В. Фрагменты гиалуронана (HA) индуцируют экспрессию гена хемокина в мышиных альвеолярных макрофагах. Роль размера НА и CD44. J Clin Invest (1996) 98 :2403–13. дои: 10.1172/JCI119054

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

24. Hill DR, Kessler SP, Rho HK, Cowman MK, de la Motte CA. Фрагменты гиалуронана определенного размера способствуют экспрессии β-дефензина 2 человека в эпителии кишечника. J Biol Chem (2012) 287 :30610–24. дои: 10.1074/jbc.M112.356238

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

25. Hill DR, Rho HK, Kessler SP, Amin R, Homer CR, McDonald C, et al. Гиалуронан грудного молока усиливает врожденную защиту эпителия кишечника. J Biol Chem (2013) 288 :29090–104. дои: 10.1074/jbc.M113.468629

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

27.Тул Б.П., Уайт Т.Н., Тамми М.И. Взаимодействия гиалуроновой клетки с раком и сосудистыми заболеваниями. J Biol Chem (2002) 277 :4593–6. дои: 10.1074/jbc.R100039200

Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

28. Тамми Р.Х., Культти А., Косма В.М., Пиринен Р., Аувинен П., Тамми М.И. Гиалуронан в опухолях человека: патобиологические и прогностические значения клеточно-ассоциированного и стромального гиалуронана. Semin Cancer Biol (2008) 18 : 288–95.doi:10.1016/j.semcancer.2008.03.005

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

29. Itano N, Zhuo L, Kimata K. Влияние богатого гиалуроновой кислотой микроокружения опухоли на возникновение и прогрессирование рака. Cancer Sci (2008) 99 : 1720–5. doi:10.1111/j.1349-7006.2008.00885.x

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

30.Tolg C, Zalinska E, Hamilton S, McCulloch L, Akentieva N, Winnik F, et al. Пептид-миметик RHAMM блокирует передачу сигналов фрагмента гиалуроновой кислоты и способствует заживлению эксцизионной раны кожи за счет уменьшения воспаления. Am J Pathol (2012) 181 : 1250–70. doi:10.1016/j.ajpath.2012.06.036

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

31. Толг С., Маккарти Дж. Б., Яздани А., Терли Э. А. Гиалуронан и RHAMM при заживлении ран и «канцеризации» стромальных тканей. Biomed Res Int (2014) 2014 :103923. дои: 10.1155/2014/103923

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

32. Балаш Э.А. Сверхчистая гиалуроновая кислота и ее применение . (1979) Патент США 4 141 973.

Академия Google

33. Итано Н., Савай Т., Йошида М., Ленас П., Ямада Ю., Имагава М. и др. Три изоформы гиалуронансинтаз млекопитающих обладают различными ферментативными свойствами. J Biol Chem (1999) 274 :25085–92. дои: 10.1074/jbc.274.35.25085

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

34. Армстронг С.Е., Белл Д.Р. Измерение гиалуроновой кислоты с высокой молекулярной массой в твердых тканях с помощью электрофореза в агарозном геле. Anal Biochem (2002) 308 : 255–64. дои: 10.1016/S0003-2697(02)00239-7

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

35.Лауэр М.Э., Мухопадхьяй Д., Фулоп С., де ла Мотт К.А., Мейджорс А.К., Хаскалл В.К. Первичные клетки гладкой мускулатуры дыхательных путей мышей, подвергшиеся воздействию поли (I, C) или туникамицина, синтезируют адгезивную к лейкоцитам гиалуроновую матрицу. J Biol Chem (2009) 284 :5299–312. дои: 10.1074/jbc.M807965200

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

36. Tengblad A, Laurent UBG, Lilja K, Cahill RNP, Engström-Laurent A, Fraser JRE, et al.Концентрация и относительная молекулярная масса гиалуроновой кислоты в лимфе и крови. Biochem J (1986) 236 : 521–5.

PubMed Резюме | Академия Google

37. Юань Х., Амин Р., Йе Х., де ла Мотт К.А., Коуман М.К. Определение молекулярно-массового распределения гиалуроновой кислоты в грудном молоке человека. Anal Biochem (2015) 474 : 78–88. doi:10.1016/j.ab.2014.12.020

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

38.Balazs EA, Sundblad L. Вязкость растворов гиалуроновой кислоты, содержащих белки. Acta Soc Med Ups (1959) 64 : 137–46.

Академия Google

41. Фосанг А.Дж., Эй Н.Дж., Карни С.Л., Хардингем Т.Э. Анализ гиалуронана на основе планшета ELISA с использованием домена G1 биотинилированного протеогликана (HA-связывающая область). Матрица (1990) 10 :306–13. дои: 10.1016/S0934-8832(11)80186-1

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

42.Хасеродт С., Айтекин М., Двейк Р.А. Сравнение чувствительности, специфичности и точности молекулярной массы трех различных коммерчески доступных анализов ELISA на гиалуронан. Гликобиология (2011) 21 : 175–83. doi: 10.1093/гликоб/cwq145

Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

43. Юань Х., Танк М., Алсофьяни А., Шах Н., Талати Н., Лобелло Дж. К. и др. Молекулярно-массовая зависимость обнаружения гиалуронана с помощью сэндвич-анализа ELISA и мембранного блоттинга с использованием биотинилированного HA-связывающего белка. Гликобиология (2013) 23 :1270–80. doi: 10.1093/гликоб/cwt064

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

44. Laurent UBG, Tengblad A. Определение гиалуроновой кислоты в биологических образцах с помощью специального метода радиоанализа. Anal Biochem (1980) 109 : 386–94. дои: 10.1016/0003-2697(80)-X

Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

45.Богдани М., Симеонович С., Надь Н., Джонсон П.Ю., Чан С.К., Уайт Т.Н. Обнаружение гликозаминогликанов в панкреатических островках и лимфоидной ткани. Methods Mol Biol (2015) 1229 :413–30. дои: 10.1007/978-1-4939-1714-3_32

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

46. ​​Lindqvist U, Chichibu K, Delpech B, Goldberg RL, Knudson W, Poole AR, et al. Семь различных анализов гиалуроновой кислоты сравнивались на предмет клинической полезности. Clin Chem (1992) 38 : 127–32.

PubMed Резюме | Академия Google

47. Jadin L, Huang L, Wei G, Zhao Q, Gelb AB, Frost GI, et al. Характеристика нового рекомбинантного белка, связывающего гиалуронан, для обнаружения гиалуроновой кислоты в тканях. J Histochem Cytochem (2014) 62 : 672–83. дои: 10.1369/0022155414540176

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

48.Balazs EA, Watson D, Duff IF, Roseman S. Гиалуроновая кислота в синовиальной жидкости: I. Молекулярные параметры гиалуроновой кислоты в нормальных и артритных жидкостях человека. Артрит Реум (1967) 10 :357–76. дои: 10.1002/арт.1780100407

Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

49. Балаш Э.А. Вязкоупругие свойства гиалуроновой кислоты и биологическая смазка. Мичиганский медицинский центр J (1968): 255–9.

PubMed Резюме | Академия Google

50.Dahl LB, Dahl IMS, Engstrom-Laurent A, Granath K. Концентрация и молекулярная масса гиалуроната натрия в синовиальной жидкости у пациентов с ревматоидным артритом и другими артропатиями. Энн Реум Дис (1985) 44 : 817–22. doi:10.1136/ard.44.12.817

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

53. Holmes MWA, Bayliss MT, Muir H. Гиалуроновая кислота в суставном хряще человека. Возрастные изменения содержания и размеров. Biochem J (1988) 250 : 435–41.

PubMed Резюме | Академия Google

54. Тамми Р., Огрен У.М., Тухканен А.Л., Тамми М. Метаболизм гиалуроновой кислоты в коже. Prog Histochem Cytochem (1994) 29 : 1–81. дои: 10.1016/S0079-6336(11)80023-9

Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

55. Crawford DHG, Murphy TL, Ramm LE, Fletcher LM, Clouston AD, Anderson GJ, et al.Сывороточная гиалуроновая кислота с сывороточным ферритином точно предсказывает цирроз и снижает потребность в биопсии печени при гемохроматозе C282Y. Гепатология (2009) 49 :418–25. doi:10.1002/hep.22650

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

56. Сасаки Ю., Узуки М., Нохми К., Китагава Х., Каматаки А., Комагамине М. и др. Количественное измерение молекулярной массы гиалуроновой кислоты в сыворотке крови у пациентов с ревматоидным артритом и роль гиалуронидазы. Int J Rheum Dis (2011) 14 : 313–9. doi:10.1111/j.1756-185X.2011.01683.x

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

57. Григореас Г.Х., Анагностидес С.Т., Виниос Д.Х. Твердофазный анализ для количественного анализа гиалуроновой кислоты на уровне нанограммов. Anal Biochem (2003) 320 : 179–84. дои: 10.1016/S0003-2697(03)00386-5

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

58.Kongtawelert P, Ghosh P. Метод количественного определения гиалуронана (гиалуроновой кислоты) в биологических жидкостях с использованием метода меченого авидина-биотина. Anal Biochem (1990) 185 : 313–8. дои: 10.1016/0003-2697(90)

-X

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

59. Delpech B, Bertrand P, Maingonnat C. Иммуноферментный анализ взаимодействия гиалуроновой кислоты и гиалуронектина: применение для обнаружения гиалуроновой кислоты в сыворотке здоровых людей и больных раком. Anal Biochem (1985) 149 : 555–65. дои: 10.1016/0003-2697(85)-X

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

60. Даль ИМС, Лоран Т.С. Концентрация гиалуроновой кислоты в сыворотке больных раком, не получавших лечения, с особым упором на пациентов с мезотелиомой. Рак (1988) 62 : 326–30. doi:10.1002/1097-0142(19880715)62:2<326::AID-CNCR2820620217>3.0.CO;2-Y

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

61.Яхья Р.С., Эль-Биндари А.А., Эль-Мезайен Х.А., Абдельмассе Х.М., Эйсса М.А. Биохимическая оценка гиалуроновой кислоты при раке молочной железы. Clin Lab (2014) 60 :1115–21. doi:10.7754/Clin.Lab.2013.130413

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

63. Takeuchi J, Sobue M, Sato E, Shamoto M, Miura K, Nakagaki S. Изменение гликозаминогликановых компонентов опухолей молочной железы. Cancer Res (1976) 36 :2133–9.

PubMed Резюме | Академия Google

64. Olsen EB, Trier K, Eldov K, Ammitzbøll T. Гликозаминогликаны при раке молочной железы человека. Acta Obstet Gynecol Scand (1988) 67 :539–42. дои: 10.3109/000163488066

Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

65. Li XQ, Thonar EJ-MA, Knudson W. Накопление гиалуроновой кислоты при карциноме легких человека, измеренное с помощью нового ELISA для гиалуроновой кислоты. Connect Tissue Res (1989) 19 :243–53. дои: 10.3109/030082089099

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

66. Hiltunen ELJ, Anttila M, Kultti A, Ropponen K, Penttinen J, Yliskoski M, et al. Повышенная концентрация гиалуронана без активации гиалуронидазы при злокачественных эпителиальных опухолях яичников. Cancer Res (2002) 62 :6410–3.

