Воскресенье , 19 сентября 2021
Главная / Разное / Врачи бывают: их описание и выбор. Где учиться и работать.

Врачи бывают: их описание и выбор. Где учиться и работать.

Содержание

Какие бывают врачи? | какиебывают.рф

Какие бывают врачи? Помимо всем знакомого терапевта существует большое количество узкопрофильных специалистов.

Аллерголог — специалист по лечению аллергии. К нему направляют при аутоиммунных заболеваниях, аллергических проявлениях, часто «подхватываемых» простудах и инфекциях.

Анестезиолог — специалист, который разбирается в средствах и методах обеспечения анестезии  при острых болевых синдромах, шоковых состояниях, травмах, хирургических вмешательствах.

Андролог — специалист, лечащий заболевания половой сферы у мужчин. К таким заболеваниям можно отнести простатит, уретрит, мочекаменную болезнь, заболевания мочевого пузыря, почек. Также в компетенцию андролога входят и венерические заболевания, и все половые инфекции.

Венеролог. Задача врача — венеролога диагностировать и назначать лечение для болезней, передающимся половым путем. По российской терминологии к венерическим относятся мужские и женские заболевания, которыми можно заразиться только при половом акте.

Врач лечебной физкультуры

(ЛФК) обеспечивает квалифицированную медицинскую помощь методом лечебной физкультуры на этапах восстановительного лечения и реабилитации.

Гастроэнтеролог — врач, лечащий нарушения работы желудочно-кишечного тракта. К нему обращаются с болями в животе, проблемами с пищеварением и стулом, с любыми неполадками, связанными с питанием и диетами, с лишним весом в том числе. На диетах также специализируется врач диетолог.

Гепатолог – врач, занимающийся диагностикой и лечением болезней печени. Задача гепатолога верно поставить диагноз, что осложняется наличием большого количества заболеваний, имеющих схожие симптомы.

Геронтолог — врач, изучающий различные (биологические, социальные и психологические) аспекты процесса старения человека, причины старения и средства омоложения — борьбы со старением.

Гинеколог — «женский» врач, который поможет при заболеваниях, характерных только женскому организму (болезни женских половых органов, нарушение цикла) и при заболеваниях женской репродуктивной системы (недостаток гормонов, бесплодие, контрацепция, беременность). В роддоме обитают акушеры-гинекологи, которые принимают роды.

Дерматолог и дерматовенеролог — специалисты по кожным и венерологическим проблемам. К ним — с хроническими заболеваниями кожи, изменившимися родинками, любой сыпью, зудом, изменениями цвета и структуры кожи, в общем, со всем, чем вас беспокоит поверхность вашего тела. Отдельно выделяют врачей дермато-косметологов.

Диетолог — задача диетолога определить индивидуальный рацион для каждого пациента, направленный на помощь лечения определенных болезней и борьбу с проблемами со здоровьем.

Иммунолог — специалист, который занимается иммунной системой. Зачастую врач совмещает специализацию аллерголог-иммунолог.

Кардиолог — врач, который занимается сердцем и сосудами. Его стоит посетить при болях в груди, одышке, учащенном или замедленном сердцебиении, головных болях при перепадах температур, ощущении нехватки воздуха.

Косметолог — занимается как профилактикой, так и лечением кожных заболеваний. Некоторые врачи-косметологи, кроме того, совершают различные косметические процедуры на специальном оборудовании. При необходимости врач-косметолог назначает пациенту не только курс препаратов, но и специальную диету питания.

Логопед — диагностика речевого развития, профилактика и коррекция звукопроизношения, общего недоразвития речи, нарушений письма и чтения, нормализация темпа и ритма речи, устранения расстройств голоса.

Маммолог

— специалист по заболеваниям молочных желез, к нему обращаются при болях в груди, а также при любых обнаруженных уплотнениях, новообразованиях, выделениях из сосков и так далее.

Мануальный терапевт — специалист занимающийся лечением различных заболеваний опорно-двигательного аппарата с помощью физиотерапевтических процедур, расслабляющего массажа и приемов ручного воздействия.

Невропатолог, невролог — специалист по заболеваниям нервной системы, от головных болей до лечения неврозов, болевого синдрома нервного происхождения, воспалений различных нервов и прочих «нервных» патологий.

Нарколог — это врач-специалист, занимающийся выявлением, лечением и профилактикой алкогольной, табачной и наркотической зависимостей. В компетенцию врача-нарколога входит разработка методов предупреждения болезни и ее своевременного выявления, изучение этиологии, патогенеза и проявлений болезни, а также лечение наркомании, токсикомании, алкоголизма, никотинизма и т.д.

Неонатолог лечит новорожденных, их организм отличается не только от взрослого, но и от организма детей постарше. Детьми старшего возраста занимается педиатр.

Нефролог — врач, специализирующийся на лечении болезней почек. Очень часто ео функции выполняет уролог при отсутствии необходимости в штатном нефрологе.

Нейрохирург – врач, специализирующийся на распознавании, предупреждении и лечении хирургическими методами заболеваний периферической и центральной нервной систем.

Онколог — врач, занимающийся диагностикой различных новообразований и лечением раковых образований.

Ортопед — врач, специализирующийся на лечении нарушений осанки, походки, изменений формы стопы, последствий различных травм. Задача ортопеда — верно поставить диагноз заболевания, связанного с опорно-двигательной системой организма, назначить лечение и наблюдать за его течением, корректируя в случае необходимости.

Оториноларинголог — его еще называют «ухо-горло-нос» или ЛОР. Врач, в задачи которого входит постановка диагноза и лечение по проблемам горла, ушей и носа. Чаще всего врач этой специальности работает в поликлиниках, так как в его обязанности входит назначение и проведение обследований и лечение.

Офтальмолог (окулист) — врач, занимающийся органами зрения, изучает строение, работу и болезни глаза, методы лечения и профилактики глазных болезней.

Педиатр — детский врач. Педиатр лечит всех детей, кроме новорожденных, в возрасте до 18 лет.

Пластический хирург. Задача пластического хирурга помочь людям, страдающим из-за каких-то врожденных дефектов внешности, а также скрасить последствия полученных травм. Пластические хирурги также помогают изменить внешность, если такое вмешательство необходимо и сможет улучшить качество жизни пациенту.

Проктолог — врач, который специализируется на  заболеваниях кишечника. Его также часто называют «мужским» врачом, т.к. помимо прочего он занимается леченим простатита у мужчин.

Психотерапевт — является специалистом в области заболеваний психогенного происхождения, он умеет их выявлять, лечить и предупреждать их возникновение. Психотерапевтической деятельностью может заниматься лицо, имеющее высшее образование по этой специальности, и оно не обязательно должно быть медицинским.

Пульмонолог — специалист, который занимается болезнями органов дыхания (лечит бронхита, астму, пневмонию, туберкулез).

Реаниматолог

— занимается поддержанием и восстановлением жизненно важных функций организма при угрожающих жизни заболеваниях (занимающийся реанимацией, изучивший реаниматологию). Часто реаниматолог выполняет работу анестезиолога и наоборот.

Ревматолог — специалист по лечению заболеваний воспалительного и дистрофического характера, при которых поражаются соединительные ткани и суставы.

Рефлексотерапевт. Задача врача-рефлексотерапевта заключается в лечении и профилактике различных заболеваний с помощью активизации определенных биологически активных точек, сконцентрированных на человеческом теле по некоему принципу (так называемым – меридианам).

Сексолог — специалист, осуществляющий психологическую помощь, путем проведения семейных или индивидуальных консультаций по вопросам сексуальных взаимоотношений и подготовки к половой жизни. Основными задачами его работы являются – коррекция полового поведения, лечение сексуальных нарушений и психологическая помощь в проблемах взаимоотношения полов.

Специалист по клеточным технологиям — это врач, который владеет научными методиками по выделению стволовых клеток из организма, их выращиванию и вживлению. Эти методики используются для восстановления функций поврежденных органов и их омоложения.

Стоматолог — врач, занимающийся изучением и лечением зубов, нормы и патологии развития, изучает методы профилактики различных заболеваний полости рта, челюсти. и пограничных областей лица и шеи.

Сурдолог — врач дефектолог, занимающийся глухотой или нарушениями слуха. Диагностикой заболеваний, лечением нарушений слуха, а также подбором слуховых аппаратов и их настройкой.

Терапевт — специалист первой помощи, который диагностирует заболевание и направляет на дальнейшее обследование к узкопрофильным специалистам.

Травматолог — врач, к которому следует обращаться при любых травмах: порезах, повреждениях, переломах и др. Ортопед-травматолог лечит опорно-двигательный аппарат, травматолог-реаниматолог занимается реабилитацией после травм.

Трихолог — лечит заболевания волос и кожи головы. Трихология изучает волосы и волосистую часть кожи головы, строение, фазы роста нормальных (неизмененных) волос.

Уролог и уролог-андролог — его часто называют «мужской врач», однако это не совсем верно. Уролог — специалист по проблемам с мочеполовой системой, а вот андролог занимается расстройствами половых функций у мужчин, гормональными дисфункцями мужской репродуктивной сферы, заболеваниями, передающимися половым путем.

Флеболог — врач, который лечит заболевания вен, в частности, варикозное расширение вен и тромбофлебит.

Фонопед (фониатр) — врач-дефектолог, занимающийсядиагностикой и лечением нарушений голоса. Фониатр ставит диагноз и проводит лечение, а фонопед «ставит» голос, помогает с помощью специальных упражнений развить нервномышечный аппарат гортани и освоить правильное дыхание.

Фтизиатр — специалист по лечению туберкулеза легких. Очень часто отдельного кабинета фтизиатра нет, поэтому следует обращаться к пульмонологу.

Хирург — занимается лечением различных заболеваний, требующих физического оперативного вмешательства.

Эндокринолог — специалист по гормонам, обмене веществ. Поможет в случае нарушениях работы щитовидки, иных желез, надпочечников, яичников, гипофиза и гипоталамуса, гормональном бесплодии. По вопросам женских гормонов чаще встречается гинеколог-эндокринолог.

Какие бывают врачи по специальности

Классификация врачей представлена в этой статье.

Врачи и их специальности
  • Акушер-гинеколог (специалист по женским репродуктивным функциям организма)
  • Аллерголог-иммунолог (специалист по аллергическим реакциям и в иммунологии)
  • Андролог (специалист по особенностям мужского организма)
  • Военно-полевой хирург
  • Врач скорой медицинской помощи
  • Врач УЗ-диагностики
  • Врач МСЭК (медико-социальной экспертизы)
  • Врач функциональной диагностики
  • Гастроэнтеролог (специалист в области ЖКТ человека)
  • Гирудотерапевт
  • Генетик
  • Гепатолог (специалист по человеческой печени)
  • Гомеопат (врач,использующий в качестве лечения другие средства:животные,растительные и минеральные.Лечит не определённые заболевания а скорее всего человека и его имунную систему)
  • Гематолог (специалист по крови и органам кроветворения)
  • Дерматолог (специалист по коже и ее придаткам)
  • Диетолог (специалист по питанию)
  • Инфекционист (специалист по профилактике, диагностике и лечению инфекций)
  • Кардиолог (специалист в области сердечно-сосудистой системы человека)
  • Кардиохирург (хирург, выполняющий хирургические операции на сердце)
  • Косметолог
  • Врач клинической лабораторной диагностики (специалист лабораторной диагностики)
  • Логопед (специалист по нарушениям речи)
  • Мануальный терапевт (специалист по лечению позвоночника, суставов, систем мышц и внутренних органов воздействием рук)
  • Массажист (специалист по массажу)
  • Маммолог (специалист по патология молочных желез человека)
  • Медицинская сестра
  • Нарколог
  • Невролог (специалист по заболеваниям нервной системы)
  • Неонатолог
  • Нейрохирург (хирург, выполняющий оперативное лечение заболеваний нервной системы)
  • Нефролог (специалист по заболеваниям почек)
  • Онколог (лечит рак и другие онкологические заболевания)
  • Ортодонт (специалист в области зубо-челюстных аномалий)
  • Ортопед (специалист в области лечения заболеваний костно-мышечной системы)
  • Оториноларинголог (ЛОР, специалист в области заболеваний уха, горла и носа)
  • Офтальмолог (специалист по глазу)
  • Патологоанатом (Специалист в области биопсийной диагностики и аутопсии)
  • Педиатр (врач, занимающийся профилактикой, диагностикой и лечением детский болезней)
  • Пластический хирург
  • Прозектор
  • Проктолог
  • Профпатолог
  • Психиатр (специалист по психическим расстройствам)
  • Психоневропатолог
  • Психотерапевт
  • Пульмонолог (врач, занимающийся диагностикой, лечением и профилактикой болезней дыхательной системы)
  • Радиолог
  • Реаниматолог
  • Ревматолог (специалист по аутоиммунным заболеваниям суставов и соединительной ткани)
  • Рентгенолог
  • Рефлексотерапевт
  • Санитар (работник, выполняющий вспомогательные функции)
  • Сексолог
  • Сексопатолог
  • Семейный врач
  • Специалист по клеточным технологиям
  • Спортивный врач
  • Сомнолог
  • Стоматолог (специалист по зубам, не путать с зубным врачом)
  • Сурдолог
  • Танатолог
  • Терапевт
  • Торакальный хирург
  • Травматолог
  • Трансфузиолог
  • Токсиколог (врач, биолог или химик, специалист в области токсикологии)
  • Фармацевт
  • Фельдшер (врач, проводит диагностику, лечение или направляет пациентов к соотв. специалисту)
  • Физиотерапевт
  • Флеболог
  • Фтизиатр (специалист по туберкулёзу)
  • Хирург
    (специалист по методам диагностики и хирургического лечения заболеваний и травм)
  • Уролог (специалист по заболеваниям репродуктивного органа у мужчин)
  • Эндокринолог (специалист по патологии эндокринной системы)
  • Эндоскопист
  • Эпидемиолог
  • Эфферентолог

Какой врач что лечит — Список профессий врача | Женский журнал BeeWoman

Каждый из нас хоть раз в жизни обращается за помощью к врачу. И несмотря на то, что к врачу мы обращаемся только тогда, когда что-то болит, они помогают нам решить проблемы со здоровьем, проконсультируют по узконаправленным темам.

Все мы знаем (и то не всегда) только своего участкового врача, однако на самом деле существует много различных узкопрофильных специалистов в любом медицинском учрежденни.

С какими недугами помогают бороться врачи той или иной профессии читайте ниже на сайте BeeWoman.ru.

Какой врач что лечит? Список профессий врача.

Аллерголог — специалист по лечению аллергии. К нему направляют при аутоиммунных заболеваниях, аллергических проявлениях, часто «подхватываемых» простудах и инфекциях.

Андролог — занимается заболеваниями репродуктивной системы мужчин. Его работа — диагностика и терапия таких состояний как эректильная дисфункция, мужское бесплодие, заболевания предстательной железы (простаты), уретрит, инфекции, передающиеся половым путем.

Анестезиолог — специалист, который разбирается в средствах и методах обеспечения анестезии  при острых болевых синдромах, шоковых состояниях, травмах, хирургических вмешательствах.

Вертебролог — этот врач специализируется на лечении болезней опорно-двигательной системы и позвоночника.

Гастроэнтеролог — врач, лечащий нарушения работы желудочно-кишечного тракта. К нему обращаются с болями в животе, проблемами с пищеварением и стулом, с любыми неполадками, связанными с питанием и диетами, с лишним весом в том числе. На диетах также специализируется врач диетолог.

Гематолог — врач, изучающий кровь, органы кроветворения и лечащий заболевания крови.

Гепатолог — врач, его основной «орган» — это печень. Но также диагностирует и лечит печеночно-поджелудочную патологию.

Геронтолог — врач, изучающий различные (биологические, социальные и психологические) аспекты процесса старения человека, причины старения и средства омоложения — борьбы со старением.

Гинеколог — «женский» врач, который поможет при заболеваниях, характерных только женскому организму (болезни женских половых органов, нарушение цикла) и при заболеваниях женской репродуктивной системы (недостаток гормонов, бесплодие, контрацепция, беременность). В роддоме обитают акушеры-гинекологи, которые принимают роды.


Дерматолог и дерматовенеролог — специалисты по кожным и венерологическим проблемам. К ним — с хроническими заболеваниями кожи, изменившимися родинками, любой сыпью, зудом, изменениями цвета и структуры кожи, в общем, со всем, чем вас беспокоит поверхность вашего тела. Отдельно выделяют врачей дермато-косметологов.

Иммунолог — специалист, который занимается иммунной системой. Зачастую врач совмещает специализацию аллерголог-иммунолог.

Инфекционист — это врач, специализирующийся в области диагностики, лечения и профилактики инфекционных и паразитарных заболеваний (в том числе ВИЧ-инфекции).

Кардиолог — врач, который занимается сердцем и сосудами. Его стоит посетить при болях в груди, одышке, учащенном или замедленном сердцебиении, головных болях при перепадах температур, ощущении нехватки воздуха.

Логопед — диагностика речевого развития, профилактика и коррекция звукопроизношения, общего недоразвития речи, нарушений письма и чтения, нормализация темпа и ритма речи, устранения расстройств голоса.

Маммолог — специалист по заболеваниям молочных желез, к нему обращаются при болях в груди, а также при любых обнаруженных уплотнениях, новообразованиях, выделениях из сосков и так далее.

Невропатолог, невролог — специалист по заболеваниям нервной системы, от головных болей до лечения неврозов, болевого синдрома нервного происхождения, воспалений различных нервов и прочих «нервных» патологий.

Неонатолог лечит новорожденных, их организм отличается не только от взрослого, но и от организма детей постарше. Детьми старшего возраста занимается педиатр.

Нефролог — врач, специализирующийся на лечении болезней почек. Очень часто ео функции выполняет уролог при отсутствии необходимости в штатном нефрологе.

Онколог — врач, занимающийся диагностикой различных новообразований и лечением раковых образований.

Остеопат — врач альтернативной медицины, рассматривающей в качестве причин болезней нарушение структурно-анатомических отношений между различными органами и частями тела. Остеопатия чем-то схожа с мануальной терапией, врач-остеопат работает исключительно руками и находит даже небольшие изменения в состоянии фасций, мышц, суставов, костей и определяет их влияние на другие органы тела. Чаще всего занимается заболеваниями позвоночника, суставов, нервной системы. Еще одно направление мануальной медицины — краниопостурология. Краниопостуролог — это врач, использующий метод краниобаланса (выстраивания правильного положения костей черепа).

Оториноларинголог — его еще называют «ухо-горло-нос» или ЛОР, врач, который лечит болезни ушей, носа и горла, устраняет инородные тела из низ (особенно у детей).

Офтальмолог (окулист) — врач, занимающийся органами зрения, изучает строение, работу и болезни глаза, методы лечения и профилактики глазных болезней.

Паразитолог — это врач-инфекционист, специализирующийся в диагностике, лечении и профилактике паразитарных заболеваний, вызываемых простейшими, гельминтами (глистами), насекомыми.

Педиатр — детский врач. Педиатр лечит всех детей, кроме новорожденных, в возрасте до 14-16 лет.

Подолог — врач или чаще медицинский работник со средним специальным образованием. Это специалист по стопе, в его ведении работа с деформированными ногтевыми пластинами стопы, вросшие ногти, грибковые поражения ногтей, натоптыши, стержневые мозоли, плоскостопие, потливость ног.

Психотерапевт – это врач-специалист, занимающийся лечением психических, эмоциональных и нервных нарушений посредством словесного воздействия на пациента с применением различных психотерапевтических техник и методик.

Проктолог — врач, который специализируется на  заболеваниях кишечника. Его также часто называют «мужским» врачом, т.к. помимо прочего он занимается леченим простатита у мужчин.

Пульмонолог — специалист, который занимается болезнями органов дыхания (лечит бронхита, астму, пневмонию, туберкулез).

Рабиолог — врач, занимающийся изучением, борьбой и профилактикой бешенства.

Реабилитолог  – это специалист, в сферу деятельности которого входит восстановительное лечение, коррекция работы органов и организма, после перенесенных заболеваний, травм, осложнений, ожогов, а также работа с инвалидами и людьми, пережившими войну. Он разрабатывает отдельный план лечения для каждого пациента, сочетая с медикаментозным лечением различные психологические методы.

Реаниматолог — занимается поддержанием и восстановлением жизненно важных функций организма при угрожающих жизни заболеваниях (занимающийся реанимацией, изучивший реаниматологию). Часто реаниматолог выполняет работу анестезиолога и наоборот.

Ревматолог — специалист по лечению заболеваний воспалительного и дистрофического характера, при которых поражаются соединительные ткани и суставы.

Сомнолог — специалист из области медицины и нейробиологии, занимается исследованиями и расстройствами сна, их лечением и влиянием на здоровье человека.

Стоматолог — врач, занимающийся изучением и лечением зубов, нормы и патологии развития, изучает методы профилактики различных заболеваний полости рта, челюсти. и пограничных областей лица и шеи.

Сурдолог — врач дефектолог, занимающийся глухотой или нарушениями слуха. Диагностикой заболеваний, лечением нарушений слуха, а также подбором слуховых аппаратов и их настройкой.

Терапевт — специалист первой помощи, который диагностирует заболевание и направляет на дальнейшее обследование к узкопрофильным специалистам.

Травматолог — врач, к которому следует обращаться при любых травмах: порезах, повреждениях, переломах и др. Ортопед-травматолог лечит опорно-двигательный аппарат, травматолог-реаниматолог занимается реабилитацией после травм.

Трихолог — лечит заболевания волос и кожи головы. Трихология изучает волосы и волосистую часть кожи головы, строение, фазы роста нормальных (неизмененных) волос.

Уролог и уролог-андролог — его часто называют «мужской врач», однако это не совсем верно. Уролог — специалист по проблемам с мочеполовой системой, а вот андролог занимается расстройствами половых функций у мужчин, гормональными дисфункцями мужской репродуктивной сферы, заболеваниями, передающимися половым путем.

Флеболог — врач, который лечит заболевания вен, в частности, варикозное расширение вен и тромбофлебит.

Фонопед (фониатр) — врач-дефектолог, занимающийсядиагностикой и лечением нарушений голоса. Фониатр ставит диагноз и проводит лечение, а фонопед «ставит» голос, помогает с помощью специальных упражнений развить нервномышечный аппарат гортани и освоить правильное дыхание.

Фтизиатр — специалист по лечению туберкулеза легких. Очень часто отдельного кабинета фтизиатра нет, поэтому следует обращаться к пульмонологу.

Хирург — занимается лечением различных заболеваний, требующих физического оперативного вмешательства.

Эндокринолог — специалист по гормонам, обмене веществ. Поможет в случае нарушениях работы щитовидки, иных желез, надпочечников, яичников, гипофиза и гипоталамуса, гормональном бесплодии. По вопросам женских гормонов чаще встречается гинеколог-эндокринолог.

Статья подготовлена для сайта http://beewoman.ru

Похожее

Врачи стоматологи, какие бывают и для чего нужны.

Давно прошли те времена, когда «зубодер» в одном лице устранял все проблемы зубов, причем, единственным способом – удалением. С развитием отрасли расширились и возможности врачей, появились новые методы, а с ними и доктора, специализирующиеся на определенных направлениях стоматологии. Патологий зубов огромное количество, следовательно, и вариантов их исправления не меньше. Вряд ли кто-то возьмет на себя ответственность утверждать, что сможет обслужить клиента полностью: от момента профилактического осмотра, до восстановления целостности зубного ряда путем протезирования или имплантации. Да и сам пациент вряд ли захочет, чтобы прикус ему исправлял врач, который всю жизнь занимался тем, что лечил кариес и пломбировал зубы. Иными словами, каждый стоматолог — профессия узкоспециальная, подразделяющаяся на подвиды.

1. Самая распространенная и известная специализация дантистов – стоматолог-терапевт. Именно его имеют в виду, когда ходят на профилактические осмотры, пломбировать и «наращивать» зубы. Это, пожалуй, первая инстанция, куда стекаются все, у кого возникают проблемы с ротовой полостью.

2. Стоматолог-хирург отвечает за те зубы, которым консервативное лечение уже не поможет. Этот специалист профессионально удалит зуб, вычистит полости между деснами и зубами при пародонтозе, подсадит при необходимости костную ткань и удалит образовавшиеся кисты.

3. Именуемый в народе протезистом, стоматолог-ортопед занимается тем, что восстанавливает утраченные зубы, которые не в состоянии был спасти стоматолог-терапевт. Именно ортопед рекомендует клиенту варианты протезирования, снимает слепки с зубов, проводит примерку и подгонку, а также окончательно закрепляет их в челюсти пациента.