PubMed Резюме | Академия Google

67.Локешвар В.Б., Рубинович Д., Шредер Г.Л., Форгач Э., Минна Д.Д., Блок Н.Л. и др. Стромальная и эпителиальная экспрессия онкомаркеров гиалуроновой кислоты и гиалуронидазы HYAL1 при раке предстательной железы. J Biol Chem (2001) 276 :11922–32. дои: 10.1074/jbc.M008432200

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

68. Аувинен П., Тамми Р., Косма В.М., Сиронен Р., Сойни Ю., Маннермаа А. Повышенное содержание гиалуроновой кислоты и CD44 стромальных клеток связаны с HER2-позитивностью и плохим прогнозом при раке молочной железы человека. Int J Cancer (2013) 132 : 531–9. doi:10.1002/ijc.27707

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

69. Тайнен С., Тумелиус Р., Рилла К., Хямяляйнен К., Тамми М., Тамми Р. и др. Большое количество макрофагов, особенно M2-подобных (CD163-позитивных), коррелирует с накоплением гиалуроновой кислоты и плохим исходом при раке молочной железы. Гистопатология (2015) 66 (6):873–83. дои: 10.1111 / его.12607

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

70. Швертфегер К., Коуман М.К., Телмер П., Терли Э., Маккарти Дж.Б. Гиалуронан, воспаление и прогрессирование рака молочной железы. Фронт Иммунол (2015) 6 :236. doi:10.3389/fimmu.2015.00236

Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

71. Тамми Р., Пасонен-Сеппанен С., Колехмайнен Э., Тамми М.Индукция гиалуроновой синтазы и накопление гиалуроновой кислоты в эпидермисе мыши после повреждения кожи. J Invest Dermatol (2005) 124 :898–905. doi:10.1111/j.0022-202X.2005.23697.x

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

73. Боллики П.Л., Богдани М., Боллики Дж.Б., Халл Р.Л., Уайт Т.Н. Роль гиалуроновой кислоты и внеклеточного матрикса в воспалении островков и иммунной регуляции. Curr Diab Rep (2012) 12 :471–80.дои: 10.1007/s11892-012-0297-0

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

74. Раухала Л., Хямяляйнен Л., Салонен П., Барт Г., Тамми М., Пасонен-Сеппянен С. и соавт. Ультрафиолетовое облучение B в низких дозах увеличивает синтез гиалуронана в эпидермальных кератиноцитах за счет последовательной индукции гиалуронансинтаз Has1-3, опосредованной передачей сигналов p38 и Ca2+/кальмодулин-зависимой протеинкиназы II (CaMKII). J Biol Chem (2013) 288 :17999–8012.дои: 10.1074/jbc.M113.472530

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

75. Квечинский Дж. Дж., Дорош С. Г., Хилл Т. Е., Абубакер С., Коуман М. К., Шмидт Т. А. Влияние молекулярной массы на способность гиалуронана к смазыванию границ хряща – отдельно и в комбинации с протеогликаном 4. Osteoarthritis Cartilage (2011) 19 :1356–62. doi:10.1016/j.joca.2011.07.019

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

76.Baggenstoss BA, Weigel PH. Эксклюзионная хроматография — многоугольный анализ рассеяния лазерного света распределения гиалуронана по размерам, полученного мембраносвязанной гиалуронансинтазой. Anal Biochem (2006) 352 : 243–51. doi:10.1016/j.ab.2006.01.019

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

77. Коуман М.К., Мендичи Р. Методы определения молекулярной массы гиалуроновой кислоты. В: Garg HG, Hales CA, редакторы. Химия и биология гиалуронана . Амстердам: Elsevier Press (2004). п. 41–69.

Академия Google

78. Hayase S, Oda Y, Honda S, Kakehi K. Высокоэффективный капиллярный электрофорез гиалуроновой кислоты: определение ее количества и молекулярной массы. J Chromatogr A (1997) 768 :295–305. дои: 10.1016/S0021-9673(96)01095-3

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

79.Mahoney DJ, Aplin RT, Calabro A, Hascall VC, Day AJ. Новые методы получения и характеристики гиалуронановых олигосахаридов определенной длины. Гликобиология (2001) 11 :1025–33. doi:10.1093/гликоб/11.12.1025

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

81. Мальм Л., Хеллман У., Ларссон Г. Определение размера гиалуронана с использованием молекулярного анализа электрофоретической подвижности в газовой фазе. Гликобиология (2012) 22 :7–11. doi: 10.1093/гликоб/cwr096

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

82. Лоран УБГ, Гранат К.А. Молекулярная масса гиалуроновой кислоты в водянистой влаге и стекловидном теле глаз кроликов и крупного рогатого скота. Exp Eye Res (1983) 36 :481–91. дои: 10.1016/0014-4835(83)
-8

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

83.Min H, Cowman M. Комбинированное окрашивание гликозаминогликанов альциановым синим и серебром в полиакриламидных гелях: применение к электрофоретическому анализу молекулярно-массового распределения. Anal Biochem (1986) 155 : 275–85. дои: 10.1016/0003-2697(86)

-9

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

85. Бхилоча С., Амин Р., Пандья М., Юань Х., Танк М., Лобелло Дж. и др. Методы электрофореза в агарозном и полиакриламидном геле для анализа молекулярной массы ГК 5-500 кДа. Anal Biochem (2011) 417 : 41–9. doi:10.1016/j.ab.2011.05.026

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

86. Cowman MK, Chen CC, Pandya M, Yuan H, Ramkishun D, ​​LoBello J, et al. Усовершенствованный метод электрофореза в агарозном геле и расчет молекулярной массы высокомолекулярного гиалуронана. Anal Biochem (2011) 417 : 50–6. doi:10.1016/j.ab.2011.05.023

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

87.Балаш Э.А., Гиббс Д.А. Реологические свойства и биологическая функция гиалуроновой кислоты. В: Балаш Э.А., редактор. Химия и молекулярная биология межклеточного матрикса . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Academic Press (1970). п. 1241–54.

Академия Google

88. Балаш Э.А. Физические свойства синовиальной жидкости и особая роль гиалуроновой кислоты. 2-е изд. В: Helfet A, редактор. Заболевания коленного сустава . Филадельфия, Пенсильвания: Компания JB Lippincott (1982).п. 61–74.

Академия Google

89. Балаш Э.А., Денлингер Дж.Л. Гиалуронат натрия и функция суставов. J Equine Vet Sci (1985) 5 : 217–28. дои: 10.1016/S0737-0806(85)80102-7

Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

90. Ли ХГ. Метод электрофореза в агарозном геле для анализа молекулярной массы гиалуроновой кислоты и его применение к синовиальной оболочке гиалуроновой кислоты при остеоартрите .[Кандидат наук. Диссертация], Политехнический университет (1994). Доступно через ProQuest LLC, Анн-Арбор, Мичиган.

Академия Google

91. Бьелле А., Андерссон Т., Гранат К. Молекулярно-массовое распределение гиалуроновой кислоты синовиальной жидкости человека при ревматических заболеваниях. Scand J Rheumatol (1982) 12 :133–8. дои: 10.3109/030097483099

Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

93.Армстронг С.Э., Белл Д.Р. Взаимосвязь лимфатического и тканевого гиалуроновой кислоты в коже и скелетных мышцах. Am J Physiol Heart Circ Physiol (2002) 283 :h3485–94. doi:10.1152/ajpheart.00385.2002

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

94. Локешвар В.Б., Обек С., Соловей М.С., Блок Н.Л. Связанная с опухолью гиалуроновая кислота: новый чувствительный и специфический маркер мочи для рака мочевого пузыря. Cancer Res (1997) 57 : 773–7.

PubMed Резюме | Академия Google

95. Францманн Э.Дж., Шредер Г.Л., Гудвин В.Дж., Виид Д.Т., Фишер П., Локешвар В.Б. Экспрессия онкомаркеров гиалуроновой кислоты и гиалуронидазы (Hyal1) в опухолях головы и шеи. Int J Cancer (2003) 106 : 438–45. doi:10.1002/ijc.11252

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

96. Кумар С., Западный округ Колумбия, Понтинг Дж. М., Гаттаманени Х.Р.Сыворотки детей с опухолями почек содержат низкомолекулярную гиалуроновую кислоту. Int J Cancer (1989) 44 : 445–8. doi:10.1002/ijc.20311

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

97. Тиан X, Азпуруа Дж, Хайн С, Вайдья А, Мякишев-Ремпель М, Аблаева Дж и др. Гиалуронан с высокой молекулярной массой опосредует устойчивость голого землекопа к раку. Природа (2013) 499 :346–9.дои: 10.1038/природа12234

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

98. Ruscheinsky M., de la Motte CA, Mahendroo M. Гиалуронан и его связывающие белки во время созревания шейки матки и родов: динамические изменения размера, распределения и временной последовательности. Matrix Biol (2008) 27 : 487–97. doi:10.1016/j.matbio.2008.01.010

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

99.Деклев А-Э, Карон Н., Вуазен В., Легран А., Буби Н., Культти А. и др. Синтез и фрагментация гиалуроновой кислоты при почечной ишемии. Nephrol Dial Transplant (2012) 27 :3771–81. doi:10.1093/ndt/gfs098

PubMed Резюме | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Низкомолекулярные и высокомолекулярные сыворотки с гиалуроновой кислотой

Гиалуроновая кислота , гиалуронат или ГК — один из лучших способов повысить эластичность кожи и сделать ее гладкой.HA может удерживать в 1000 раз больше своего веса в воде и расширяется. (Вот что делают наполнители: они добавляют объем.)

Он также содержит глюкозамин, полисахариды, которые естественным образом присутствуют в нашем организме. Использование органической увлажняющей антивозрастной сыворотки с ГК действует как поддержка и помогает коллагеновым волокнам удерживать влагу. Он увеличивает объем кожи и естественным образом повышает ее эластичность, делая ее гладкой и эластичной.

HA мгновенно подтягивает эпидермис, увлажняя лицо.

С возрастом наша кожа теряет тот молодой и упругий цвет, который был у нас когда-то. В результате наш запас гиалуроновой кислоты уменьшается. Использование увлажняющей сыворотки для кожи с гиалуроновой кислотой для местного применения борется со старением, восполняя утраченную влагу и разглаживая морщины.

Наши сыворотки для лица с гиалуроновой кислотой содержат низкомолекулярные (SLMW) и высокомолекулярные (HMW) вещества для двойного действия: разглаживание и укрепление. Комбинированные увлажняющие средства SLMW и HMW являются лучшими органическими увлажняющими антивозрастными сыворотками.

Низкомолекулярная гиалуроновая кислота:

  • Восполняет потерю влаги
  • Повышает эластичность кожи
  • Уровни гидратации сохраняются дольше, чем у HMW.

Высокомолекулярная гиалуроновая кислота:

  • Обеспечивает мгновенный объем и придает объем
  • Увлажняющий всплеск
  • Восстанавливает эластичность
  • Разглаживает тонкие линии и морщины

Мощная концентрация гиалуроновой кислоты противодействует сухости и естественным образом разглаживает кожу, увлажняя ее и делая лицо более упругим.Наша чистая 100% гиалуроновая кислота обеспечивает высокоэффективное увлажнение и не содержит парабенов. Вам понравится, как ваша кожа выглядит и выглядит моложе!

6 товаров

Высоко- и низкомолекулярная гиалуроновая кислота по-разному регулируют дифференцировку фиброцитов человека

Аннотация

Фон

После повреждения ткани моноциты могут проникать в ткани и дифференцироваться в фибробластоподобные клетки, называемые фиброцитами, но мало что известно о том, что регулирует эту дифференцировку.Внеклеточный матрикс содержит высокомолекулярную гиалуроновую кислоту (HMWHA; ~2×10 6 Да). Во время травмы HMWHA распадается на низкомолекулярную гиалуроновую кислоту (LMWHA; ~0,8–8×10 5 Да).

Методы и выводы

В этом отчете мы показываем, что HMWHA усиливает дифференцировку моноцитов человека в фиброциты, тогда как LMWHA ингибирует дифференцировку фиброцитов. Расщепление HMWHA гиалуронидазой приводит к образованию небольших фрагментов гиалуроновой кислоты, которые ингибируют дифференцировку фиброцитов.Моноциты одинаково хорошо интернализуют HMWHA и LMWHA, что позволяет предположить, что противоположные эффекты на дифференцировку фиброцитов не связаны с дифференциальной интернализацией HMWHA или LMWHA. Добавление HMWHA к PBMC, по-видимому, не влияет на уровни рецептора гиалуроновой кислоты CD44, тогда как добавление LMWHA снижает уровни CD44. Добавление анти-CD44-антител усиливает дифференцировку фиброцитов, что свидетельствует о том, что CD44 опосредует, по крайней мере, часть эффекта гиалуроновой кислоты на дифференцировку фиброцитов.Сывороточный амилоид P (SAP), ингибирующий дифференцировку фиброцитов, ингибирует дифференцировку фиброцитов, индуцированную HMWHA, и усиливает ингибирование, индуцированное LMWHA. И наоборот, LMWHA подавляет способность HMWHA, интерлейкина-4 (IL-4) или интерлейкина-13 (IL-13) стимулировать дифференцировку фиброцитов.