4. Развитие системы имплантации зубов инициировало появление дантистов имплантологов, которые прекрасно справляются с задачей вживления имплантатов в костные ткани челюсти, восстанавливая, таким образом, зуб, по своим функциям не уступающий натуральному.

5. Стоматолог — ортодонт (не путать с ортопедом) занимается вопросами исправления прикуса при помощи специальных кап и брекет-систем.

6. Особый тип стоматологов – детские врачи. Они работают с детьми с момента рождения и до достижения совершеннолетия, когда весь организм в целом и зубные ряды в частности полностью сформировались. Родителям не стоит вести ребенка к врачу, у которого лечат зубы сами. Особенности детского растущего организма таковы, что взрослый дантист, не владея полной информацией, может навредить любимому чаду.

Из вышесказанного напрашивается единственно правильный вывод: каждой зубной проблеме по специалисту! В нашей клинике для решения конкретной задачи есть свой специалист, который избавит вас от неприятных ощущений и вернет радость жизни!

Зубной врач кто это и что лечит. Какие врачи бывают

Одной из самых востребованных профессий является специальность зубной врач кто это, какие требования предъявляются этим врачам сейчас и рассмотрим.

Особенности специальности

 

Чаще всего врача-стоматолога называют еще зубным врачом. Его главная специализация – устранения различных проблем, связанных с челюстно-лицевой зоной лица. В частности, специалист будет заботиться о зубах и деснах. Причем, так как проблемы могут быть разными, то и классификация специалистов так же будет соответствующая.

Благодаря развитию, стоматология получила большие возможности по качественному лечению и профилактике развития заболеваний зубов.

Вместе с совершенствованием оборудования и препаратов, должна расти и квалификация специалистов.

Только в этом случае можно решить любую проблему, в том числе потерю зуба. Этому способствуют совершенные технологии протезирования. В том числе и наращивание тех зубов, которые еще можно спасти. В результате человек может еще долго улыбаться «голливудской» улыбкой.

Какие врачи бывают?

Так как существуют различные проблемы с зубами, то для их решения требуются различные виды специалистов.

Давайте рассмотрим, какие специальности зубных врачей бывают и какие они выполняют функции:

  • зубной врач-терапевт – самый распространенный тип врачей. Он осуществляет первичный осмотр, проводит простое лечение зубов. Сюда входит лечение кариеса, различных воспалительных процессов, а так же инфекционных проявлений, наблюдаемых в ротовой полости. Чаще всего, от терапевта больные будут направлены к другому более узкому специалисту;
  • зубной врач-ортопед – выполняет устранение различных дефектов, связанных с зубами. Например, прикуса. Выполняет протезирование зубов. Этот специалист обязан знать новейшие технологии и материалы, владеть способами протезирования;
  • зубной врач – хирург – не только будет устранять дефекты ротовой полости, производя хирургические операции. Проводит имплантацией или удалением зубов. Кроме того, осуществляет лечение и профилактику различных заболеваний, в том числе воспалительных процессов или новообразований, устраняет небольшие опухоли на лице. Проводит подготовку ротовой полости для дальнейшей процедуре протезирования и многие другие операции;
  • челюстно-лицевой хирург – выполняет хирургические операции более сложные, чем обычный зубной хирург. При этом могут применяться оперативные вмешательства с использованием наркоза. Такие врачи имеют высокую квалификацию и большой опыт работы;
  • зубной врач для детей занимается лечение детских молочных зубов. Он знает специфику и детских зубов, как их правильно нужно лечить. Настоящие профессионалы являются еще и хорошими детским психологами, так как знают, как уговорить ребенка сесть в стоматологическое кресло;
  • зубной врач ортодонт – привлекается для устранения различных зубочелюстных аномалий, возникающих естественным путем по причине генетической предрасположенности, возрастных изменений или как результат потери зубов.

Все эти врачи объединяются общим словом «стоматолог». Они должны быть высококвалифицированными и готовыми развиваться и совершенствоваться.  В этом и заключается особенность профессии зубной врач кто это, мы рассмотрели.

Как правильно найти и выбрать хорошего врача стоматолога, какие бывают виды стоматологов

Как выбрать врача-стоматолога?
Хороший способ — попросить совета у близких людей, мнению которых Вы доверяете — друзей, родственников, а также знакомых и сослуживцев. Хорошим источником информации может быть Ваш семейный врач или фармацевт. Спросите у них, как долго они наблюдаются у своего стоматолога, чувствуют ли они себя комфортно при необходимости задать вопросы, и, наконец, относится ли их врач к категории семейных врачей-стоматологов или специалистов. Важно найти такого стоматолога, у которого Вы чувствуете себя комфортно.

Другие пути подбора стоматолога

  • Позвонить в местную ассоциацию стоматологов и получить список рекомендуемых врачей по месту жительства. Местная ассоциация стоматологов находится в справочнике под категорией «Стоматолог».
  • Найти стоматологов через интернет-поиск. Всё больше и больше стоматологов имеют интернет — сайты, объясняющие практикуемые ими методы и принципы лечения.

Какой стоматолог Вам нужен? 
Семейный врач-стоматолог осуществляет множество видов лечения. Если Вы страдаете тяжёлыми или необычными формами заболевания, Ваш стоматолог может направить Вас к специалисту.

  • Стоматолог-педиатр/детский зубной врач — специализируется на лечении детей и подростков.
  • Стоматолог, специализирующийся в области эндодонтии, занимается диагностикой и лечением заболеваний пульпы и корневого канала (многие стоматологи общего профиля также проводят лечение корневого канала).
  • Стоматолог-протезист специализируется на установке коронок, мостов и зубных протезов.
  • Специалисты по стоматологической патологии диагностируют болезни полости рта с помощью лабораторных исследований. Этот врач может выступать в роли судебно-медицинского эксперта.
  • Челюстно-лицевой хирург выполняет хирургические процедуры, например, удаление кисты, опухоли или зуба. Он может осуществить хирургическую коррекцию переломов или других заболеваний, например, дисфункции височно-нижнечелюстного сустава (ВНЧС). Он также использует методики, применяемые в пластической хирургии, для косметического лечения аномалий челюсти и лица.
  • Ортодонт осуществляет коррекцию аномалии прикуса, используя брекеты и другие ортодонтальные конструкции для выравнивания и смещения зубов в правильное положение.
  • Пародонтолог специализируется на лечении заболеваний пародонта.

Как становятся практикующим стоматологом?

В США стоматологи общего профиля, а также специалисты, могут указывать после имени трёхбуквенное обозначение D.D.S (Доктор стоматологической хирургии) или D.M.D.(Доктор стоматологии), в зависимости от медицинского института, который закончил тот или иной врач. Требования, предъявляемые к каждой из этих степеней, идентичны. Это четыре года аспирантуры для стоматологии общего профиля, и также два дополнительных года учёбы для специализации. По окончании учебы врач-выпускник должен сдать лицензионный экзамен по месту жительства, успешное прохождение которого является обязательным условием возможности практиковать.

врачи Советской ЦРБ высказались о гибели ребенка из-за проколотого легкого

Врио главврача Советской ЦРБ Петр Белых прокомментировал недавний случай гибели маленькой девочки в стенах медучреждения, которая поступила с ожогами. По заключению судмедэкспертизы, ей проткнули легкое во время установки катетера. Белых подчеркнул, что катетер устанавливал реаниматолог с большим стажем, и что такие «осложнения», к сожалению, бывают при такой сложной манипуляции.

Как рассказала мать погибшей девочки Регина Голошубова «Амителу», их семья живет в Якутии, но на новогодние праздники они приехали к родственникам в алтайское село Красный Яр Советского района. Утром 11 января Голошубова со своей маленькой дочерью Варей была на кухне. Когда мать отвернулась, девочка опрокинула на себя кружку с горячим чаем. «Мы быстро сняли комбинезончик, закутали дочку в плед и поехали в больницу. Испугались больше всего из-за глаза, потому что он опух», — рассказала женщина.

Поскольку пациентка была еще очень маленькой, врачи Советской ЦРБ на всякий случай определили ее в отделение реанимации. Ей поставили укол с обезболивающим, обработали раны и сделали перевязку, после чего девочка успокоилась. Вопреки ожиданиям Регины Голошубовой, медики продолжили производить манипуляции с ее дочерью. Ей поставили еще один укол, объяснив матери, что это лишь снотворное, которое должно помочь ребенку уснуть и отдохнуть. Затем врачи приняли решение поставить капельницу, дабы избежать обезвоживания из-за ожога. «Медсестра посмотрела руки малышки и заявила: «Ой, венок у вас совсем нет». Я удивилась: три дня назад мы сдавали анализы из вены в клинике в Новосибирске, и проблем не было», — комментирует Голошубова.  

Врачи якобы настояли на том, чтобы установить катетер в подключичную вену. «Варе поставили еще три внутримышечных укола, и она стала засыпать. Но когда она еще лежала с полуоткрытыми глазами, пришли двое мужчин. Насколько я поняла, один из них был реаниматолог. Говорят: «Все. Выходите из реанимации». Я им: «Вы подождите. Ребенок войдет в наркоз, и я выйду». Они: «Нет, выходите. Она у вас больше не дернется». Меня выгнали из реанимации. Было около 10 утра», — рассказала безутешная мать. По прошествии нескольких часов Голошубова стала волноваться, так как ей ничего не рассказывали о состоянии дочери. Только после того, как она попыталась прорваться в реанимацию, ее пригласили в ординаторскую и сообщили о смерти Вари. «Я думаю, что она у них умерла сразу. В 13:30 у врачей уже были готовы все документы для отправки тела в морг. А нам сообщили о смерти в 14 часов. Когда меня запустили, она уже лежала накрытая простынкой, синяя и холодная», — поделилась своими догадками Голошубова.

Сначала члены семьи считали, что Варя Голошубова погибла из-за передозировки препаратами: их настораживало, что девочке поставили так много уколов. Но, как позже сообщили в Минздраве Алтайского края, согласно заключению судмедэкспертизы, девочке проткнули легкое во время установки катетера в подключичную вену. Чиновники уже принесли свои соболезнования и рассказали о проверке, которая сейчас проводится в стенах ЦРБ. Вместе с тем органы СУ СКР по Алтайскому краю уже возбудили по данному факту уголовное дело по ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей).

В то же время врио главврача Советской ЦРБ Петр Белых сообщил изданию, что установку катетера производил реаниматолог с более чем 30-летним стажем. В момент проведения манипуляции рядом даже находился заведующий реанимационным отделением. Белых подчеркнул, что установка катетера – сложная манипуляция, в ходе которой иногда случаются осложнения. «К сожалению, такие осложнения бывают при данной манипуляции. Для нас это большое горе», — скачал врач. Он добавил, что упомянутый реаниматолог до сих пор работает в больнице, решение об отстранении может быть принято только по результатам проверок, которые идут в учреждении.

Регина Голошубова и члены ее семьи настроены добиваться максимально возможного наказания для виновных в инциденте. «Во-первых, я хочу, чтобы этих врачей отстранили от работы, чтобы дальше не было такого. Ну что это за врачи, которые не могут катетер поставить? Во-вторых, я хочу, чтобы они понесли наказание, чтобы их посадили на максимальные сроки» , — сказала она. Женщина упомянула, что в этой же больнице 12 лет назад умерла ее бабушка – якобы тоже в результате врачебной ошибки. Чета Голошубовых пока остается на Алтае, но вскоре они будут вынуждены вернуться в Якутию. Их интересы здесь, скорее всего, будет представлять юрист. Погибшую девочку уже похоронили в селе Красный Яр.  

Что делает хорошего врача? 7 полезных навыков врача


Чтобы поступить в медицинский институт, требуется серьезный интеллект и мотивация. По мере того, как студенты стремятся стать практикующими врачами, они развивают еще больше качеств, которые позволяют им добиться успеха в этой области.

Так что же делает хорошего врача?

Чтобы выяснить это, мы поговорили с несколькими врачами, чтобы узнать больше о том, что делает хорошего врача — а это не средний балл вашего медицинского образования.Их понимание может помочь вам лучше понять, что отличает хорошего врача, и хотите ли вы стать врачом.

7 Основные качества хорошего врача

Чтобы стать хорошим врачом, нужны не только высокие баллы на экзаменах и знание медицинских терминов. Узнайте о менее известных характеристиках лучших врачей.

1. Хорошие врачи — хорошие коммуникаторы

«Чтобы быть хорошим врачом, очень важно быть хорошим слушателем», — говорит д-р.Джон Мэдден, врач скорой помощи и директор отдела профориентации и развития студентов медицинского факультета Университета Святого Георгия (SGU). «Пациенты скажут вам, что случилось, если вы просто позволите им говорить».

«Чтобы быть хорошим врачом, очень важно быть хорошим слушателем».

В конце концов, хорошее общение — это не только дружба с пациентами. Это также один из важнейших навыков врача, потому что он помогает врачам понимать проблемы своих пациентов и объяснять диагноз.

«Они должны отвечать на вопросы, используя понятный язык, без излишнего использования медицинской терминологии», — говорит доктор Лиза Доггетт, семейный врач. «Они должны быть честными, но также давать надежду, даже когда ситуация сложная. И они должны помочь своим пациентам почувствовать себя вправе улучшить собственное здоровье ».

2. Хорошие врачи организованы и добросовестны.

Детей учат с раннего возраста практиковать организацию, чтобы добиться успеха в школе.И не зря — нельзя преуспеть в медицине без присутствия духа и внимательного отношения к деталям.

«Врач должен убедиться, что ее пациенты проходят рекомендованные скрининговые тесты, что на их вопросы даны ответы и что пациенты имеют четкий план действий при выходе из ее кабинета», — говорит д-р Доггетт. «Она должна быть бдительной, следя за любыми сделанными тестами и сообщая об этих результатах».

3.Хорошие врачи чутки и заставляют пациентов чувствовать себя заботливыми.

Пациентов не волнуют оценки их врачей в медицинской школе или другие похвалы — они хотят чувствовать, что находятся в надежных руках. Хороший врач знает, как заставить пациента почувствовать, что о нем заботятся, что его опасения обоснованы и что его слышат.

«Пациент — это не просто список медицинских проблем и лекарств».

«Пациенты больше заботятся о том, чтобы их врач действительно заботился о них, чем о том, сколько статей они опубликовали», — говорит д-р.Эдна Ма, анестезиолог в Медицинском центре хирургии . «Забота может выражаться в активном слушании и задании открытых вопросов». Это также не должно ограничиваться причиной визита. «Пациент — это не просто список медицинских проблем и лекарств», — добавляет доктор Ма.

4. Хорошие врачи проявляют любопытство.

При появлении сбивающих с толку симптомов хороший врач должен позволить своему врожденному любопытству привести его к точному диагнозу, даже если для этого потребуются дополнительные ресурсы.

«Это может потребовать дополнительных исследований, обращения к коллегам или большего количества времени, чтобы собрать подробную историю болезни пациента», — говорит д-р Доггетт. По ее словам, важно принять эти дополнительные меры, чтобы избежать неправильного диагноза.

5. Хорошие врачи сотрудничают.

Хороший коммуникатор имеет решающее значение не только для работы с пациентами, но и для передачи информации в системе здравоохранения.Учтите, что, когда пациент попадает в больницу, его лечащий врач часто не узнает о его посещении, если он не проинформирован пациентом или членом семьи.

«Хороший врач в больнице позвонит или отправит записку лечащему врачу, чтобы сообщить, что пациент поступил», — объясняет д-р Доггетт. «После этого врач первичной медико-санитарной помощи должен попытаться собрать истории болезни и предложить своевременное наблюдение после выписки». Точно так же хороший медицинский специалист будет привлекать лечащего врача пациента к постановке любого диагноза или лечению.

6. Хорошие врачи настойчиво защищают своих пациентов

Хорошие врачи делают все возможное, чтобы помочь своим пациентам удовлетворить их потребности. Означает ли это помощь им сориентироваться в системе здравоохранения путем поиска специалистов или приобретения необходимых им рецептов, они должны быть готовы предоставить такую ​​поддержку.

«Хороший врач будет решительным защитником своих пациентов», — отмечает доктор Доггетт. По ее словам, это может повлечь за собой помощь пациентам в получении рецептурных лекарств, обеспечении срочного приема, регистрации в программе помощи пациентам или получении доступа к необходимым услугам, таким как физиотерапия.Лучшие врачи готовы сделать все возможное для благополучия своих пациентов.

7. Хорошие врачи обладают отличной манерой поведения у постели больного

Хорошая манера поведения у постели больного — это больше подход и сочетание навыков, чем что-либо еще, но доктор Мэдден говорит, что это то, что отличает хорошего врача от хорошего. «Врачи должны быть представительными, внимательными и чуткими к заботам своих пациентов», — уточняет он.«Они не должны быть снисходительными или высокомерными. Им следует относиться к другим так, как они хотят, чтобы относились к ним ».

«Врачи должны быть представительными, внимательными и чуткими к заботам своих пациентов».

Начните развивать эти ключевые навыки врача.

Не существует единого ингредиента, из которого можно сделать хорошего врача, но работа над совершенствованием каждого из этих навыков врача может помочь вам встать на путь успешной карьеры в медицине.Кроме того, многие из этих компетенций важны в первую очередь для поступления в медицинский вуз.

Если вы хотите узнать больше о том, как добиться принятия в программу, прочтите нашу статью « Краткий обзор процесса подачи заявления в медицинскую школу ».

* Эта статья была первоначально опубликована в апреле 2018 года. Она была обновлена ​​в 2021 году, чтобы включить дополнительную информацию.


р.E.S.P.E.C.T. — почему врачи до сих пор получают его в достаточном количестве

Похоже, что для газет всего мира — это что-то вроде хобби — продвигать медицинскую профессию. Вы можете почти гарантировать, что где бы вы ни находились и какую бы газету вы ни открывали, в ней будет что-то об ошибках, проступках и лжи врачей.

Негативная реклама

Итак, как эта негативная реклама повлияла на общественное мнение о профессии? Если средства массовой информации настолько влиятельны, как считают многие люди, то поток плохих новостей должен был подорвать доверие пациентов к врачам.

Тем не менее, исследование BMJ, охватывающее семь стран, показывает, что в большинстве мест уважение к врачам чрезвычайно высоко и не изменилось заметно за последние 10 лет. Единственным исключением, похоже, является Германия, где пьедестал, на который поставили врачей, остается высоким, хотя теперь он находится чуть ниже, а не выше облаков.

Врачи бьют священников

Там врачи теряют какой-то статус, хотя по-прежнему остаются самой престижной профессией.В недавнем опросе они обыграли своих ближайших соперников — священников — почти на 30%, при этом 74% населения заявили, что они больше всего уважают медиков. Однако эта цифра ниже на 7% по сравнению с 1995 годом, когда 81% опрошенных считали врачей лучшими в своей профессиональной лиге.

После резкого падения рейтингов в Австралии в прошлом году ситуация изменилась к лучшему. Последний опрос, проведенный в декабре, показывает, что 75% врачей сохранили третье место по уважению после медсестер и фармацевтов (90% и 83% соответственно).Это на 1% больше, чем учителей, и на 3% больше, чем в прошлом году. Рейтинги 2000 года упали до 72%, что на 3% меньше, чем в 1999 году.

В большинстве других стран, где регулярно проводятся опросы общественного мнения о профессиональной репутации, врачи по-прежнему пользуются большим уважением. Даже в Великобритании, которая за последние годы пострадала от беспрецедентного количества медицинских скандалов и нарушений, врачи возглавляют опросы как самые надежные и трудолюбивые из всех профессионалов. В 2000 году доверие к врачам выросло на два процентных пункта по сравнению с предыдущим годом (до 89%), а общее удовлетворение снизилось всего на один процентный пункт до 89%. учет ощущений пациентов.

Качество медицинской помощи

Точно так же во Франции общественность более чем довольна работой своих врачей. В недавнем опросе 77% репрезентативной выборки французских мужчин и женщин заявили, что они удовлетворены качеством получаемой медицинской помощи, а 87% не могут придраться к компетентности своего врача. Если они недовольны работой своего врача, французы, как правило, ищут того, что им нравится. Опрос показывает, что 40% опрошенных поступали именно так — в основном из-за некомпетентности или «общего отношения» врачей.”

В других странах общественное мнение о врачах растет. В Соединенных Штатах это было тенденцией в течение 15 лет, и в 2000 году более половины из 13000 опрошенных пациентов оценили своего врача на «отлично» с точки зрения готовности выслушать, найти время, чтобы ответить на вопросы, и объяснить варианты лечения и последующие действия. уход. Общественность США была недовольна задержками в системе. Они жаловались на то, что им трудно попасть на прием, их задерживают в зале ожидания и помещают в лист ожидания лечения.

Наибольшее доверие

В Израиле отношение общества к врачам также остается неизменным. В 1999 г. 89% опрошенных сказали, что они либо очень довольны, либо удовлетворены профессиональными способностями своего семейного врача, что на 8% больше, чем в 1995 году. В целом, врачи являются самой надежной группой профессионалов в Израиле, намного опережая юристов, учителей и священнослужителей. Профессор Авином Рехес, старший невролог университетской больницы Хадасса в районе Эйн-Керем в Иерусалиме и глава комитета по этике Израильской медицинской ассоциации, был «очень доволен и немного удивлен» этой тенденцией.«Это очень удобно, учитывая серьезное финансовое положение системы здравоохранения и хроническую нехватку средств. Но, возможно, пациенты винят «систему», а не врачей », — сказал он.

Ставки популярности

Но из всех стран, по которым мы нашли опросы, именно голландским пациентам было труднее обвинить своих врачей, особенно терапевтов, которые обошли своих коллег из больниц по ставкам популярности. Одно исследование показало, что 97% пациентов чувствовали себя уверенно в своем терапевте, а общая удовлетворенность медицинским обслуживанием достигала 90%. Опять же, пациентов разочаровала скорее административная и эмоциональная сторона медицины, чем доверие к профессии.Пациенты хотели, чтобы к ним относились серьезно и чтобы им была предоставлена ​​необходимая информация, а также был быстрый доступ к врачам. Не врачей обвиняли в том, что они не обеспечивали эти аспекты медицинской помощи, а учреждения, в которых они работали.

Изменение отношения

Наш соломенный опрос никогда не получил бы награды за его научную надежность, но он дает обзор общественности. мнение врачей — и это, безусловно, кажется сияющим перед лицом негативной огласки. Это также говорит о том, что отношение пациентов к врачам изменилось.Их больше не считают патерналистскими фигурами, которыми они когда-то были, а скорее как техников или привратников в службы здравоохранения. Пациенты лучше информированы, более критичны и требовательны, чем когда-либо, и, несомненно, это будет держать врачей в напряжении.

Исследования проводили Кристофер Зинн (Австралия), Фред Чаратан (США), Аннет Таффс (Германия), Александр Дорозинский (Франция), Джуди Сигель-Ицкович (Израиль) и Тони Шелдон (Нидерланды).

Врачи интенсивной терапии в кризисе

Как врач интенсивной терапии, Келли Мэтью знала, что ее дни вращаются в неправильном направлении.Во-первых, ее колодец сочувствия был сухим. Когда к ней пришли непривитые люди, страдающие от COVID, Мэтью начал огрызаться. Ей уже не хватало утешительных или даже нейтральных слов.

«На мой взгляд, это было примерно так:« Это твое дело. Вы решили не делать прививку, и вот вы здесь, — говорит Мэтью, который работает в больнице дьяконессы Хендерсон в Хендерсоне, штат Кентукки. что? »Я бы ушел.И я не такой ».

В конце концов, Мэтью обратился за помощью и пошел на консультацию, чтобы попытаться понять, что произошло. Ее отношения между врачом и пациентом рушились прямо перед ней, и она знала, что это была причина. «Я всегда была самым чутким и сострадательным человеком, — говорит она. Ясно, что что-то изменилось.

В течение почти 18 месяцев работники интенсивной терапии были на передовой одного из самых страшных медицинских кризисов в истории Америки.Число погибших в отделениях интенсивной терапии (ОИТ) среди пациентов с COVID-19 практически невозможно представить: согласно одному метаанализу, уровень смертности составляет примерно 35 процентов. Медсестры в отделении интенсивной терапии работали, понесли огромные потери и в конечном итоге массово покинули профессию. Мы читали их истории горя и боли.

Только сейчас, на завершающем этапе распространения COVID, мы начинаем понимать, какой урон пандемия нанесла врачам на передовой. Хотя это и не удивительно, новость не очень хорошая.

«Врачи интенсивной терапии испытывают наивысший уровень стресса, истощения и усталости от COVID-19, — говорит Грег Мартин, президент Общества интенсивной терапии. «Возможно, больше, чем любая другая специальность, они продолжают испытывать на себе всю тяжесть COVID-19».