Выводы

Мы предполагаем, что сигналы гиалуроновой кислоты, по крайней мере, частично через CD44, регулируют дифференцировку фиброцитов с иерархией доминирования SAP>LMWHA≥HMWHA>IL-4 или IL-13.

Образец цитирования: Махарьян А.С., Пиллинг Д., Гомер Р.Х. (2011)Гиалуроновая кислота с высоким и низким молекулярным весом по-разному регулирует дифференцировку фиброцитов человека. ПЛОС ОДИН 6(10): е26078. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0026078

Редактор: Gernot Zissel, Университетский медицинский центр Фрайбурга, Германия

Получено: 28 июня 2011 г.; Принято: 19 сентября 2011 г.; Опубликовано: 11 октября 2011 г.

Copyright: © 2011 Maharjan et al.Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания оригинального автора и источника.

Финансирование: Эта работа была поддержана грантом Национального института здравоохранения HL083029. Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Университет Райса имеет патентные заявки на использование SAP для подавления фиброза, и эта интеллектуальная собственность была лицензирована Promedior.DP и RHG являются членами-основателями Promedior, имеют долю в ней и получают гонорары от нее. Ни Университет Райса, ни Promedior не принимали участия в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Введение

После повреждения ткани локальные фибробласты пролиферируют, чтобы восстановить рану [1], [2]. В дополнение к фибробластам клетки-предшественники костного мозга инфильтрируют поврежденный участок и дифференцируются в фибробластоподобные клетки, называемые фиброцитами [3].Фиброциты могут дифференцироваться от очищенных CD14 + моноцитов периферической крови, но фиброциты теряют экспрессию CD14 [4]–[8]. Другие исследования также предполагают, что фиброциты дифференцируются из популяции клеток костного мозга CD45 + CXCR4 + , обнаруженных в периферической крови [9]–[11]. Фиброциты представляют собой веретенообразные клетки, которые экспрессируют маркеры гемопоэтических клеток, такие как MHC класса II, CD34, CD45RO, 25F9 и S100A8/A9, маркеры стромальных клеток, такие как коллаген I и коллаген III, и рецепторы хемокинов, такие как CCR2, CXCR4 и CCR7, опосредующие их проникновение в место повреждения [3], [9], [12]–[15].Фиброциты продуцируют цитокины, коллагены, ангиогенные и фиброгенные факторы роста и матриксные металлопротеиназы, которые помогают восстанавливать ткани после повреждения [3]–[5], [16]–[20]. Фиброциты обнаруживаются в виде циркулирующей популяции клеток, присутствующих в периферической крови, и у пациентов с воспалительными и фиброзными заболеваниями наблюдается повышенное количество фиброцитов [10], [21], [22]. Моноциты периферической крови обычно становятся макрофагами, и многое еще предстоит понять о факторах, определяющих, становится ли моноцит фиброцитом или нет [23].

Во время повреждения ткани компонент внеклеточного матрикса гиалуроновая кислота (ГК) распадается на более мелкие фрагменты [24]–[26]. ГК представляет собой отрицательно заряженный линейный полимер повторяющихся звеньев (β,1-4)-D-глюкуроновой кислоты-(β,1-3)-N-ацетил-D-глюкозамина, придающий тканям механическую прочность [27]. Высокомолекулярная гиалуроновая кислота (HMWHA) имеет молекулярную массу >1×10 6 Да и обнаруживается в нормальных здоровых тканях [28]. Концентрация гиалуроновой кислоты составляет 15–150 мкг/г в легочной ткани, 200 мкг/г в стекловидном теле глаза, 500 мкг/г в коже и 1400–3600 мкг/г в синовиальной жидкости [29].В поврежденной ткани HMWHA расщепляется до низкомолекулярной HA (LMWHA) [24]. Массы НМГС колеблются от 0,8 до 8×10 5 Да [24]. Однако существуют варианты использования терминов HMWHA или LMWHA. HMWHA часто относится к любой гиалуроновой кислоте, которая не подверглась деградации [30], поэтому в этом отчете мы будем использовать HMWHA для гиалуроновой кислоты, превышающей 1×10 6 Да, LMWHA для 0,8–8×10 5 Да гиалуроновой кислоты и олиго-ГК для <6×10 3 Да гиалуроновой кислоты.Клетки, по-видимому, способны ощущать разницу между HMWHA, LMWHA и олиго-HA [25], [31]–[37]. Например, LMWHA, но не HMWHA, стимулирует альвеолярные макрофаги к секреции воспалительных цитокинов, таких как IL-8 [25], в то время как созревание и активация дендритных клеток, происходящих из моноцитов, стимулируется 1,2×10 3 Da HA, но не HMWHA или НМГ [36].

Одним из основных рецепторов, экспрессируемых моноцитами и лимфоцитами для обнаружения НА, является CD44 [24], [28], [38], [39]. При повреждении легких CD44 используется для выведения деградировавшей ГК [25], [28], [40].Взаимодействия HA-CD44 помогают перемещению мигрирующих клеток во время развития и помогают миграции иммунных клеток в поврежденные участки [24], [27], [41]. Взаимодействия HA-CD44 также способствуют адгезии и подвижности фибробластов, тем самым облегчая восстановление тканей и ремоделирование поврежденных участков [42]. Моноциты, дендритные клетки и лимфоциты также связывают HA с помощью Toll-подобных рецепторов (TLR), таких как TLR2 и TLR4 [32], [33]. LMWHA связывается либо с TLR2, либо с TLR4, вызывая провоспалительное действие, в то время как HMWHA ослабляет воспаление, ингибируя передачу сигналов TLR2 или TLR4 [33], [43].ГК также может связывать CD168 (рецептор гиалуронан-опосредованной подвижности, RHAMM), рецептор клеточной поверхности на фибробластах и ​​макрофагах [44]. RHAMM активируется при воспалении и раке [44], [45]. Наконец, HA может также связывать HA рецептор эндотелия лимфатических сосудов (LYVE), который обнаруживается преимущественно в лимфатических эндотелиальных клетках и, по-видимому, выводит HA из лимфы [46].

Существует несколько известных факторов, которые способствуют или ингибируют дифференцировку фиброцитов [6]–[8], [47]–[49]. Профибротические цитокины ИЛ-4 и ИЛ-13 потенцируют способность моноцитов дифференцироваться в фиброциты, в то время как белок плазмы сывороточный амилоид Р (САП), сшитый IgG, агонисты TLR2 и провоспалительные цитокины ИФН-α, ИФН -γ и IL-12 ингибируют дифференцировку моноцитов в фиброциты [6]–[8], [47], [49].Поскольку LMWHA увеличивается при повреждении ткани [24], в этом отчете мы рассмотрели влияние гиалуроновой кислоты на дифференцировку фиброцитов. Мы обнаружили, что HMWHA способствует дифференцировке фиброцитов, тогда как LMWHA ингибирует дифференцировку фиброцитов.

Материалы и методы

Культивирование РВМС с гиалуроновой кислотой, цитокинами, SAP и антителами

Кровь была взята у здоровых взрослых добровольцев с специального разрешения Институциональных наблюдательных советов Университета Райса и Техасского университета A&M.Было получено письменное согласие, и все образцы были деидентифицированы перед анализом. Мононуклеарные клетки периферической крови (PBMC) выделяли и инкубировали в бессывороточной среде (SFM) на основе RPMI, как описано ранее [7]. Высокомолекулярную гиалуроновую кислоту из петушиного гребня (HMWHA) и низкомолекулярную гиалуроновую кислоту из пуповины (LMWHA) (обе от Sigma-Aldrich, Сент-Луис, Миссури) восстанавливали до 25 мг/мл в воде. 1230 Da oligo-HA (Hyalose, Oklahoma City, OK) восстанавливали до 10 мг/мл в воде.Все эксперименты проводились как минимум с тремя различными партиями гиалуроновой кислоты. В некоторых экспериментах к клеткам также добавляли человеческий сывороточный амилоид P (SAP) (EMD Biosciences, San Diego, CA), рекомбинантный человеческий IL-4 (Peprotech, Rockhill, NJ) или рекомбинантный человеческий IL-13 (Peprotech). Перед использованием SAP заменяли буфер, как описано ранее [8]. Для лигирования поверхностных рецепторов РВМС культивировали в SFM с 2 мкг/мл анти-человеческого CD44 (клон G44-26) (BD Biosciences, Сан-Хосе, Калифорния), анти-человеческого CD44 (клон 515, антитело, которое предотвращает связывание НА с CD44) [41], [50] (BD Biosciences), античеловеческий CD43 (BD ​​Biosciences) или контроль изотипа IgG1 мыши (BD Biosciences).Разведения гиалуроновой кислоты (или эквивалентный объем воды в качестве контроля) готовили в SFM. Клетки культивировали в двух лунках 96-луночного планшета для тканевых культур (BD Biosciences). На 5-й день поля РВМС фотографировали с помощью фазово-контрастного микроскопа с 20-кратным объективом и подсчитывали жизнеспособные клетки, как описано ранее [7]. Затем клетки фиксировали, окрашивали и подсчитывали количество фиброцитов, как описано ранее [6]–[8], [15], [47]. Фиброциты идентифицировали как прикрепленные веретенообразные клетки с овальным ядром, как описано ранее [6], [7], [15], [47].

Обработка гиалуроновой кислоты гиалуронидазой

3 мг/мл HMWHA или 3 мг/мл LMWHA в PBS обрабатывали 10 ЕД/мл гиалуронидазы из Streptomyces hyalurolyticus (Sigma-Aldrich) в течение 1 или 4 часов при 37°C, после чего расщепление останавливали. кипячением раствора в течение 5 минут при 100°С. Электрофорез ГК на агарозных гелях проводили в соответствии с [51], за исключением того, что 10 мкл образца смешивали с 5 мкл 6-кратного буфера для загрузки ДНК [52] и 40 мкл ДНК-лестницы размером 1 т.п.о. (G5711, Promega, Madison, WI) смешивали с 10 мкл 6× буфера для загрузки ДНК [52].На гель наносили 15 мкл образцов или ДНК-лестницу и проводили при 40 В в течение 8–10 часов [51]. Гели окрашивали 0,005% раствором Stains-All (Sigma-Aldrich) в 50% этаноле/воде [51]. Разведения расщепленной гиалуроновой кислоты (или PBS в качестве контроля) готовили в SFM.

Обнаружение загрязнения ДНК, РНК, белка или эндотоксина в HMWHA, LMWHA или расщепленном HMWHA

1 мкг/мл ДНК-лестница длиной 1 т.п.н., 10 мкг/мл, 1 мкг/мл или 0,1 мкг/мл HMWHA, LMWHA или расщепленного HMWHA подвергали электрофорезу на 1% агарозных гелях, содержащих 2 мкг/мл бромистого этидия, в течение 2 часов. при 40 В.Гели визуализировали с помощью УФ и фотографировали. Мы также исследовали 10 нг/мл, 100 нг/мл или 1000 нг/мл HMWHA или расщепленного HMWHA при 260/280 нм на устройстве для считывания микропланшетов Synergy MX (Biotek, Winooski, VT) с использованием планшета Take3 UV для исследования наличие загрязнения ДНК, РНК или белка с использованием BSA в качестве контроля белка. Предел обнаружения Synergy MX составляет 2 нг/мкл двухцепочечной ДНК, 2 нг/мкл РНК или 6 нг/мкл белка. Мы проверили наличие эндотоксина в переваренном HMWHA, используя синие клетки THP-1 (Invivogen, Сан-Диего, Калифорния) и QuantiBlue (Invivogen), следуя инструкциям производителя.