За последние несколько недель я разговаривал со многими реаниматологами, психологами и другими экспертами в области здравоохранения. Соглашение почти единодушное: COVID опустошает некоторых из наших врачей интенсивной терапии.

Согласно недавнему общенациональному опросу примерно 12 000 врачей, более половины врачей интенсивной терапии сообщили о выгорании. Нехватка персонала и средств индивидуальной защиты (СИЗ), число погибших, опасения по поводу личной безопасности, чувство неадекватности в оказании эмоциональной поддержки пациентам и их семьям — все это способствует возникновению волны трудностей, которая в глубине лета 2021 года продолжает накапливаться. строить. Текущий всплеск числа случаев в США и появление варианта Delta фактически гарантируют, что эти сценарии будут повторяться, поскольку отделения интенсивной терапии снова заполняются, а в некоторых местах выходят за рамки своих обычных возможностей.«Это действительно повторная травма», — говорит Джеймс Джексон, ведущий специалист в области депрессии и посттравматического стрессового расстройства в Медицинском центре Университета Вандербильта.

«Я видел много врачей интенсивной терапии с несколько нехарактерными вспышками, апатией и небрежностью в уходе за пациентами, которых я раньше не видел», — говорит Гейб Варди, специалист по интенсивной терапии Калифорнийского университета в Сан-Диего и двух небольших медицинских учреждений. «Я думаю, как врачи, и в частности врачи интенсивной терапии, мы гордимся тем, что можем справиться с любой задачей или нагрузкой на пациентов.COVID был напоминанием о том, что нам нужно полагаться на других в вопросах нашего собственного психического здоровья и ухода за пациентами ». Варди боролся со страхом перенести инфекцию домой к своей беременной жене и маленькому ребенку, и он чувствовал себя виноватым за то время, которое он проводил в больнице. По его словам, его сосед по комнате в медицинской школе только недавно вернулся к работе через год после того, как был уволен с работы из-за травмы, вызванной смертью стольких пациентов с COVID в его отделении интенсивной терапии.

Нил Гринберг, ведущий автор исследования в Великобритании и профессор Королевского колледжа Лондона, говорит, что среди опрошенных врачи отделения интенсивной терапии подтвердили «очень высокий уровень симптомов посттравматического стресса, депрессии [и] тревожности, а некоторые также подвергались риску злоупотребление алкоголем.«Более одного из семи сотрудников интенсивной терапии сообщили о мыслях о самоубийстве или членовредительстве. (По оценкам, в США ежегодно от 300 до 400 врачей совершают самоубийства, что примерно вдвое больше, чем среди населения в целом).

Эксперты говорят, что с самого начала пандемии врачам приходилось иметь дело с огромной неопределенностью, которая нарушает их обычное чувство контроля и уверенности в своей практике. Как врач отделения неотложной помощи с 25-летним стажем, я могу засвидетельствовать это стремление к контролю за результатами лечения наряду со склонностью к перфекционизму.Мы хотим сделать все возможное для наших пациентов. Однако COVID сопротивляется такой уверенности. «Это удачно или нет», — говорит Мэтью. «Некоторые люди живут, а некоторые умирают, и вы не можете выбирать».

Некоторых специалистов в отделениях интенсивной терапии отчасти разочаровывает мысль о том, что худшего из повреждений в значительной степени можно избежать. . В округе Хендерсон в Кентукки, где работает Мэтью, только 36 процентов жителей полностью вакцинированы, а также около половины медсестер в Диконессе (хотя в больнице скоро потребуются вакцинации сотрудников.) «Мы в красной зоне», — говорит она. «Это ужасно. У меня есть полное отделение интенсивной терапии с доступной только одной кодовой кроватью ».

Мона Масуд работает на Линии поддержки врачей; С весны 2020 года добровольцы-психиатры приняли более 3000 анонимных звонков от врачей с просьбой о психиатрической помощи. По словам Масуда, в первые месяцы пандемии врачи интенсивной терапии были «вверх по ручью без весла, то есть просто делали все, что могли, чтобы выжить». Среди прочего, психиатры линии получали звонки по поводу необработанного горя, при этом некоторые врачи говорили, что у них не было времени работать из-за потери, скажем, 20 пациентов в течение одной недели.

«Психологические потери огромны и продолжаются», — говорит Венктеш Рамнатх, врач интенсивной терапии UC San Diego Health. «Многие медицинские работники все еще пытаются обработать и исцелить опыт прошлого года, и есть предвестники четвертой волны, в которой есть опасения, что предыдущий опыт и ошибки могут повториться».

Врачи, особенно реаниматологи, обучены реагировать моментально и отталкивать эмоциональные соображения на потом.В век COVID, с его, казалось бы, безжалостными волнами болезней и смертей, это оказалось невозможным, отчасти потому, что «позже», кажется, никогда не наступит.

Эрин Холл, клинический психолог, работающая в тесном сотрудничестве с бригадами интенсивной терапии в медицинском центре Geisinger в Данвилле, штат Пенсильвания, стала свидетелем травмы, полученной медицинскими работниками, часто из-за того, что неподконтрольные им препятствия мешают им делать то, что они считают подходящим. уход. «Наблюдать, как умирают люди без семьи, с незнакомцем (обычно медсестрой) в комнате, чтобы человек не был один — со временем это действительно влияет на вас», — говорит Холл.«Вы можете быть самым стойким человеком и по-прежнему бороться с тем, чтобы забрать некоторые из этих вещей домой».

Специалисты в области психического здоровья быстро разделяют термины. Выгорание, безусловно, является обычным явлением, но для клиницистов интенсивной терапии и другого медицинского персонала сейчас к нему все чаще прибавляется моральный ущерб, ощущение того, что они не в состоянии оказать помощь, на которую обычно рассчитывают.

Морально сложные решения, такие как нормирование медицинской помощи из-за нехватки ресурсов, создают психологическую и эмоциональную нагрузку на врачей интенсивной терапии.«Было несколько умерших молодых пациентов, которые имели бы хотя бы шанс на борьбу с ЭКМО [аппаратом оксигенации]», — говорит Варди. Но это было невозможно в некоторых небольших медицинских учреждениях на базе местных сообществ, а переводу пациентов мешала переполненность больниц.

Врачей также просят сообщать семьям плохие новости, несмотря на системные препятствия. Они несут в себе печаль, вину и горе, которые часто адресуют им пациенты. Масуд говорит, что в результате у некоторых врачей возникла такая мысль: «Может быть, это я все испортил.Может быть, я виноват ». Она описывает этот процесс как «смерть от тысячи бумажных порезов» для психики врачей.

У этой травмы есть практический аспект здравоохранения. Перед пандемией Америка столкнулась с нехваткой специалистов по интенсивной терапии, особенно в отдаленных районах. Патрисия Питтман, руководящая программой оценки рабочей силы округа , , которая отслеживает дефицит рабочей силы в больницах, говорит, что 198 округов в США испытывают такой дефицит, что требует «кризисного» уровня укомплектования персоналом. Пандемия «усугубила проблему», — говорит Мартин.По данным международного опроса 2700 поставщиков интенсивной терапии по всему миру, нехватка специалистов по интенсивной терапии в США составила 12 процентов.

Задолго до пандемии у нас в США была неэффективная система здравоохранения, но с COVID плотина прорвалась настежь. Были выявлены проблемы: неадекватное укомплектование персоналом, неэффективность, рост расходов и корпоратизация медицины (с ее постоянно растущими запросами на продуктивность, требованиями к документации и относительной единицей стоимости, или RVU, и метрическими ожиданиями).Все эти факторы в совокупности обезличивают медицину и высасывают душу из многих поставщиков.

Изменения нужны сейчас, а не позже, и в ходе моих бесед было высказано несколько предложений от экспертов. Сделать ресурсы по психическому здоровью более доступными для врачей — это необходимость. Усилия по устранению стигмы, связанной с врачами, которые обращаются за помощью или признают, что им больно, — и, в частности, по удалению вопросов о психическом здоровье из заявлений на получение лицензии штата и больницы — откроют двери для всех врачей , чтобы получить доступ к столь необходимой помощи.

Нам нужны руководители здравоохранения, готовые быть уязвимыми и открыто рассказывать о своих проблемах — подтверждать, что они действительно тревожатся, принимать антидепрессанты, посещать терапевта и т.д. тоже. «Внезапно мы все сняли маски и стали общаться на более глубоком уровне», — говорит Джексон.

И решение структурных проблем — дисфункции больниц, нехватки кадров и неудачного руководства, и многих других — имеет решающее значение.Исследование Mayo Clinic показало, что наиболее эффективные стратегии по снижению эмоционального выгорания врачей «будут нацелены на изменения, направленные на организацию, а не на индивидуальный уровень», и это предполагает вид широкомасштабных изменений, которым часто сопротивляется индустрия здравоохранения.

«Возможно, это вопрос года для здравоохранения», — говорит Мартин. «Как мы действительно поддерживаем поставщиков? Потому что здесь возникает вопрос, почему люди уходят из профессии — а это очевидно, что они уходят ».

ЕСЛИ НУЖНА ПОМОЩЬ

Если вы или кто-то из ваших знакомых боретесь или у вас возникают мысли о самоубийстве, вам будет оказана помощь.Позвоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-8255 (РАЗГОВОР), воспользуйтесь онлайн-чатом Лайфлайн или позвоните на Линию кризисных сообщений, отправив текстовое сообщение РАЗГОВОР на номер 741741.

Телефон поддержки врачей — это бесплатная и конфиденциальная служба, в которой работают психиатры-добровольцы и которая предлагает поддержку врачам и студентам-медикам США. Чтобы получить помощь, звоните по телефону 1-888-409-0141 с 8 утра. и 1 час ночи. ET.

Это аналитическая и аналитическая статья; точки зрения, выраженные автором или авторами , не обязательно совпадают с точкой зрения Scientific American .

Опрос AMA показывает, что более 96% врачей полностью вакцинированы против COVID-19

ЧИКАГО — Американская медицинская ассоциация (AMA) сегодня опубликовала новый опрос (PDF) среди практикующих врачей, который показывает, что более 96 процентов опрошенных врачей в США сделали прививки. были полностью вакцинированы от COVID-19, без существенной разницы в показателях вакцинации по регионам. Еще 45 процентов врачей, которые еще не вакцинированы, планируют вакцинацию.

Национальное исследование AMA — первое, в котором конкретно собираются данные об уровне вакцинации практикующих врачей от COVID-19.Опрос проводился 3–8 июня и показал увеличение более чем на 20 процентов для врачей, которые были полностью вакцинированы от COVID-19, по сравнению с опросом Medscape, проведенным в мае 2021 года.

«Практикующие врачи по всей стране подают пример, продемонстрировав удивительный уровень использования вакцин против COVID-19», — сказала президент AMA Сьюзан Р. Бейли, доктор медицины. «Врачи и клиницисты имеют уникальные возможности выслушивать и подтверждать опасения пациентов, и один из самых ярких анекдотов, который может предложить врач, — это то, что они сами были вакцинированы.Можете посоветоваться с врачом: вакцины от COVID-19 безопасны и эффективны. Поскольку вакцины от COVID-19 доступны и одобрены для всех людей в возрасте от 12 лет и старше, мы настоятельно рекомендуем вам пройти вакцинацию — сделать самый важный шаг, который вы можете сделать, чтобы защитить себя, свою семью и положить конец пандемии COVID-19 ».

В течение нескольких месяцев AMA работала над укреплением доверия к вакцинам, уменьшением сомнений относительно вакцинации и предоставлением врачам информации и ресурсов, необходимых для ответа на вопросы пациентов.В октябре AMA запустила серию веб-семинаров «Что нужно знать врачам», чтобы обеспечить постоянное информирование врачей о федеральном процессе проверки кандидатов на вакцину COVID-19. На первых двух вебинарах были представлены основанные на фактах мнения ведущих национальных экспертов в данной области, работающих над защитой общественного здоровья, от Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) и Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC), включая обзор вакцины FDA. процесс обзора и обновленная информация от CDC о разработке и распространении вакцины против COVID-19.Совсем недавно, в восьмом эпизоде, AMA объединилась с Фондом де Бомона для проведения вебинара, чтобы помочь врачам отреагировать на распространенную дезинформацию о вакцинах среди пациентов.

Психическое здоровье и Covid-19: как система здравоохранения США подводит врачей

Эта история является частью The Aftermath, сериала Vox о побочных последствиях пандемии Covid-19 для здоровья в сообществах по всей территории США. Эта серия частично поддерживается NIHCM Foundation .

В августе прошлого года доктор Скотт Джолли пришел домой в 3 часа ночи из загруженной смены отделения неотложной помощи с бледным видом, намного старше своих 55 лет. Это была середина пандемии Covid-19, и он был единственным дежурным врачом в своей больнице в Солт-Лейк-Сити, штат Юта. У одного из его пациентов случилась остановка сердца после того, как Джолли снял средства индивидуальной защиты, чтобы встретиться со своим следующим пациентом. Джолли, спортивного телосложения с пыльными каштановыми волосами, пришлось в отчаянии одеться и бежать назад, чтобы провести реанимацию.Пациент выжил, но Джолли волновался.

Когда жена Джолли, Джеки, проснулась в 6, она обнаружила его за кухонным столом, ссутулившегося и неспособного заснуть. Он беспокоился, что в спешке он неправильно надел СИЗ, что он может подвергнуть Джеки и их трех дочерей заражению коронавирусом. Он также был огорчен тем, что бормотал себе под нос, выходя из палаты пациента: «Я больше не могу этого выносить; это нехорошо для меня ».

Джеки не привыкла видеть своего мужа в беде.Друзья называли его «патриархом». Он был тем, к кому обратились все остальные: из тех парней, которые пробрались в отделение интенсивной терапии, чтобы поддержать свою дочь после осложнения при родах, который организовал сложную поездку на рыбалку нахлыстом в день рождения ребенка друга. За свои 28 лет работы врачом Джолли с таким же вниманием к деталям и состраданием обращал внимание на тысячи пациентов, которые приходили в его отделение неотложной помощи.

Но когда ему исполнилось 50, темп и давление работы стали невыносимыми. У него начались конфликты с коллегами, которые в какой-то момент организовали встречу, чтобы попросить Джолли взять под контроль свой гнев.В 2018 году Джолли начал думать о пути к пенсии и неоднократно спрашивал своих менеджеров в Utah Emergency Physitors — группе врачей, которая заключает контракты с больницами в системе Intermountain Healthcare, где он работал, — о способах сократить свой график.

Однако с приходом пандемии коронавируса Джолли пришлось ускориться. Ему часто давали вечерние смены — обычно самые загруженные в отделении неотложной помощи — и из-за сокращения пандемии он был единственным дежурным врачом. Необходимость надевать и снимать новые СИЗ с каждым пациентом, причем делать это достаточно быстро, чтобы не отставать от хаоса пандемического отделения неотложной помощи, «делала каждую смену и каждый час намного более напряженными, чем это было раньше», — сказал Майлз Гринберг. — говорит его лучший друг и бывший врач скорой помощи.

Когда Джолли обратился к главе своего отдела, чтобы попросить совета по управлению пандемическим стрессом, Гринберг вспоминает, как Джолли сказал ему: «Она сказала что-то вроде:« Я просто жду, пока все не закончится ». »- добавляет он.

Скотт и Джеки Джолли в походе в национальный парк Зайон в 2018 году. Предоставлено семьей Джолли Скотт и Джеки Джолли дома в 2019 году. Предоставлено семьей Джолли

К августу врачи скорой помощи штата Юта отклонили просьбу Джолли о предоставлении другого врача для поддержки его смен и не предложили ему предпенсионный график, потому что ему еще не было 60. (UEP сообщил Vox, что компания рассматривает возможность предпенсионного ухода. Джеки вспоминает, что он чувствовал, что у него нет другого выбора, кроме как взять неоплачиваемый творческий отпуск, и он планировал использовать это время, чтобы изучить возможные варианты и «привести свое психическое здоровье в порядок.”

В свободное от работы время проявился новый фактор стресса: «Он очень, очень беспокоился о потере лицензии и свидетельств», — говорит его жена.

По иронии судьбы, медицина — это профессия, которая наказывает некоторых врачей за психиатрическую помощь. Многие врачи работают под сильным давлением и получают травмы на работе. Вызывающее беспокойство количество врачей ежегодно кончают жизнь самоубийством. Тем не менее, структурные барьеры, частично создаваемые медицинскими советами и больничными системами, часто мешают врачам обращаться за помощью, которая могла бы спасти их жизни.

Одним из таких препятствий является страх того, что может случиться с лечащими врачами. В десятках штатов медицинские комиссии задают врачам обширные вопросы об их истории здоровья, которые требуют от них раскрытия диагноза или лечения психического заболевания. Подобные вопросы возникают, когда врачи обращаются за справками о больнице или возмещением страховых расходов. Раскрытие информации может привести к вызову в совет штата, требованию предоставить медицинские записи или даже к психиатрическому обследованию.В худшем случае врачи могут быть ограничены в медицинской практике или даже лишены лицензии.

Несмотря на то, что медицинская комиссия штата Юта не требует раскрытия информации о психическом здоровье, Джолли беспокоился, что любая поддержка, полученная им во время творческого отпуска, может поставить под угрозу его карьеру и повлиять на средства к существованию его семьи, говорит Джеки. Он дал ей обещание, что она сохранит его борьбу в секрете даже от Гринберга.

К ноябрю у Джолли, у которого до пандемии не было психических заболеваний, был диагностирован посттравматический стресс.Ему был назначен режим приема лекарств для лечения депрессии и беспокойства и улучшения его сна. Джеки вспоминает, что они, казалось, немного помогли, но вскоре он стал более утомленным и взволнованным. Это был первый раз, когда Джеки услышал, как он говорил о том, как он может покончить с собой.

В середине своего творческого отпуска, 5 февраля 2021 года, Джолли предпринял попытку самоубийства. В тот вечер его поместили в психиатрическое отделение собственной больницы, куда он отправлял десятки своих пациентов отделения неотложной помощи на протяжении многих лет.Его жена вспоминает, что забота коллег, от которых он хотел скрыть свое психическое состояние, было новым огромным источником стресса и стыда. Но он был одним из многих американских медицинских работников, страховка которых покрывала только лечение в рамках системы, в которой он работал.

В палате Джолли постоянно горел свет, а двери у него не было, поэтому, по словам Джеки, другие пациенты входили и выходили круглосуточно. По словам Джеки, его одежда, в которой он прибыл, была сочтена больницей опасной, поэтому ему выдали мешковатую рубашку и штаны, оставленные другим пациентом.

Через два дня его выписали из больницы.

Менее чем через две недели, 19 февраля, он покончил с собой дома.

Семья Джолли и Гринберг теперь убеждены, что медицинская профессия подвела врача, посвятившего свою жизнь спасению жизней других. Они говорят, что стигма и страх наказания за обращение за психиатрической помощью задержали его лечение, а затем добавили стресса в его самые уязвимые моменты. Согласно электронным письмам, полученным Vox, Джолли просил руководство своей группы врачей о помощи как минимум пять раз в письменной форме в период с марта по август 2020 года.Джеки и Гринберг говорят, что были дополнительные телефонные звонки, разговоры и электронные письма.

«У них был бизнес, и они хотели пережить пандемию и не понимали, что Скотт обращается за помощью», — говорит Джеки. «Он сказал мне, что все думали, что он просто старый сердитый доктор».

В интервью доктор Дэвид Барнс, президент отделения скорой помощи штата Юта, сказал Vox, что опыт с Джолли заставил его группу понять, что «люди могут бороться, даже если это не очевидно или очевидно на поверхности».”

«Мы осознаем, что неотложная медицина — это сложная специальность, которая может сказаться на врачах любого возраста», — добавил он. «Нам нужно найти способы поддержать наших стареющих врачей, чтобы они могли успешно завершить свою карьеру».

Intermountain Healthcare, больничная система, в которой работали Джолли и его коллеги, сообщила в своем заявлении: «Потеря коллеги печальна и сердечна в любых обстоятельствах, и мы думаем о его семье и друзьях».

Необходимость в поддержке врачей и решении проблемы психического здоровья работников здравоохранения как никогда высока.Vox поговорил с более чем двумя десятками коллег, членов семей и друзей врачей, которые умерли в результате самоубийства или попытались совершить самоубийство, а также с врачами, которые пытались или задумывались о самоубийстве. Они сказали, что пандемия обнажила бесчеловечную систему здравоохранения, которая приносит в жертву психическое здоровье медицинских работников, которые поддерживают ее. Они также говорили о кризисе психического здоровья в медицине, который задолго до появления коронавируса — кризис, который может усугубиться после пандемии.

«Профессиональная опасность»

Один из предупреждающих сигналов о непропорциональной нагрузке на медицинских работников за последние полтора года проявился в апреле 2020 года, когда врач отделения неотложной помощи Нью-Йорка Лорна Брин скончалась в результате самоубийства.Ее семья до сих пор не знает, кто обратил внимание прессы, но история Брина была обнародована без их согласия. «Как только это произошло, мы решили подключиться к разговору, чтобы рассказать миру о том, что произошло, потому что мы считаем, что смерти Лорны можно было избежать», — сказал Vox ее зять Кори Фейст. «Чем больше мы рассказывали эту историю, тем больше мы слышали от других людей по всей стране и во всем мире, у которых был аналогичный опыт».

ДокторЛорна Брин (сидит) с братьями и сестрами в 2012 году. Предоставлено Кори Фейстом

Задолго до смерти Брина самоубийство было известно в медицине как профессиональная опасность. Одно недавнее исследование, основанное на пятилетних данных CDC из 27 штатов, показало, что ежегодно в США кончают с собой в среднем 119 врачей. Это число сопоставимо с уровнем самоубийств среди населения в целом, но, скорее всего, оно занижено, — говорит доктор Кэтрин Голд, ведущий автор исследования и доцент Медицинской школы Мичиганского университета.Число жертв может достигать от 300 до 400 смертей в год — согласно часто цитируемой оценке — примерно вдвое превышает уровень самоубийств среди населения в целом.

Повышенный риск особенно беспокоит врачей, отметил Голд, потому что они «имеют доступ к здравоохранению и системе здравоохранения и понимают психическое заболевание и то, что [это] излечимое расстройство — и мы все еще наблюдаем показатели, которые [по крайней мере] таким же высоким, как и население в целом ».

Врачи также чаще страдают депрессией, чем население в целом.Проблемы возникают в годы стресса в медицинской школе, и к началу резидентуры — когда было обнаружено, что ДНК врачей стареет в шесть раз быстрее, чем у их коллег, не являющихся врачами, — уровень депрессии увеличивается в четыре раза за первые четыре месяца. . По всем программам ординатуры в среднем одна треть врачей соответствует диагностическим критериям большой депрессии. Самоубийство было второй по частоте причиной смерти после рака среди этих новоиспеченных врачей в период с 2004 по 2014 год. Согласно одному анализу, второй пик суицидального риска приходится на поздний средний возраст.

Эти явления часто называют выгоранием, но, возможно, это «неправильное название того, что происходит», — говорит семейный врач из штата Орегон и активистка в области психического здоровья Памела Вибл. «Это серьезно преуменьшает и обвиняет жертву в ситуации».

Вибл начала изучать самоубийства врачей в 2012 году, после того как трое ее коллег покончили жизнь самоубийством в течение 18 месяцев. Она обнаружила более 1600 смертей за последующие девять лет, и ее анализ показывает, что системные причины проблем психического здоровья, «которые являются нормой в медицинском обучении и практике, и это предпандемия», — говорит она.Пандемия стала «вишенкой на торте», — добавляет она. «То, от чего страдает большинство людей, выходит далеко за рамки этой пандемии».

Во время обучения многие врачи работают посменно, превышая 24 часа, а по некоторым специальностям, включая неотложную медицину, хирургию, акушерство и реанимацию, после ординатуры продолжаются изнурительные часы и лишение сна. Несколько врачей сказали Vox, что у них нет времени или удобных мест, чтобы поесть и выпить во время работы.

Многим проблемам позволили усугубиться, говорит Уибл, потому что половина врачей в США работают в качестве независимых подрядчиков и не защищены многими законами о труде.В других отраслях, таких как «авиалинии, полиция, пожарные», предусмотрены более строгие меры защиты и они «больше ценят своих работников», — утверждает она, добавляя, что даже ее грумеру для домашних животных не разрешается работать восьмичасовую смену без перерывов в Орегоне. трудовое право.