Препарат моноцитов

CD16-отрицательных моноцитов очищали из 5×10 7 РВМС с использованием набора для уничтожения моноцитов EasySep (StemCell Technology, Ванкувер, Канада) в соответствии с инструкциями производителя [7]. Для определения чистоты моноцитов клетки анализировали с помощью проточной цитометрии (FACScan, BD Biosciences или проточный цитометр Accuri C6, Анн-Арбор, Мичиган), как описано ранее [7], [8], [15], [53]. . Образец каждого препарата моноцитов окрашивали 5 мкг/мл первичных антител против CD3, CD14, CD16, CD19 и CD45, а затем инкубировали с FITC-конъюгированными F(ab’)2 козьими антителами против IgG мыши (перекрестно-адсорбированные против Ig человека, Southern Biotechnology, Бирмингем, Алабама, США), как описано ранее [7], [8].Использовали только отрицательно отобранные клетки со степенью чистоты более 98%, что определяли по положительной экспрессии CD14 и CD45. Менее 1% клеток показали окрашивание на маркер Т-клеток CD3, маркер NK-клеток CD16 или маркер В-клеток CD19. 100 мкл очищенных моноцитов при 5×10 5 клеток/мл в SFM смешивали со 100 мкл 600 мкг/мл HMWHA в SFM, 600 мкг/мл LMWHA в SFM или контрольным разведением водой. На 5-й день клетки фиксировали, окрашивали и подсчитывали количество фиброцитов.

Иммуноцитохимия фиброцитов

РВМС культивировали на восьмилуночных предметных стеклах (Lab-Tek, Nalge Nunc International, Naperville, IL) в присутствии или в отсутствие 300 мкг/мл HMWHA или SFM в течение 5 дней, как описано ранее [53].Затем предметные стекла осторожно наклоняли, чтобы уменьшить смещение клеток, а затем удаляли среду из угла лунки. Иммуноцитохимию проводили, как описано ранее [53], с антителами против CD13 (BioLegend, Сан-Диего, Калифорния), CD14 (BioLegend), CD34 (BD Biosciences), CD45RO (BioLegend), CXCR4 (R&D Systems, Миннеаполис, Миннесота) и коллагеном. I (Rockland Immunochemicals, Gilbertsville, PA).

Иммунофлуоресценция и окрашивание на гиалуроновую кислоту

РВМС культивировали на восьмилуночных предметных стеклах (Lab-Tek, Nalge Nunc International, Naperville, IL) в течение 5 дней, как описано ранее [8], [53].Затем предметные стекла осторожно наклоняли, чтобы уменьшить смещение клеток, а затем удаляли среду из угла лунки. Затем в лунки осторожно добавляли 400 мкл TBS, а затем осторожно пипетировали из угла лунки. Затем клетки фиксировали 200 мкл 2% параформальдегида (PFA) в PBS в течение 15 минут при комнатной температуре. После удаления PFA в лунки добавляли 400 мкл ледяного метанола на 1 час при 4°C для пермеабилизации клеток. После осторожного удаления метанола в лунки добавляли 400 мкл TBS на 10 минут при комнатной температуре, а затем осторожно пипетировали из угла лунки.Это повторялось дважды. 400 мкл TBS, содержащего 5% BSA (TBS-5% BSA), затем добавляли в лунки при комнатной температуре на 60 минут для уменьшения неспецифического связывания. Эти предметные стекла РВМС затем инкубировали с 5 мкг/мл мышиного антитела к CD44 человека (G44-26), кролика против человеческого антитела к RHAMM (клон EPR4055 Epitomics, Burlingame, CA) или мышиного IgG1, изотипический контроль, при комнатной температуре в течение 60 минут. Лунки промывали 400 мкл TBS, а затем инкубировали с 2,5 мкг/мл FITC-конъюгированных F(ab’)2 козьих антимышиных или козьих антикроличьих антител IgG (Southern Biotechnology, Birmingham, AL) при комнатной температуре в течение 30 с. минут.После промывания предметных стекол TBS предметные стекла монтировали в среду для заливки Vectashield, содержащую DAPI (Vector Laboratories, Burlingame, CA). Изображения клеток получали на микроскопе Axioplan2 (Zeiss) с цифровой камерой CoolSNAP HQ (Photometrics, Tucson, AZ) и программным обеспечением Metamorph (Molecular Devices, Dowingtown, PA).

Для окрашивания на гиалуроновую кислоту очищенные человеческие моноциты культивировали в присутствии или в отсутствие 300 мкг/мл HMWHA или LMWHA на восьмилуночных предметных стеклах, как указано выше, в течение 30 минут.Среду осторожно пипетировали и клетки фиксировали, повышали проницаемость и уменьшали неспецифическое связывание, как указано выше. Затем моноциты инкубировали с биотинилированным белком, связывающим гиалуроновую кислоту (bio-HABP) (Northstar Associates, East Falmouth, MA), разведенным 1∶500 в TBS-5% BSA, при комнатной температуре в течение 60 минут. Лунки промывали 400 мкл TBS, а затем инкубировали с 1,0 мкг/мл стрептавидина-FITC (BD Biosciences) при комнатной температуре в течение 30 минут. После промывания предметных стекол TBS предметные стекла устанавливали, как указано выше.

Статистика

Статистический анализ проводили с использованием Prism (GraphPad Software, Сан-Диего, Калифорния). Статистическую значимость определяли как p<0,05, как определено статистическими методами, указанными в подписях к фигурам.

Результаты

HMWHA усиливает дифференцировку фиброцитов, тогда как LMWHA ингибирует дифференцировку фиброцитов

Гиалуроновая кислота представляет собой отрицательно заряженный гликозаминогликан, в изобилии присутствующий во внеклеточном матриксе [27], [29], [33], [54], [55].Чтобы исследовать роль гиалуроновой кислоты в дифференцировке фиброцитов, РВМС культивировали в присутствии двух разных размеров гиалуроновой кислоты. По данным производителя, HMWHA имеет диапазон молекулярных масс с пиком 2×10 6 Да, а LMWHA имеет диапазон молекулярных масс с пиком 7,5×10 5 Да; как описано ниже, эти размеры были проверены с помощью гель-электрофореза. В наших бессывороточных культуральных средах, когда PBMC инкубировали с HMWHA или LMWHA, мы обнаружили, что 300 мкг/мл HMWHA усиливают дифференцировку фиброцитов, тогда как 300 мкг/мл LMWHA ингибируют дифференцировку фиброцитов (рис. 1).Эти данные свидетельствуют о том, что HMWHA и LMWHA оказывают противоположное влияние на дифференцировку фиброцитов. Все партии HMWHA и LMWHA были проверены на содержание белка, РНК, ДНК, и было обнаружено, что они ниже уровня обнаружения (данные не показаны). PBMC, обработанные 300 мкг/мл, 100 мкг/мл, 0,03 мкг/мл или 0,01 мкг/мл HMWHA или LMWHA, не имели существенной разницы в количестве жизнеспособных клеток через 5 дней по сравнению с необработанными клетками (рис. 2). Эти данные свидетельствуют о том, что HMWHA и LMWHA оказывают противоположное влияние на дифференцировку фиброцитов, не влияя на общую жизнеспособность клеток.

Рисунок 1. Высокомолекулярная гиалуроновая кислота (HMWHA) способствует дифференцировке фиброцитов, а низкомолекулярная гиалуроновая кислота (LMWHA) ингибирует дифференцировку фиброцитов.

РВМС человека культивировали в указанных концентрациях HMWHA и LMWHA. Через 5 дней клетки высушивали на воздухе, фиксировали, окрашивали и подсчитывали количество фиброцитов. Фиброциты были идентифицированы как прикрепленные веретенообразные клетки с овальным ядром. Для каждого донора значения рассчитывали как процент контроля без ГК.Результаты являются средними ± SEM (n = 6 отдельных экспериментов для HMWHA и n = 5 отдельных экспериментов для LMWHA). Число фиброцитов на 2,5×10 91 216 5 91 217 РВМС для контролей без ГК от 6 доноров составило 808, 400, 296, 450, 850 и 1200. * указывает р<0,05 и ** р<0,01 по сравнению с контроль, как определено с помощью t-теста. При использовании непараметрического двустороннего t-критерия Манна-Уитни 300 мкг/мл и 100 мкг/мл HMWHA значительно увеличивают количество фиброцитов по сравнению с контролем при p<0.001 и 300 мкг/мл LMWHA достоверно снижает количество фиброцитов по сравнению с контролем при p<0,01.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0026078.g001

Рисунок 2. HMWHA и LMWHA не влияют на жизнеспособность клеток.

РВМС человека культивировали в отсутствие (SFM) или в присутствии указанных концентраций HMWHA или LMWHA в течение 5 дней. Через 5 дней подсчитывали количество клеток. Результаты представляют собой средние ± SEM жизнеспособных клеток на 0,15 мм 2 (n = 4 отдельных эксперимента).Не было статистической значимости при анализе с помощью ANOVA или t-критерия.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0026078.g002

Чтобы подтвердить, что длинные веретенообразные клетки являются фиброцитами, мы окрашивали РВМС на 5-й день, инкубированные с 300 мкг/мл HMWHA или SFM, для маркеров фиброцитов, таких как CD13, CD34, CD45RO, CXCR4 и коллаген I. Когда РВМС культивировали в присутствии 300 мкг/мл HMWHA или SFM в течение 5 дней, длинные веретенообразные клетки окрашивались положительно на CD13, CD34, CD45RO, CXCR4 и коллаген. I (данные не представлены).Мы также окрашивали РВМС на 5-й день, культивированные в 300 мкг/мл HMWHA или SFM, на маркер моноцитов CD14 и маркер макрофагов PM2K. Фиброциты в обоих условиях не окрашивались на CD14 или PM2K (данные не показаны). Было несколько клеток, не являющихся фиброцитами, которые окрашивались положительно на CD14 и PM2K (данные не показаны). Вместе эти наблюдения указывают на то, что длинные веретенообразные клетки являются фиброцитами.

ГК, обработанная гиалуронидазой, ингибирует дифференцировку фиброцитов

Поскольку HMWHA потенцирует дифференцировку фиброцитов, а LMWHA ингибирует дифференцировку фиброцитов, возможно, что HMWHA содержит примеси, которые усиливают дифференцировку фиброцитов, или LMWHA содержит примеси, которые ингибируют дифференцировку фиброцитов.Чтобы подтвердить, что гиалуроновая кислота разного размера оказывает разное действие, мы расщепили HMWHA на более мелкие фрагменты с помощью гиалуронидазы, чтобы определить, ингибирует ли расщепленный HMWHA дифференцировку фиброцитов. HMWHA имел диапазон молекулярной массы примерно от 6,3×10 6 Да до 2×10 6 Да (рис. 3А). Диапазон размеров HMWHA, расщепленных гиалуронидазой, был эквивалентен размеру LMWHA (диапазон масс примерно 6×10 5 Da–8×10 5 Da), согласно анализу с помощью гель-электрофореза, в то время как обработка LMWHA гиалуронидазой немного уменьшил верхний предел диапазона размеров LMWHA (рис. 3A).Гиалуронидаза, возможно, расщепила HMWHA и LMWHA на более мелкие частицы, такие как олигогиалуроновая кислота. Однако мы не смогли обнаружить эти меньшие размеры на геле. HMWHA и LMWHA, обработанные гиалуронидазой, ингибировали дифференцировку фиброцитов (рис. 3B). Содержащий гиалуронидазу PBS не влиял на дифференцировку фиброцитов (данные не представлены). Поскольку HMWHA были расщеплены бактериальной гиалуронидазой, возможно, что расщепленный HMWHA может содержать эндотоксины, которые фактически вызывают ингибирование дифференцировки фиброцитов.HMWHA, расщепленные гиалуронидазой, всегда имели эндотоксин ниже определяемого уровня (данные не показаны). Обработка РВМС HMWHA и LMWHA, расщепленных гиалуронидазой, также не влияла на жизнеспособность клеток через 5 дней (данные не представлены). В совокупности это предполагает, что потенцирование дифференцировки фиброцитов под действием HMWHA и ингибирование дифференцировки под действием LMWHA не связаны с примесью, отличной от HA.

Рисунок 3. HMWHA и LMWHA, обработанные гиалуронидазой, ингибируют дифференцировку фиброцитов.

( A ) HMWHA и LMWHA обрабатывали 10 ЕД/мл гиалуронидазы в течение 1 и 4 часов при 37°C.Образцы анализировали электрофорезом в агарозном геле. М, 1 Кб ладдер; Переулок 1, HMWHA; Дорожка 2, HMWHA, инкубированная с гиалуронидазой в течение 1 часа; Дорожка 3, HMWHA, инкубированная с гиалуронидазой в течение 4 часов; переулок 4, LMWHA; Дорожка 5, LMWHA инкубировали с гиалуронидазой в течение 1 часа; Дорожка 6, LMWHA инкубировали с гиалуронидазой в течение 4 часов; дорожка 7, PBS; Дорожка 8, PBS, инкубированный с гиалуронидазой в течение 1 часа; и дорожка 9, PBS, инкубированный с гиалуронидазой в течение 4 часов. ( B ) РВМС человека культивировали в 300 мкг/мл обработанных или необработанных гиалуронидазой HMWHA и LMWHA в течение 4 часов.Через 5 дней клетки высушивали на воздухе, фиксировали, окрашивали и подсчитывали количество фиброцитов. Результаты представляют собой среднее ± SEM процентного контроля SFM (n = 6 отдельных экспериментов). Количество фиброцитов в контроле SFM от 6 доноров составило 883, 1029, 808, 288, 400 и 288. * означает p<0,05, ** p<0,01, *** p<0,001, как определено с помощью t-критерия. Используя непараметрический двусторонний t-критерий Манна-Уитни, 300 мкг/мл HMWHA значительно увеличивает количество фиброцитов по сравнению с контролем с p<0.001, но HMWHA, инкубированная с 300 мкг/мл гиалуронидазы, существенно не отличается от контроля. Кроме того, 300 мкг/мл LMWHA значительно снижает количество фиброцитов по сравнению с контролем с p<0,001, а инкубированный 300 мкг/мл гиалуронидазы LMWHA также значительно снижает количество фиброцитов по сравнению с контролем с p<0,001. Используя непараметрический односторонний t-критерий Манна-Уитни, HMWHA, инкубированный с 300 мкг/мл гиалуронидазы, значительно снижает количество фиброцитов по сравнению с контролем с p<0.05.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0026078.g003

Высоко- и низкомолекулярная ГК присутствует в местах повреждения [24], [34], [56]. Поэтому мы исследовали, как комбинации 300 мкг/мл HMWHA и 300 мкг/мл LMWHA влияют на дифференцировку фиброцитов. Количество фиброцитов, наблюдаемое в PBMC, обработанных комбинацией HMWHA и LMWHA, было значительно ниже по сравнению с PBMC, культивированными только с HMWHA, но существенно не отличалось по сравнению с PBMC, культивируемыми только с LMWHA (фиг. 4).В этом эксперименте мы добавили в 2,7 раза больше молей LMWHA, чем HMWHA. Возможно, добавленное нами увеличенное количество LMWHA нейтрализовало влияние HMWHA на дифференцировку фиброцитов. Когда мы анализируем данные с помощью односторонних t-тестов Манна-Уитни, мы наблюдаем, что 300 мкг/мл HMWHA или 300 мкг/мл LMWHA значительно отличаются от комбинации 300 мкг/мл HMWHA и LMWHA, что предполагает, что HMWHA и LMWHA оба нейтрализуют влияние друг друга на дифференцировку фиброцитов.

Рис. 4.LMWHA ингибирует дифференцировку фиброцитов, индуцированную HMWHA.

РВМС человека культивировали в SFM (контроль), SFM с 300 мкг/мл HMWHA, SFM с 300 мкг/мл LMWHA или SFM с 300 мкг/мл HMWHA и 300 мкг/мл LMWHA. Через 5 дней клетки высушивали на воздухе, фиксировали, окрашивали и подсчитывали количество фиброцитов. Результаты представляют собой средние значения ± стандартная ошибка среднего в процентах от контроля (n = 3 отдельных эксперимента). Количество фиброцитов на 2,5×10 5 РВМС в контроле от 3 доноров составило 1525, 713 и 1290.* означает p<0,05, ** p<0,01, *** p<0,001 по сравнению с контролем, как определено с помощью ANOVA. При использовании непараметрического двустороннего t-критерия Манна-Уитни не было выявлено статистически значимой разницы между различными экспериментальными группами. Используя непараметрический односторонний t-критерий Манна-Уитни, 300 мкг/мл HMWHA значительно увеличивает количество фиброцитов по сравнению с контролем с p<0,05, 300 мкг/мл LMWHA значительно снижает количество фиброцитов по сравнению с контролем с р<0.05, 300 мкг/мл HMWHA и 300 мкг/мл LMWHA значительно снижали количество фиброцитов по сравнению с контролем с p<0,05. Кроме того, 300 мкг/мл HMWHA значительно увеличивает количество фиброцитов по сравнению с 300 мкг/мл LMWHA или комбинацией 300 мкг/мл HMWHA и LMWHA с p<0,05. 300 мкг/мл LMWHA значительно снижает количество фиброцитов по сравнению с 300 мкг/мл HMWHA или комбинацией 300 мкг/мл HMWHA и LMWHA с p<0,05.

https://дои.org/10.1371/journal.pone.0026078.g004

HMWHA и LMWHA напрямую влияют на дифференцировку моноцитов в фиброциты

Ранее мы обнаружили, что агонисты IL-12 и TLR2 при добавлении к популяции PBMC косвенно влияют на дифференцировку моноцитов в фиброциты [7], [8], в то время как такие факторы, как SAP, IL-4, IL-13 или агрегированные IgG непосредственно влияет на дифференцировку моноцитов в фиброциты [6], [8], [47]. Поэтому мы исследовали, действуют ли HMWHA или LMWHA непосредственно на моноциты человека.Когда к очищенным моноцитам добавляли 300 мкг/мл HMWHA или LMWHA, HMWHA усиливал дифференцировку фиброцитов, тогда как LMWHA ингибировал дифференцировку фиброцитов (рис. 5). Это предполагает, что HMWHA и LMWHA действуют непосредственно на моноциты, либо усиливая, либо ингибируя дифференцировку фиброцитов.

Рисунок 5. HMWHA потенцирует, но LMWHA ингибирует дифференцировку очищенных моноцитов в фиброциты.

Очищенные моноциты человека культивировали в 300 мкг/мл HMWHA или LMWHA в течение 5 дней.Через 5 дней клетки высушивали на воздухе, фиксировали, окрашивали и подсчитывали количество фиброцитов. Результаты представляют собой средние значения ± стандартная ошибка среднего для процента контроля без ГК (n = 3 отдельных эксперимента). Число фиброцитов на 2,5×10 91 216 5 91 217 моноцитов в контроле от 3 доноров составляло 4250, 2450 и 1600. * указывает на р<0,05, а ** указывает на р<0,01 по сравнению с контролем, как определено с помощью t-критерия. Используя непараметрический двусторонний t-критерий Манна-Уитни, нет существенной разницы между контролем, 300 мкг/мл HMWHA или 300 мкг/мл LMWHA.Используя непараметрический односторонний t-критерий Манна-Уитни, 300 мкг/мл HMWHA значительно увеличивает количество фиброцитов по сравнению с контролем, 300 мкг/мл LMHWA значительно снижает количество фиброцитов по сравнению с контролем.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0026078.g005

Олигогиалуроновая кислота не влияет на дифференцировку фиброцитов

Поскольку LMWHA и HMWHA, обработанные гиалуронидазой, снижали количество фиброцитов, мы исследовали возможность того, что очень маленькие полимеры гиалуроновой кислоты могут ингибировать дифференцировку фиброцитов.Когда PBMC культивировали с возрастающими концентрациями 6-мерной олигогиалуроновой кислоты (1230 Да), не было различий в количестве фиброцитов по сравнению с SFM (рис. 6). Это указывает на то, что хотя LMWHA ингибирует дифференцировку фиброцитов, для этого эффекта требуется полимер большего размера, чем гиалуроновая кислота 6-mer/1230 Da. Это также свидетельствует о том, что HMWHA, расщепленный гиалуронидазой, ингибирует дифференцировку фиброцитов (рис. 3B) из-за размера, сходного с LMWHA, а не из-за небольших размеров фрагментов, сходных с размерами олигогиалуроновой кислоты.

Рисунок 6. Олигогиалуроновая кислота не влияет на дифференцировку фиброцитов.

РВМС человека культивировали в различных концентрациях олигогиалуроновой кислоты в течение 5 дней. Через 5 дней клетки высушивали на воздухе, фиксировали, окрашивали и подсчитывали количество фиброцитов. Результаты представляют собой среднее значение ± SEM процентного контроля (n = 3 отдельных эксперимента). Количество фиброцитов 2,5×10 5 РВМС в контроле от 3 доноров составило 4150, 2560 и 575.

https://дои.org/10.1371/journal.pone.0026078.g006

HMWHA и LMWHA по-разному влияют на экспрессию CD44

Гиалуроновая кислота

связывается с молекулой клеточной поверхности CD44, и это взаимодействие играет важную роль в развитии, воспалении, росте опухоли, а также рекрутировании и активации многих иммунных клеток в поврежденных тканях [57]. Поэтому мы проверили влияние HMWHA и LMWHA на экспрессию CD44 на PBMC. После культивирования РВМС в присутствии или в отсутствие 300 мкг/мл HMWHA или 300 мкг/мл LMWHA в течение 5 дней клетки окрашивали на CD44.Для РВМС, культивируемых в SFM, как фиброциты, так и нефиброциты экспрессировали CD44 (фиг. 7). В культурах, содержащих HMWHA, фиброциты и клетки, не являющиеся фиброцитами, демонстрировали окрашивание на CD44, сходное с контролем (фиг. 7). В культурах, содержащих LMWHA, как фиброциты, так и нефиброциты имели меньшее окрашивание на CD44 по сравнению с контролем (фиг. 7). Эти результаты показывают, что HMWHA и LMWHA не только оказывают противоположное влияние на дифференцировку фиброцитов, но и по-разному влияют на уровни CD44 в фиброцитах и ​​нефиброцитарных клетках.

Рисунок 7. HMWHA и LMWHA по-разному влияют на экспрессию CD44.

PBMC инкубировали в SFM, SFM с 300 мкг/мл HMWHA или SFM с 300 мкг/мл LMWHA в течение 5 дней. Затем РВМС фиксировали и окрашивали на CD44. На всех панелях ядра окрашены в синий цвет с помощью DAPI, а столбцы имеют размер 20 мкм. Стрелки указывают на фиброциты, а наконечники стрелок указывают на клетки, не являющиеся фиброцитами. Цифры представляют один из 3 независимых экспериментов.

https://doi.org/10.1371/журнал.pone.0026078.g007

Антитела против человеческого CD44 усиливают дифференцировку фиброцитов

Чтобы определить, может ли рецептор CD44, связывающий гиалуроновую кислоту, напрямую влиять на дифференцировку фиброцитов, мы культивировали РВМС с двумя различными антителами против CD44 человека, антителами против CD43 человека или контрольным изотипом IgG1 мыши в течение 5 дней. Мы использовали CD43 в качестве второго гематопоэтического маркера, так как он играет важную роль в адгезии, передаче сигналов между клетками и взаимодействиях с цитоскелетом, но не связывает HA [58].Одно из антител против человеческого CD44 (клон 515) представляет собой блокирующее антитело, которое связывается в том же месте или рядом с HA на CD44, предотвращая связывание HA с CD44 [41], [50]. Второе mAb против CD44 (клон G44-26) не препятствует связыванию НА с CD44. При добавлении к РВМС оба антитела к CD44 значительно увеличивали число фиброцитов по сравнению с РВМС, культивируемыми либо в SFM, либо в мышиных антителах IgG1 (фиг. 8). Антитела против CD43 человека и контрольные антитела изотипа IgG1 мыши не оказывали статистически значимого влияния на дифференцировку фиброцитов.