Врачи и медсестры также обычно лечат пациентов в неукомплектованных персоналом отделениях, и из-за бизнес-решений в их системах здравоохранения и пробелов в доступе пациентов к медицинскому страхованию они часто не могут оказывать помощь, которую они хотят и считают, что должны.«Наш моральный компас невероятно скомпрометирован системными барьерами в США, которые сделали упор на чистую прибыль, а не на то, что мы можем сделать для пациентов», — говорит Мона Масуд, психиатр из Филадельфии, которая лечила врачей в кризисной ситуации в течение последнего года. .

Структурные факторы, способствующие психическим заболеваниям и самоубийствам врачей, накладываются на потенциально уязвимую психологию врачей. По словам Масуда, медицина привлекает людей, которые могут подвергаться более высокому риску проблем с психическим здоровьем: высокопрофессиональных перфекционистов, которые оказывают огромное давление на себя, чтобы добиться успеха и помочь своим пациентам.«Чтобы стать врачом, вы должны не только уметь разбираться в предмете, но и быть лучшим из всех, иметь ответы на все вопросы», — пояснила она. «Тебе аплодируют и дают столько положительных отзывов, когда ты жертвуешь собой».

Эта психология привела к еще одному парадоксу: несмотря на убедительные доказательства важности лечения психических расстройств, «в медицине существует огромная стигма для получения помощи, обращения за помощью и признания того, что вы вообще страдали», — говорит Джесси Голд. психиатр Вашингтонского университета, специализирующийся на лечении медицинских работников.«Эмоции, борьба — это несовершенство, а медицина — это область совершенства».

«Медицинские работники еще не обработали то, что они испытали. Мы все еще находимся в состоянии постоянного ухода за людьми и заботы о них ». — Д-р. Катерина Голд

Депрессия и эмоциональное выгорание, не леченные врачом, неизменно связывают с более высоким риском врачебных ошибок, низкой безопасностью пациентов, а для врачей — с риском самоубийства. Пока неясно, как Covid-19 повлиял на уровень самоубийств врачей.Хотя уровень заболеваемости среди населения в целом снизился в первые месяцы пандемии, показатели медицинских работников вызывают тревогу.

Опрос, проведенный Фондом семьи Вашингтон Пост-Кайзер, показал, что шесть из десяти медицинских работников сообщили, что пандемический стресс нанес вред их психическому здоровью, три из десяти рассматривали возможность ухода из системы здравоохранения, а более 50 процентов заявили, что они сгорели. Исследования, проведенные с участием медицинских работников из департамента неотложной помощи США, показали, что во время Covid-19 уровень истощения и эмоционального выгорания возрастает, при этом пятая часть подвержена риску посттравматического стрессового расстройства.Эти результаты перекликаются с исследованиями, проведенными во время пандемии в Китае, Канаде, Италии и других странах.

В разгар пандемического кризиса Масуд создал линию поддержки врачей — горячую линию поддержки врачей и студентов-медиков, которая защищает их конфиденциальность. Она говорит, что ее услуги были восприняты огромным спросом: за последний год они приняли более 2500 звонков от врачей. Уибл имеет еще один телефон доверия для врачей, которые сталкиваются с суицидальными наклонностями, и говорит, что во время пандемии спрос настолько вырос, что она начала предлагать групповые звонки по Zoom.

Теперь, когда вакцины против Covid-19 распространяются, а стрессы от пандемии в США ослабевают, многие люди хотят двигаться дальше. Но Масуд беспокоится о докторах, которые могут быть не в состоянии сделать это и которые могут чувствовать, что им некуда обратиться. По ее словам, за последние полтора года многие ее коллеги в той или иной степени выражали то же мнение: «Мы чувствовали, что нас оставили умирать».

«Как я вернусь из этого?»

Как и семья Скотта Джолли, семья Лорны Брин, нью-йоркского врача, покончившего с собой в апреле 2020 года, заявляет, что у нее не было психических заболеваний.Но Брин была перфекционисткой, которая жила и работала в скороварке, которая не позволяла ее пространству восстановиться после того, как она заболела во время пандемии.

Когда она не руководила загруженным отделением неотложной помощи в нью-йоркско-пресвитерианской больнице Аллена в Нью-Йорке, она полупрофессионально играла на виолончели, готовилась к марафонам и училась на MBA. 13 марта 49-летняя женщина отработала первую смену по коронавирусу. Пять дней спустя у нее поднялась температура, а позже у нее был положительный результат на Covid-19, после чего она справилась с болезнью удаленно.

5 апреля она вернулась в больницу — по словам ее коллег, девять 12-часовых смен в месяц. Но в тот момент, когда уровень смертности в городе стремительно увеличивался в шесть раз по сравнению с обычным уровнем, а пропускная способность больницы была крайне ограничена, 12-часовая смена длилась 18 часов, говорит Файст.

Доктор Лорна Брин, врач отделения неотложной помощи Нью-Йорка, покончила с собой в апреле 2020 года. Предоставлено Кори Фейстом

Больше, чем собственное здоровье и выздоровление, она беспокоилась о своих пациентах и ​​о том, как любая неспособность позаботиться о них повлияет на ее карьеру, говорит ее зять Кори Фейст.«В течение недели, когда она вернулась, она начала говорить, что люди начали замечать, что она не успевает, и это должно было стать ограничителем карьеры», — вспоминает он. Тем не менее, по его словам, она была «истощена из-за того, что была очень больна» и работала немыслимо усердно.

К 9 апреля она была «почти в кататоническом состоянии» и, по словам ее сестры Дженнифер Файст, не могла встать со стула. Семья обратилась к боссу Брина, Анжеле Миллс, начальнику службы неотложной медицинской помощи в NewYork-Presbyterian, чтобы проверить, как Брин находится в ее квартире.Миллс говорит, что она нашла Брин сидящим на маленькой скамейке в дверном проеме, сгорбившись в позе эмбриона, с обернутым вокруг нее шарфом.

«Ей было трудно смотреть в глаза, и она мало говорила», — вспоминает Миллс. По ее словам, Брин неоднократно выражал свое беспокойство по поводу того, разрешат ли ей снова работать. «Она сделала пару комментариев по поводу:« Я не смогу вернуться после этого. Как я собираюсь встречаться с людьми? » Миллс пытался успокоить ее, ожидая прибытия еще одного друга Брина.

Файсты договорились, что Брин отвезет из Нью-Йорка в их дом в Вирджинии. Когда Брин добралась до своей семьи, они с трудом узнали ее. «Ее глаза были тусклыми, и она казалась ошеломленной. Весь ее аффект был другим. Она медленно двигалась, медленно говорила, — вспоминает Кори Файст. «Она не могла ответить на простые вопросы о том, голодна она или нет, и в каком ресторане быстрого питания она хотела бы остановиться». Ее семья предполагает, что коронавирус, возможно, повлиял на работу мозга Брин, но они убеждены, что ее рабочий стресс и ее опасение, что проблемы с психическим здоровьем могут подорвать ее медицинскую практику, способствовали ее самоубийству в следующем месяце.

«У нее было достаточно познания, чтобы понять — особенно после того, как ее приняли в психиатрическое отделение Университета Вирджинии, — что получение психиатрической помощи для врачей является стигматизацией, — говорит Кори Фейст, — что это может повлиять на вашу медицинскую лицензию и способность быть врачом.

«Скрытая учебная программа»

Согласно недавнему анализу, опубликованному в JAMA , медицинские комиссии

в 37 штатах и ​​территориях США задают вопросы, которые могут потребовать от врача раскрыть информацию о состоянии психического здоровья или лечении. В самых навязчивых состояниях вопросы широкие. Вайоминг спрашивает: «Вы когда-нибудь проявляли признаки каких-либо проблем с поведением, наркотиками или алкоголем?» Или в Айдахо: «Были ли вам диагностированы и / или лечились ли вы от какого-либо психического, физического или когнитивного состояния, включая расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ, которое может повлиять на вашу способность практиковать медицину с разумными навыками и безопасностью?»

Врачи также отказываются от своих прав на неприкосновенность частной жизни в медицине, особенно когда речь идет о психических заболеваниях, советам, которые их регулируют.Согласно опросу, опубликованному в 2017 году в журнале Mayo Clinic Proceedings , около 40 процентов врачей сообщили, что не хотят получать помощь или лечение от психического состояния из-за последствий для медицинской лицензии. В другом опросе женщин-врачей половина заявили, что считают, что у них психическое заболевание, но не обращались за помощью, отчасти из-за страха перед советами по лицензированию.

По словам Ариэля Брауна, соавтора анализа JAMA , даже если государственные регулирующие органы опустили все вопросы психического здоровья, как это в настоящее время делают 17 штатов США, они все равно могут исследовать истории психического здоровья врачей другими способами.«Правление может вызвать кандидата на собеседование, чтобы объяснить все, что они сочтут подозрительным», — говорит Браун, основатель Emotional PPE Project, некоммерческой организации, которая предоставляет медицинским работникам бесплатную и конфиденциальную терапию.

Тим Райан Уильямс / Vox

Больничная аттестация — процесс, используемый для проверки медицинских работников, работающих в больницах, — может быть еще более навязчивым, говорит Аманда Кингстон, психиатр и доцент Университета Миссури, изучающая самоубийства врачей.Отказ от требований HIPAA, предоставляющий учреждению доступ к медицинским картам врача, стал обычной частью пакетов удостоверений больниц. «Многие в конечном итоге подписывают его, потому что это часть 40-страничного пакета, который они пытаются пройти, чтобы начать свою работу. Но даже если они уделяют пристальное внимание, есть опасения, что если они не [подпишут], может возникнуть подозрение, почему », — говорит она.

В течение многих лет широкая коалиция медицинских групп и защитников здоровья, включая Американскую медицинскую ассоциацию и Американскую психиатрическую ассоциацию, призывала штаты прекратить наказывать врачей за обращение за помощью.Они утверждают, что регулирующие органы должны спрашивать только о психических заболеваниях, которые в настоящее время ограничивают способность врача безопасно практиковать медицину, или даже полностью отменить вопросы о психическом здоровье. Реформаторы утверждают, что слишком широкие вопросы могут лишить врачей поддержки и могут нарушить Закон об американцах с ограниченными возможностями.

Постепенно политика государства меняется. Медицинский совет Калифорнии, например, раньше запрашивал полную историю психического здоровья, но признал в заявлении для Vox, что его старая политика «могла отговорить врачей от поиска необходимого лечения.Правление заявило, что в ответ на обратную связь оно сместило фокус исследований психического здоровья только на текущие нарушения.

Но во многих уголках страны и в системе здравоохранения сохраняются более общие вопросы. «Государственные медицинские комиссии обеспокоены тем, что они могут нести ответственность, если они уберут вопросы и что-то произойдет», — говорит Кэтрин Голд из Мичиганского университета. И, в отличие от юристов, врачи выдвинули несколько юридических возражений против этой практики. Она не знает никаких данных, показывающих, что эти вопросы делают пациентов более безопасными, «и у нас, безусловно, есть неофициальные данные о том, что эти вопросы не позволяют врачам обращаться за помощью.”

Большинство врачей, с которыми Vox беседовал для этой истории, сказали, что они избегали получения психиатрической помощи, выезжали из штата на лечение или платили из своего кармана, чтобы не выставлять счета своей медицинской страховой компании. Кингстон говорит, что за последние несколько месяцев она получила известия от нескольких коллег, которые прописали свои антидепрессанты или выписали рецепты для коллег, а затем заплатили за них наличными, так что не было электронной записи или следа за выставлением счетов. Джесси Голд, психиатр Вашингтонского университета, сказала, что она регулярно получает просьбы не документировать сеансы или использовать бумажные диаграммы, которые не отображаются в электронных медицинских записях.

Даже в тех местах, где более снисходительно относятся к врачам, у которых диагностировали психическое заболевание или лечили от него, замешательство и страх по поводу вопросов лицензирования достаточно глубоки, чтобы загнать проблемы в подполье. «Это часть« скрытой учебной программы »медицины, в которой заявки на лицензирование задают вопросы о психическом здоровье и могут повлиять на вас», — добавляет Джесси Голд.

Лорна Брин, возможно, не знала, что лицензионный совет ее штата не задает вопросов, которые потребовали бы раскрытия информации о психическом здоровье.Тем не менее, она считала, что ее карьера оказалась под угрозой, когда ее психическое здоровье пошатнулось, рассказали Vox ее родственники. «Лорна сказала:« Я потеряю лицензию », — вспоминает Файст. «Я никогда больше не смогу заниматься медициной». Что все более трагично в том факте, что она ошибалась — и она не ошибалась во многих вещах — это такая укоренившаяся концепция для врачей ».