Рисунок 8. Антитела к CD44 усиливают дифференцировку моноцитов в фиброциты.

РВМС человека культивировали в 2 мкг/мл анти-человеческого анти-CD44, анти-CD43 или мышиного изотипического контроля IgG1. Через 5 дней клетки высушивали на воздухе, фиксировали, окрашивали и подсчитывали количество фиброцитов. Результаты представляют собой среднее значение ± SEM процентного контроля (n = 6 отдельных экспериментов). Количество фиброцитов на 2,5×10 5 РВМС в контроле составляло 350, 50, 350, 250, 450 и 50. * указывает р<0.05 по сравнению с контролем, как определено с помощью дисперсионного анализа с посттестом Даннета). Используя двусторонний t-критерий Манна-Уитни, 2 мкг/мл античеловеческих анти-CD44-антител значительно увеличивают количество фиброцитов по сравнению с контролем с p<0,001.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0026078.g008

ГК также может связываться с другими поверхностными рецепторами, такими как RHAMM [59], [60]. Мы исследовали, влияют ли HMWHA или LMWHA на экспрессию RHAMM. После культивирования РВМС в присутствии или в отсутствие 300 мкг/мл HMWHA или 300 мкг/мл LMWHA в течение 5 дней клетки окрашивали на RHAMM.Как описано ранее в активированных моноцитах [61] или клетках CD34 + [62], мы не наблюдали окрашивания RHAMM в фиброцитах или нефиброцитах в присутствии или отсутствии HMWHA или LMWHA (данные не показаны).

Очищенные моноциты интернализуют HMWHA и LMWHA

Поскольку HMWHA и LMWHA непосредственно влияют на дифференцировку моноцитов в фиброциты, мы исследовали, отличается ли интернализация HMWHA и LMWHA в очищенных моноцитах. Очищенные моноциты инкубировали с 300 мкг/мл HMWHA или 300 мкг/мл LMWHA или без них, и через 30 минут клетки фиксировали.Затем фиксированные клетки окрашивали на гиалуроновую кислоту. Мы обнаружили флуоресцентный сигнал низкой интенсивности на необработанных моноцитах, что могло быть связано с аутофлуоресценцией, неспецифическим связыванием биотинилированного белка, связывающего гиалуроновую кислоту (био-HABP), или присутствием ГК, связанной с клетками ex vivo, поскольку эти представляли собой свежеприготовленные клетки, а ГК присутствует в плазме в количестве 0,01–0,03 мкг/мл [63]. Мы наблюдали окрашивание HA внутри моноцитов, обработанных HMWHA и LMWHA (рис. 9). Моноциты, обработанные HMWHA или LMWHA в течение 60 минут, также имели окрашивание HA внутри клеток (данные не показаны).Это говорит о том, что противоположное влияние HMWHA и LMWHA на дифференцировку фиброцитов вряд ли связано с различной интернализацией высоко- и низкомолекулярных гиалуроновых кислот очищенными моноцитами. Хотя 10-дневные культивируемые фиброциты синтезируют гиалуроновую кислоту [64], наша неспособность обнаружить гиалуроновую кислоту на моноцитах, культивируемых в течение 60 минут, позволяет предположить, что продукция гиалуроновой кислоты в фиброцитах регулируется в процессе развития.

Рисунок 9. Через 30 минут как LMWHA, так и HMWHA интернализуются моноцитами.

Очищенные моноциты человека инкубировали в SFM, SFM с 300 мкг/мл LMWHA или 300 мкг/мл HMWHA в течение 30 минут. PBMC окрашивали биотинилированным белком, связывающим гиалуроновую кислоту (HABP), и это выявляли с помощью стрептавидина-FITC. На всех панелях ядра окрашены в синий цвет с помощью DAPI, а столбцы имеют размер 20 мкм. На рисунках представлен один из трех независимых экспериментов.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0026078.g009

SAP ингибирует дифференцировку фиброцитов, индуцированную HMWHA, и усиливает ингибирование фиброцитов, индуцированное LMWHA

Во время повреждения тканей присутствуют различные профиброцитарные и антифиброцитарные факторы [8], [24], [48], [49], [65].Мы исследовали влияние HMWHA и LMWHA на дифференцировку фиброцитов в присутствии SAP, мощного ингибитора дифференцировки фиброцитов [6], [8], [15], [53], [66]–[69]. PBMC культивировали в различных концентрациях HMWHA или LMWHA вместе с различными концентрациями SAP. SAP противодействовал дифференцировке фиброцитов, индуцированной HMWHA, и усиливал ингибирование фиброцитов, индуцированное LMWHA (рис. 10). Это свидетельствует о том, что ингибирующая фиброциты активность SAP оказывает доминирующее влияние на стимулирующую фиброциты активность HMWHA и что LMWHA потенцирует способность SAP ингибировать дифференцировку фиброцитов.

Рисунок 10. SAP ингибирует дифференцировку фиброцитов, индуцированную HMWHA, и усиливает ингибирование фиброцитов, индуцированное LMWHA.

( A ) РВМС человека культивировали в различных концентрациях HMWHA с 0, 0,1, 0,3, 1 и 3 мкг/мл SAP. Через 5 дней клетки высушивали на воздухе, фиксировали, окрашивали и подсчитывали количество фиброцитов. Результаты представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего для фиброцитов на 2,5×10 5 РВМС (n = 5 отдельных экспериментов, за исключением n = 11 отдельных экспериментов для HMWHA без SAP).При отсутствии SAP разница между отсутствием лечения и введением 300 мкг/мл HMWHA является значимой с p<0,01 (t-критерий). При 300 мкг/мл HMWHA добавление 1 или 3 мкг/мл SAP значительно снижает количество фиброцитов с p<0,05 (ANOVA). Используя непараметрический двусторонний t-критерий Манна-Уитни без SAP, разница между отсутствием лечения и 300 мкг/мл HMWHA является значимой с p<0,05. При 300 мкг/мл HMWHA добавление 1 или 3 мкг/мл SAP значительно снижает количество фиброцитов с p<0,05. ( B ) PBMC человека культивировали в различных концентрациях LMWHA с 0, 0.1, 0,3, 1 и 3 мкг/мл САП в течение 5 дней. Через 5 дней клетки высушивали на воздухе, фиксировали, окрашивали и подсчитывали количество фиброцитов. Результаты представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего для фиброцитов на 2,5×10 5 РВМС (n = 5 отдельных экспериментов, за исключением n = 11 отдельных экспериментов для LMWHA без SAP). Без добавления SAP разница между отсутствием лечения и 100 мкг/мл или 300 мкг/мл LMWHA является значимой с p<0,001 (t-критерий). Используя непараметрический двусторонний t-критерий Манна-Уитни без добавления SAP, разница между отсутствием лечения и 100 мкг/мл или 300 мкг/мл LMWHA является значимой при p<0.05.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0026078.g010

LMWHA ингибирует дифференцировку фиброцитов, индуцированную IL-4 или IL-13

IL-4 и IL-13 представляют собой цитокины, которые потенцируют дифференцировку фиброцитов [6], [8], [53]. Чтобы определить, существует ли регуляторная иерархия, мы исследовали влияние LMWHA на дифференцировку фиброцитов в присутствии IL-4 или IL-13. IL-4 и IL-13 стимулировали дифференцировку фиброцитов, а LMWHA ингибировал индуцированную IL-4 и IL-13 дифференцировку фиброцитов (фиг. 11).Это свидетельствует о том, что ингибирующая активность LMWHA в отношении фиброцитов имеет доминирующий эффект по сравнению с активностью IL-4 и IL-13, стимулирующей фиброциты.

Рисунок 11. LMWHA ингибирует IL-4 или IL-13-индуцированную дифференцировку фиброцитов.

РВМС человека культивировали в ( A ) SFM, SFM с 1 нг/мл IL-4, SFM с 300 мкг/мл LMWHA или SFM с 1 нг/мл IL-4 и 300 мкг/мл LMWHA, или ( B ) SFM, SFM с 1 нг/мл IL-13 или SFM с 1 нг/мл IL-13 и 300 мкг/мл LMWHA. Через 5 дней клетки высушивали на воздухе, фиксировали, окрашивали и подсчитывали количество фиброцитов.Результаты представляют собой среднее значение ± SEM процентного контроля (n = 3 отдельных эксперимента). Количество фиброцитов на 2,5×10 5 РВМС в контроле от 3 доноров составило 900, 1520 и 431. по t-тесту. Используя непараметрический двусторонний t-критерий Манна-Уитни, не было обнаружено существенной разницы между контролем, 300 мкг/мл LMWHA, 1 нг/мл IL-4, 1 нг/мл IL-13, комбинация 300 мкг/мл. мл LMWHA и 1 нг/мл IL-4 или комбинация 300 мкг/мл LMWHA и 1 нг/мл IL-13.Используя непараметрический односторонний t-критерий Манна-Уитни, 300 мкг/мл LMWHA значительно снижает количество фиброцитов по сравнению с контролем с p<0,05. Кроме того, комбинация 300 мкг/мл LMWHA и 1 нг/мл IL-4 значительно снижает количество фиброцитов по сравнению с 1 нг/мл IL-4 с p<0,05. Комбинация 300 мкг/мл LMWHA и 1 нг/мл IL-13 также значительно снижает количество фиброцитов по сравнению с 1 нг/мл IL-13 с p<0,05.

https://дои.org/10.1371/journal.pone.0026078.g011

Обсуждение

Мы обнаружили, что 300 мкг/мл HMWHA потенцирует дифференцировку фиброцитов, а 300 мкг/мл LMWHA ингибирует дифференцировку фиброцитов. Эти концентрации ГК аналогичны тем, которые наблюдались в тканях [29], и концентрациям ГК, использованным в других исследованиях [25], [28], [33], [70], [71]. Эффект этих двух различных размеров гиалуроновой кислоты на дифференцировку фиброцитов является прямым воздействием на моноциты. HMWHA и LMWHA также по-разному влияют на уровни рецептора адгезии CD44.Противоположный эффект HMWHA и LMWHA на дифференцировку фиброцитов, по-видимому, не связан с различием интернализации HMWHA и LMWHA моноцитами. Антитела против CD44 человека усиливают дифференцировку фиброцитов, что свидетельствует о том, что CD44 может, по крайней мере, частично опосредовать эффект гиалуроновой кислоты на дифференцировку фиброцитов. SAP ингибирует дифференцировку фиброцитов, индуцированную HMWHA, и усиливает дифференцировку фиброцитов, индуцированную LMWHA, в то время как LMWHA ингибирует дифференцировку фиброцитов, потенцированную IL-4 или IL-13.Эти результаты предполагают иерархию доминирования SAP>LMWHA≥HMWHA>IL-4 или IL-13.

HMWHA и LMHWA связываются с рецепторами CD44, TLR2, TLR4, LYVE и RHAMM (CD168) для реализации их биологических эффектов [56]. Ранее нами было показано, что агонисты TLR2 и TLR4 не оказывают прямого влияния на дифференцировку моноцитов в фиброциты [7]. Следовательно, маловероятно, что HWMHA и LMWHA регулируют дифференцировку фиброцитов через TLR2 или TLR4. Нам и другим также не удалось обнаружить экспрессию RHAMM на фиброцитах или моноцитах человека, культивируемых ex vivo, хотя клеточные линии макрофагов экспрессируют RHAMM [61], [62].Наконец, LYVE представляет собой рецептор HA, экспрессируемый преимущественно лимфатическим эндотелием [46], и мы не обнаружили LYVE на моноцитах, макрофагах или фиброцитах (данные не показаны) [53]. Поскольку антитела против CD44 потенцируют дифференцировку фиброцитов, CD44, по-видимому, является доминирующим рецептором для индуцированной ГК регуляции дифференцировки фиброцитов.

В нескольких исследованиях описаны различные эффекты HMWHA и LMWHA на разные типы клеток, такие как макрофаги, дендритные клетки, остеокласты и Т-клетки [25], [32]–[37].Например, в макрофагах мыши и человека HMWHA (6×10 6 Da) не влияли на секрецию провоспалительных хемокинов или цитокинов [25], тогда как LMWHA (<5×10 5 Da) стимулировали эти клетки. для продукции воспалительных хемокинов, таких как воспалительный белок-1α макрофагов (MIP-1α), воспалительный белок-1β макрофагов (MIP-1β) и хемоаттрактантный белок-1 моноцитов (MCP-1) [25], [32], [72] , [73]. В культивируемых макрофагах HMWHA (4,6×10 5 –2,8×10 6 Да) ингибировали фагоцитоз, а LMWHA (9.0×10 4 Да) усиленный фагоцитоз [71]. Ингибирование фагоцитоза макрофагов было пропорционально молекулярной массе ГК. Эти результаты свидетельствуют о том, что LMWHA (<5×10 5 Да) активно стимулируют многие типы клеток в местах повреждения, чтобы облегчить удаление остатков и инфекционных агентов, в то время как HMWHA (>10 6 Да), который является доминирующим ГК при заживлении ран действует как сигнал к восстановлению.

При повреждении тканей, циррозе и фиброзе концентрация ГК увеличивается в сыворотке и тканевой жидкости, и эта ГК, по-видимому, в основном представляет собой НМГ [24], [33], [55].Нормальный диапазон ГК в сыворотке составляет 0,01–0,1 мкг/мл, тогда как у больных с поражением печени концентрация ГК в сыворотке достигает 0,1–0,3 мкг/мл [63]. В мышиных моделях повреждения легких концентрация ГК увеличилась на 50%, а размер накопленной ГК составил примерно 5,4×10 5 Да [28]. По мере разрешения травмы концентрация ГК возвращалась к исходному уровню, а размер возвращался к 1,4×10 6 –3,1×10 6 Да, [28], [74], сходным с размером ГК в легких контрольные мыши.Эти результаты показывают, что после инсульта происходит увеличение концентрации небольших фрагментов гиалуроновой кислоты. По мере заживления травмы концентрация ГК снижается, а размер возвращается к норме (>10 6 Да). В сочетании с нашими результатами это свидетельствует о том, что присутствие LMWHA в поврежденном участке будет ингибировать дифференцировку фиброцитов и отложение коллагена, что позволит макрофагам свободно перемещаться по поврежденному участку для фагоцитоза и удаления любых инфекционных агентов.По мере заживления раны и увеличения отношения HMWHA к LMWHA [27], HMWHA будет способствовать дифференцировке моноцитов в фиброциты, что приведет к восстановлению ткани с помощью фиброцитов, секретирующих ECM, а также стимулирует продукцию ECM фибробластами [19], [20], [ 48]. Однако до сих пор не известен механизм, объясняющий, как простой повторяющийся дисахарид различной длины оказывает противоположное действие на клетки одного и того же типа.

Благодарности

Мы благодарим Varsha Vakil, Университет Райса и Студенческий медицинский центр Beutel Техасского университета A&M за помощь в сборе крови.Мы также благодарим Уильяма Дж. Дири, Университет Райса за помощь в иммунофлуоресцентной микроскопии.

Авторские взносы

Задумал и спроектировал эксперименты: ASM DP RHG. Проведены эксперименты: ASM. Проанализированы данные: ASM DP RHG. Написал статью: ASM. Отредактировал статью: DP RHG.

Каталожные номера

  1. 1. Мартин П. (1997) Заживление ран – стремление к идеальной регенерации кожи. Наука 276: 75–81.
  2. 2. Певица А.Дж., Кларк Р.А. (1999)Кожное заживление ран.N Engl J Med 341: 738–746.
  3. 3. Bucala R, Spiegel LA, Chesney J, Hogan M, Cerami A (1994) Циркулирующие фиброциты определяют новую субпопуляцию лейкоцитов, которая опосредует восстановление тканей. Мол Мед 1: 71–81.
  4. 4. Абэ Р., Доннелли С.К., Пэн Т., Букала Р., Мец К.Н. (2001)Фиброциты периферической крови: путь дифференцировки и миграция в места ран. Дж. Иммунол 166: 7556–7562.
  5. 5. Ян Л., Скотт П.Г., Джуффре Дж., Шанковски Х.А., Гахари А. и др.(2002)Фибоциты периферической крови от ожоговых больных: идентификация и количественная оценка фиброцитов в прикрепленных клетках, культивируемых из мононуклеарных клеток периферической крови. Лаб Инвест 82: 1183–1192.
  6. 6. Pilling D, Buckley CD, Salmon M, Gomer RH (2003) Ингибирование дифференцировки фиброцитов сывороточным амилоидом P. J Immunol 171: 5537–5546.
  7. 7. Maharjan AS, Pilling D, Gomer RH (2010)Агонисты Toll-подобного рецептора 2 ингибируют дифференцировку фиброцитов человека.Восстановление тканей при фиброгенезе 3: 23.
  8. 8. Шао Д.Д., Суреш Р., Вакил В., Гомер Р.Х., Пиллинг Д. (2008) Pivotal Advance: цитокины Th-1 ингибируют, а цитокины Th-2 способствуют дифференцировке фиброцитов. J Leukoc Biol 83: 1323–1333.
  9. 9. Филлипс Р.Дж., Бердик М.Д., Хонг К., Лутц М.А., Мюррей Л.А. и соавт. (2004) Циркулирующие фиброциты перемещаются в легкие в ответ на CXCL12 и промежуточный фиброз. Дж. Клин Инвест 114: 438–446.
  10. 10. Strieter RM, Keeley EC, Burdick MD, Mehrad B (2009)Роль циркулирующих мезенхимальных клеток-предшественников, фиброцитов, в развитии легочного фиброза.Trans Am Clin Climatol Assoc 120: 49–59.
  11. 11. Рейлкофф Р.А., Букала Р., Херцог Э.Л. (2011)Фиброциты: новые эффекторные клетки при хроническом воспалении. Nat Rev Immunol 11: 427–435.
  12. 12. Мур Б.Б., Колодсик Дж. Э., Танникал В. Дж., Кук К., Мур Т. А. и др. (2005) CCR2-опосредованное рекрутирование фиброцитов в альвеолярное пространство после фиброзного повреждения. Ам Дж. Патол 166: 675–684.
  13. 13. Hashimoto N, Jin H, Liu T, Chensue SW, Phan SH (2004)Происходящие из костного мозга клетки-предшественники при легочном фиброзе.Дж. Клин Инвест 113: 243–252.
  14. 14. Chesney J, Bucala R (1997)Фиброциты периферической крови: новые фибробластоподобные клетки, которые представляют антиген и опосредуют восстановление тканей. Biochem Soc Trans 25: 520–524.
  15. 15. Пиллинг Д., Вакил В., Гомер Р.Х. (2009)Улучшенные условия культивирования без сыворотки для дифференциации фиброцитов человека и мыши. J Immunol Meth 351: 62–70.
  16. 16. Гомпертс Б.Н., Стритер Р.М. (2007)Фиброциты при заболеваниях легких.J Leukoc Biol 82: 449–456.
  17. 17. Quan TE, Cowper S, Wu SP, Bockenstedt LK, Bucala R (2004) Циркулирующие фиброциты: коллаген-секретирующие клетки периферической крови. Int J Biochem Cell Biol 36: 598–606.
  18. 18. Мори Л., Беллини А., Стейси М.А., Шмидт М., Маттоли С. (2005)Фиброциты вносят вклад в популяцию миофибробластов в поврежденной коже и происходят из костного мозга. Exp Cell Res 304: 81–90.
  19. 19. Wang JF, Jiao H, Stewart TL, Shankowsky HA, Scott PG, et al.(2007)Фиброциты ожоговых больных регулируют активность фибробластов. Восстановление ран 15: 113–121.
  20. 20. Хартлапп И., Абэ Р., Саид Р.В., Пэн Т., Фельтер В. и др. (2001)Fibrocytes индуцируют ангиогенный фенотип в культивируемых эндотелиальных клетках и способствуют ангиогенезу in vivo. FASEB J 15: 2215–2224.
  21. 21. Маттоли С., Беллини А., Шмидт М. (2009)Роль гемопоэтического мезенхимального предшественника человека в заживлении ран и фиброзных заболеваниях и последствиях для терапии.Curr Stem Cell Res Ther 4: 266–280.
  22. 22. Беллини А., Маттоли С. (2007)Роль фиброцитов, мезенхимальных предшественников костного мозга, в реактивных и репаративных фиброзах. Лаб Инвест 87: 858–870.
  23. 23. Herzog EL, Bucala R (2010)Фиброциты в норме и при болезнях. Опыт Гематол 38: 548–556.
  24. 24. Jiang D, Liang J, Noble PW (2007)Гиалуронан при повреждении и восстановлении тканей. Ann Rev Cell Dev Biol 23: 435–461.
  25. 25.McKee CM, Penno MB, Cowman M, Burdick MD, Strieter RM, et al. (1996) Фрагменты гиалуроновой кислоты (HA) индуцируют экспрессию генов хемокинов в альвеолярных макрофагах. Роль размера НА и CD44. Дж. Клин Инвест 98: 2403–2413.
  26. 26. Ли И., Цзян Д., Лян Дж., Мельцер Э.Б., Грей А. и др. (2011) Тяжелый фиброз легких требует инвазивного фенотипа фибробластов, регулируемого гиалуроновой кислотой и CD44. J Эксперт Мед.
  27. 27. Laurent TC, Fraser JR (1992) Гиалуронан. FASEB J 7: 2397–2404.
  28. 28. Тедер П., Вандивьер Р.В., Цзян Д., Лян Дж., Кон Л. и др. (2002) Разрешение воспаления легких с помощью CD44. Наука 296: 155–158.
  29. 29. Kuo JW (2005) Практические аспекты медицинских продуктов на основе гиалуроновой кислоты. Бостон: Тейлор и Фрэнсис. стр. 1–209.
  30. 30. Filion MC, Phillips NC (2001)Провоспалительная активность загрязняющей ДНК в препаратах гиалуроновой кислоты. J Pharm Pharmacol 53: 555–561.
  31. 31. Day AJ, de la Motte CA (2005)Сшивание гиалуроновой кислоты: защитный механизм при воспалении? Тенденции Иммунол 26: 637–643.
  32. 32. Termeer C, Benedix F, Sleeman J, Fieber C, Voith U, et al. (2002) Олигосахариды гиалуронана активируют дендритные клетки через толл-подобный рецептор 4. J Exp Med 195: 99–111.
  33. 33. Шайбнер К.А., Лутц М.А., Буду С., Фентон М.Дж., Пауэлл Д.Д. и соавт. (2006) Фрагменты гиалуронана действуют как эндогенный сигнал опасности, задействуя TLR2. Дж. Иммунол 177: 1272–1281.
  34. 34. Bollyky PL, Lord JD, Masewicz SA, Evanko SP, Buckner JH, et al.(2007) Новаторство: гиалуронан с высокой молекулярной массой способствует подавлению CD4+CD25+ регуляторных Т-клеток. Дж. Иммунол 179: 744–747.
  35. 35. Chang EJ, Kim HJ, Ha J, Ryu J, Park KH и др. (2007) Гиалуронан ингибирует дифференцировку остеокластов через Toll-подобный рецептор 4. J Cell Sci 120: 166–176.
  36. 36. Termeer CC, Hennies J, Voith U, Ahrens T, Weiss JM, et al. (2000)Олигосахариды гиалуроновой кислоты являются мощными активаторами дендритных клеток.Дж. Иммунол 165: 1863–1870.
  37. 37. Накамура К., Йокогама С., Йонеда М., Окамото С., Тамаки Ю. и др. (2004) Гиалуронан с высокой, но не с низкой молекулярной массой предотвращает повреждение печени, опосредованное Т-клетками, путем снижения провоспалительных цитокинов у мышей. J Гастроэнтерол 39: 346–354.
  38. 38. Цзян Д., Лян Дж., Фан Дж., Ю С., Чен С. и др. (2005) Регуляция повреждения и восстановления легких с помощью Toll-подобных рецепторов и гиалуроновой кислоты. Nat Med 11: 1173–1179.
  39. 39. Peach RJ, Hollenbaugh D, Stamenkovic I, Aruffo A (1993)Идентификация сайтов связывания гиалуроновой кислоты во внеклеточном домене CD44.J Cell Biol 122: 257–264.
  40. 40. Тейлор К.Р., Ямасаки К., Радек К.А., Ди Нардо А., Гударзи Х. и др. (2007) Распознавание гиалуронана, высвобождаемого при стерильном повреждении, включает уникальный рецепторный комплекс, зависящий от Toll-подобного рецептора 4, CD44 и MD-2. J Biol Chem 282: 18265–18275.
  41. 41. Siegelman MH, DeGrendele HC, Estess P (1999)Активация и взаимодействие CD44 и гиалуроновой кислоты в иммунологических системах. J Leukoc Biol 66: 315–321.
  42. 42. Сви К., Уайт Дж., Вайлант П., Джессурун Дж., Рунта У и др.(1996) Миграция фибробластов при остром повреждении легких и инвазия фибринового матрикса опосредованы CD44. Дж. Клин Инвест 98: 1713–1727.
  43. 43. Кампо Г.М., Авенозо А., Кампо С., Д’Аскола А., Настаси Г. и др. (2010)Гиалуронан молекулярного размера по-разному модулирует толл-подобный рецептор-4 при индуцированном ЛПС воспалении в хондроцитах мыши. Биохимия 92: 204–215.
  44. 44. Заман А., Цуй З., Фоли Дж. П., Чжао Х., Гримм П. С. и др. (2005)Экспрессия и роль рецептора гиалуроновой кислоты RHAMM в воспалении после повреждения блеомицином.Am J Resp Cell Mol Biol 33: 447–454.
  45. 45. Hamilton SR, Fard SF, Paiwand FF, Tolg C, Veiseh M, et al. (2007) Рецепторы гиалуроновой кислоты CD44 и Rhamm (CD168) образуют комплексы с ERK1,2, которые поддерживают высокую базальную подвижность в клетках рака молочной железы. J Biol Chem 282: 16667–16680.
  46. 46. Джонсон Л.А., Прево Р., Класпер С., Джексон Д.Г. (2007)Вызванное воспалением поглощение и деградация лимфатического эндотелиального рецептора гиалуроновой кислоты LYVE-1. J Biol Chem 282: 33671–33680.
  47. 47. Pilling D, Tucker NM, Gomer RH (2006)Агрегированные IgG ингибируют дифференцировку фиброцитов человека. J Leukoc Biol 79: 1242–1251.
  48. 48. Трухильо Г., Менегин А., Флаэрти К.Р., Шолл Л.М., Майерс Д.Л. и др. (2010) TLR9 быстро дифференцируется от медленно прогрессирующих форм идиопатического легочного фиброза. Научный перевод Мед. 2: 57ra82.
  49. 49. Ван Дж., Цзяо Х., Стюарт Т.Л., Шанковски Х.А., Скотт П.Г. и другие. (2007) Улучшение послеожогового гипертрофического рубца после лечения IFN-alpha2b связано со снижением количества фиброцитов.J Interferon Cytokine Res 27: 921–930.
  50. 50. Kansas GS, Wood GS, Dailey MO (1989) Семейство гликопротеинов клеточной поверхности, определяемое предполагаемым антителом против рецептора эндотелиальных клеток у человека. Дж. Иммунол 142: 3050–3057.
  51. 51. Lee HG, Cowman MK (1994) Электрофоретический метод в агарозном геле для анализа молекулярно-массового распределения гиалуроновой кислоты. Анальный биохим 219: 278–287.
  52. 52. Sharp PA, Sugden B, Sambrook J (1973) Обнаружение активности двух эндонуклеаз рестрикции у Haemophilus parainfluenzae с использованием аналитического электрофореза агарозы и бромистого этидия.Биохимия 12: 3055–3063.
  53. 53. Pilling D FT, Huang D, Kaul B, Gomer RH (2009) Идентификация маркеров, которые отличают фиброциты, полученные из моноцитов, от моноцитов, макрофагов и фибробластов. ПЛОС ОДИН 4: e7475.
  54. 54. Гириш К.С., Кемпараю К. (2007)Волшебный клей гиалуронана и его гиалуронидаза-ластик: биологический обзор. Науки о жизни 80: 1921–1943.
  55. 55. Стерн Р., Асари А.А., Сугахара К.Н. (2006)Фрагменты гиалуроновой кислоты: информационная система.Eur J Cell Biol 85: 699–715.
  56. 56. Пауэлл Дж. Д., Хортон М. Р. (2005) Матрица угроз: низкомолекулярный гиалуронан (HA) как сигнал опасности. Иммунол Рез. 31: 207–218.
  57. 57. Lesley J, Hyman R, Kincade PW (1993) CD44 и его взаимодействие с внеклеточным матриксом. Adv Immunol 54: 271–335.
  58. 58. Nong YH, Remold-O’Donnell E, LeBien TW, Remold HG (1989) Моноклональное антитело к сиалофорину (CD43) индуцирует гомотипическую адгезию и активацию моноцитов человека.J Exp Med 170: 259–267.
  59. 59. Хардвик С., Хоар К., Оуэнс Р., Хон Х.П., Хук М. и др. (1992)Молекулярное клонирование нового рецептора гиалуронана, который опосредует подвижность опухолевых клеток. J Cell Biol 117: 1343–1350.
  60. 60. Недвецки С., Гонен Э., Ассаяг Н., Райх Р., Уильямс Р.О. и соавт. (2004) RHAMM, рецептор опосредованной гиалуроновой кислотой подвижности, компенсирует CD44 у воспаленных мышей с нокаутом CD44: другая интерпретация избыточности. Proc Natl Acad Sci USA 101: 18081–18086.
  61. 61. Weiss JM, Renkl AC, Ahrens T, Moll J, Mai BH, et al. (1998) Зависимая от активации модуляция экспрессии рецептора гиалуроновой кислоты и авидности гиалуроновой кислоты моноцитами человека. J Invest Dermatol 111: 227–232.
  62. 62. Грейнер Дж., Рингхоффер М., Танигути М., Шмитт А., Киршнер Д. и соавт. (2002) Рецептор опосредованной гиалуроновой кислотой подвижности (RHAMM) представляет собой новый иммуногенный антиген, ассоциированный с лейкемией, при остром и хроническом миелоидном лейкозе. Опыт Гематол 30: 1029–1035.
  63. 63. Engstrom-Laurent A, Loof L, Nyberg A, Schroder T (1985) Повышение уровня гиалуроновой кислоты в сыворотке крови при заболеваниях печени. Гепатология 5: 638–642.
  64. 64. Бьянкетти Л., Барчик М., Кардосо Дж., Шмидт М., Беллини А. и др. (2011)Свойства ремоделирования внеклеточного матрикса фиброцитов человека. J Cell Mol Med.
  65. 65. Нидермайер М., Райх Б., Родригес Гомес М., Дензел А., Шмидбауэр К. и др. (2009) CD4+ Т-клетки контролируют дифференцировку моноцитов Gr1+ в фиброциты.Proc Natl Acad Sci U S A 106: 17892–17897.
  66. 66. Найк-Матурия Б., Пиллинг Д., Кроуфорд Дж. Р., Гей А. Н., Смит К. В. и др. (2008)Амилоид Р в сыворотке ингибирует заживление кожных ран. Восстановление ран 16: 266–273.
  67. 67. Пиллинг Д., Ройф Д., Ван М., Ронкайнен С., Кроуфорд Дж. Р. и др. (2007) Снижение индуцированного блеомицином легочного фиброза сывороточным амилоидом P. J Immunol 179: 4035–4044.
  68. 68. Мюррей Л.А., Чен К., Крамер М.С., Хессон Д.П., Аргентьери Р.Л. и соавт.(2011) Фиброз легких, вызванный TGF-бета, зависит от макрофагов и блокируется сывороточным амилоидом P. Int J Biochem Cell Biol 43: 154–162.
  69. 69. Мюррей Л.А., Росада Р., Морейра А.П., Джоши А., Крамер М.С. и соавт. (2010)Амилоид сыворотки P терапевтически ослабляет мышиный блеомицин-индуцированный легочный фиброз посредством его воздействия на макрофаги. PLoS One 5: e9683.
  70. 70. Гришко В., Сюй М., Хо Р., Мэйтс А., Уотсон С. и др. (2009)Влияние гиалуроновой кислоты на функцию митохондрий и митохондриальный апоптоз после окислительного стресса в хондроцитах человека.J Biol Chem 284: 9132–9139.
  71. 71. Forrester JV, Balazs EA (1980)Ингибирование фагоцитоза высокомолекулярным гиалуронатом. Иммунология 40: 435–446.
  72. 72. Kuang DM, Wu Y, Chen N, Cheng J, Zhuang SM, et al. (2007)Гиалуронан, полученный из опухоли, индуцирует образование иммуносупрессивных макрофагов посредством временной ранней активации моноцитов. Кровь 110: 587–595.
  73. 73. Ходж-Дюфур Дж., Ноубл П.В., Хортон М.Р., Бао С., Высока М. и др.(1997) Индукция IL-12 и хемокинов гиалуроновой кислотой требует зависимого от адгезии праймирования резидентных, но не индуцированных макрофагов. Дж. Иммунол 159: 2492–2500.
  74. 74. Бай К.Дж., Спайсер А.П., Маскареньяс М.М., Ю Л., Очоа К.Д. и др. (2005) Роль гиалуронансинтазы 3 в повреждении легких, вызванном вентилятором. Am J Respir Crit Care Med 172: 92–98.

Высокомолекулярная гиалуроновая кислота

EXAR ВЫСОКОМОЛЕКУЛЯРНАЯ СЫВОРОТКА ГИАЛУРОНОВАЯ КИСЛОТА

концентрированный высокомолекулярный гиалуронат натрия для профессионального ухода за кожей

 

Для взрослой кожи и кожи среднего возраста
C li Проверено и протестировано дерматологами Продукт находится во флаконах из темного стекла с пипеткой для лучшего нанесения.

Технические характеристики:

PH: 4,0 – 6,0
Вязкость при 25°C: 10.000-25.000
Молекулярная масса от 1.800.000 до 2.200.000 да
Общее количество бактерий: < 100 UFC/г

INCI Ингредиенты (список на этикетке): вода, гиалуронат натрия, бензиловый спирт, дегидроуксусная кислота.

Высокомолекулярная гиалуроновая кислота (ГК) благодаря своей структуре способна связывать постоянное количество воды. Его высокая молекулярная масса не позволяет глубоко проникать в кожу, поэтому данная ГК оказывает более поверхностное действие на кожу по сравнению со средне- и низкомолекулярной ГК.Дает интересные эстетические эффекты за счет увлажнения поверхности кожи! Работая так много на поверхности кожи, этот тип гиалуроновой кислоты может оказывать заметное воздействие на морщины благодаря поверхностному улучшенному увлажнению.

ПОКАЗАНИЯ К ПРИМЕНЕНИЮ

Тщательно очистив лицо, нанесите 10-12 капель сыворотки с высокой молекулярной массой HA.
Массируйте легкими движениями в течение длительного времени, чтобы равномерно распределить по всей поверхности лица и шеи.

Check Also

Профессия ит специалист: Профессия IT-специалист. Описание профессии IT-специалиста. Кто такой IT-специалист. . Описание профессии

Содержание Что такое IT специалист — Кто кем работаетСамые востребованные IT-профессии 2021 года / Блог …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.