«Все это не имело никакого отношения к моей работе»

Когда врачи сообщают своим работодателям о проблеме психического здоровья, даже добровольно, последствия могут быть тяжелыми и серьезными.

Джастин Баллок, медицинский ординатор, говорит, что Медицинский центр UCSF попросил его пройти месячную оценку пригодности к работе вскоре после того, как он был госпитализирован в ту же больницу для лечения психического здоровья после попытки самоубийства в марте 2020 года. Вступая в процесс, Баллок открыто говорил о своем психическом здоровье, включая диагноз биполярного расстройства, который он получил в медицинской школе. По его словам, после оценки у него «гораздо меньше шансов когда-либо захотеть получить помощь, чтобы когда-либо было открыто говорить о моих трудностях.”

Доктор Джастин Баллок у медицинского центра UCSF Parnassus в Сан-Франциско, 13 июня. Престон Ганнауэй для Vox

Буллок говорит, что он прошел анализ волос, крови и мочи на предмет употребления запрещенных наркотиков, тест личности и психиатрическую экспертизу, включающую в себя вопросы о его детских травмах, включая сексуальное насилие. «Я чувствовал, что все это не имеет ничего общего с моей работой», — говорит он. «Они никогда не обсуждали и не задавали вопросов о моей работе во время этой оценки.”

Действительно, Баллок имел выдающуюся клиническую и академическую успеваемость; он получил множество наград и наград во время своей резидентуры и постоянно получал положительные отзывы о своей работе с пациентами.

«Есть много частей этого процесса, где они отрывают вас от вашей человечности» — д-р. Джастин Буллок

Но если бы в его послужном списке были какие-либо серьезные ошибки, он мог столкнуться с ограничениями в практике или даже потерять медицинскую лицензию. Буллок говорит, что оправился от попытки самоубийства, но не после обследования.«Есть много частей этого процесса, где они отрывают вас от вашей человечности», — говорит он.

Медицинский центр UCSF не комментировал конкретный случай Буллока, но написал в заявлении для Vox:

Психическое здоровье наших врачей имеет огромное значение, поскольку они сталкиваются с постоянными стрессами, связанными с их обучением и профессией, усугубленными в прошлом году личными и профессиональными проблемами пандемии COVID-19. Это вопрос, к которому UCSF очень серьезно относится в течение многих лет и над которым мы постоянно работаем над улучшением предоставляемой поддержки.

USCF также назвал программу, через которую прошел Баллок, «полностью добровольно», и Буллок, который недавно подробно описал этот опыт в академической статье, оспаривает эту характеристику. «Это добровольно, — говорит он, — потому что вы можете покинуть UCSF или позволить им поставить под угрозу вашу лицензию, сообщив о вас в медицинскую комиссию».

«Слишком много отрицания, слишком много стыда»

Движение за улучшение психиатрической помощи врачам набирает обороты благодаря кампаниям врачей и скорбящим семьям, таким как Джолли и Файсты.Джеки Джолли работает с Университетом штата Юта, чтобы попытаться дать врачам возможность получать лечение вне их собственных систем здравоохранения. «Мы понимаем, что врачам трудно получить помощь в их собственной системе», — сказал Vox Дэвид Барнс, президент отделения скорой помощи штата Юта. «Мы ищем решения».

В прошлом году семья Брина создала Фонд героев доктора Лорны Брин, а в июле 2020 года они получили законопроект, внесенный в Сенат при поддержке обеих партий.

В марте 2021 года, почти через год после смерти Брина, Комитет Сената по здравоохранению, образованию, труду и пенсиям единогласно принял закон.В случае принятия Конгрессом закон немедленно поддержит обучение всех медицинских работников по профилактике самоубийств и эмоционального выгорания. Он также обеспечивает финансирование исследований для изучения причин эмоционального выгорания в профессии, называя «стигму и озабоченность по поводу лицензирования и аттестации» в качестве ключевых факторов, которые необходимо изучить.

Скотт и Джеки Джолли видели сидящими возле фермерского дома бабушки и дедушки Скотта в канун Рождества в 2019 году. После потери мужа Джеки приняла участие в движении за улучшение психиатрической помощи врачам. Предоставлено семьей Джолли

Нам нужны более точные данные не только о причинах проблемы, но и о точном количестве врачей, умерших в результате самоубийства. Обеспокоенность по поводу повышенного уровня самоубийств в медицине циркулирует по крайней мере с 1920-х годов, но у нас до сих пор нет точных цифр.

«Если это проблема, которая кому-то действительно небезразлична, тогда должно быть общедоступное отслеживание и некоторые усилия, чтобы остановить ее», — сказал один врач из Бостона, который потерял двух коллег из-за самоубийства и говорил на условиях анонимности из-за страха перед рабочим местом возмездия, сообщил Vox.«В какой еще отрасли было бы приемлемо, чтобы талантливые и известные люди прыгали со зданий, а все стояли в стороне и боялись комментировать?»

Кэтрин Голд из Мичиганского университета предлагает одно решение проблемы с данными: медицинские советы штата должны ежегодно сверять смерти своих членов с данными CDC, которые она использует, по насильственной смерти по роду занятий, чтобы убедиться, что все самоубийства врачей отслеживаются и приходилось. «На сегодняшний день этого не произошло», — говорит она.

Несколько штатов, в том числе Мичиган и Вирджиния (где Брин лечилась перед смертью), ввели законы о «безопасной гавани», которые защищают медицинские записи о психическом здоровье специалистов здравоохранения и позволяют им обращаться за помощью, не опасаясь каких-либо последствий.

Но «самое серьезное системное решение — просто убрать вопросы о психическом здоровье», — говорит Голд, вторя другим реформаторам. Это должно происходить не только в заявках на выдачу государственных лицензий, но и везде, где врачи сталкиваются с ними, от свидетельств больниц до бланков страхового возмещения.

Скотт и Джеки Джолли (справа) на снегоступах с друзьями Майлзом и Кэролайн Гринберг в 2019 году. Предоставлено семьей Джолли

Это может помочь в решении столь же неотложной задачи: избавиться от стигмы в отношении проблем с психическим здоровьем, — говорит друг Джолли Майлс Гринберг, бывший врач скорой помощи. «Как и в случае любой другой медицинской проблемы, вы обнаруживаете ее на ранней стадии и вовремя вмешиваетесь, и у вас гораздо больше шансов на положительный результат», — говорит он.«Слишком много отрицания, слишком много стыда — это культурная чушь в медицине, которая мешает людям получать необходимую им помощь».

«Хорошее, что может выйти из этого, — это неоднократно рассказывать эту историю», — продолжает он. «Не только Скотты и Лорны, но и другие люди, которые от этого пострадали. Власти должны начать понимать, что это проблема ».

КРЕДИТЫ
Редакторы: Элиза Барклай, Кэтрин Хармон Кураж, Дэниел А.Валовой
Редактор визуальных образов: Кайназ Амария
Копировальные редакторы: Элизабет Крейн, Таня Пай, Тим Уильямс
Проверяющий: Бекка Лори
Редактор по работе с сотрудниками: Кайла Джексон

врачей во время пандемии COVID-19: каковы их обязанности и чем они обязаны?

Врачи играют важную роль в эффективном реагировании на пандемию COVID-19. Они играют решающую роль в диагностике, сдерживании и лечении, и их приверженность лечению, несмотря на повышенные личные риски, имеет важное значение для успешных ответных мер общественного здравоохранения.1 Передовые работники сталкиваются с большим объемом работы, личным риском и социальным давлением, чтобы удовлетворить чрезвычайные потребности в области здравоохранения. Несмотря на эту традиционную этику общественного здравоохранения, защите прав врачей уделяется мало внимания2.

Мы рассмотрим роль врачей во время пандемии COVID-19, сосредоточив внимание в первую очередь на Британской национальной службе здравоохранения (NHS), ответив на следующие четыре вопроса: каковы характер и объем обязанностей поставщиков медицинских услуг? На кого распространяются эти обязанности? Какие взаимные обязательства перед врачами существуют у их работодателей и пациентов? А что делать врачам, если эти взаимные обязательства не выполняются?

Хотя эти вопросы одинаково важны для всех медицинских работников, мы сосредоточены на врачах, потому что важно понимать, что разные медицинские работники выполняют разные роли, и это может повлиять на степень их профессиональных рисков и обязанностей.Необходимо провести дополнительные исследования роли медсестер, физиотерапевтов и других медицинских работников, но это выходит за рамки данной статьи.

Обязаны ли врачи лечить вспышки болезней и пандемий, таких как COVID-19?

Что касается теории морали, было предложено множество оснований для мнения, что врачи обязаны лечить или обязаны оказывать помощь пациентам3. Что касается пандемий, утверждения об обязанностях врачей чаще всего основываются на следующем: — так называемые «особые обязанности» или «ролевые» обязанности.Другими словами, в силу своей профессии врачи имеют более строгие обязательства по оказанию благотворительности, чем большинство других, и у них есть обязательства перед определенной группой лиц (их пациентами), которые немедицинский персонал не обязан помогать4. Кларк5 утверждает, что обязанность может быть оправдана со ссылкой на: (A) особые навыки, которыми обладают медицинские работники, что означает, что они имеют уникальные возможности для оказания помощи, тем самым увеличивая их обязательства; (B) человек свободно принял решение приступить к профессии со знанием того, что влечет за собой работа и характер связанных с этим рисков; и (C) социальный договор между профессионалами здравоохранения и обществом, в котором они работают.Однако кажется очевидным, что обязанность лечить не может быть «абсолютной» — что врачи обязаны работать независимо от обстоятельств. Врачи имеют право на защиту и уход во время вспышки инфекционного заболевания, как и другие члены общества2.

В предыдущих эпидемиях аргументы, оправдывающие отказ от пациентов, включают бесполезность, когда медицина бессильна помочь, и истощение ограниченных человеческих ресурсов (медицинских работников), когда врачи заболевают.2 6 Сокол4 указывает, что во время кризиса обязанности, проистекающие из множества ролей врачей, часто могут вступать в конфликт, и проблема многих описаний обязанностей врачей состоит в том, что они не осознают эту напряженность и не рассматривают работников как нескольких агентов, принадлежащих к более широкому сообществу.Например, врачи могут быть обязаны заботиться о пациентах, а также обязаны заботиться о своих семьях, защищая их (и, следовательно, самих себя) от инфекции4. Персонал здравоохранения только усугубляет проблему нехватки медицинских ресурсов, удаляя столь необходимых сотрудников из числа сотрудников.

Особые обстоятельства

Возникающие угрозы инфекционных заболеваний, такие как COVID-19, требуют гораздо большего, чем просто то, чтобы врачи продолжали работать в обычном режиме.Пандемии могут потребовать увеличения продолжительности рабочего дня (и, соответственно, увеличения воздействия вируса), потенциальных карантинов и назначений за рамками обычной специальности.3 Что отличает нормальный долг от действий, выходящих за рамки служебного долга, не всегда однозначно.7 Однако опыт пока что подсказывает. что в условиях нынешней эпидемии врачи подвержены риску заболевания 8, риску смерти 8, усталости от продолжительных часов 9, моральному стрессу (когда они принимают участие в сложных решениях по лечению, таких как приоритетность пациентов для аппаратов ИВЛ) 9 и потенциальные юридические и профессиональные рискует, когда их просят работать на пределе своей компетенции.10

Эпидемия атипичной пневмонии 2003 г. дала важные сведения об опыте и давлении на медицинских работников во время эпидемии, а также высветила некоторые важные пробелы в этическом мышлении и практике. Многие из тех, кто лечил пациентов с атипичной пневмонией, выразили обеспокоенность по поводу мер защиты, которые были предоставлены для защиты их собственного здоровья и здоровья членов их семей.11 12 Некоторые отказались посещать отделения SARS, что привело к безвозвратному увольнению, а некоторые предпочли оставить профессию после лечения. пандемия.11 13 Примечательно, что во время атипичной пневмонии было признано, что нет единого мнения относительно того, насколько четко и строго должны быть изложены требования в отношении обязанности проявлять заботу.13 14 Ученые рекомендовали предварительное планирование с местными и национальными профессиональными медицинскими ассоциациями для достижения согласия о масштабах профессиональных обязательств во время пандемии.11 Это было предложено включать в себя разработку четких и недвусмысленных руководящих принципов, касающихся профессиональных прав и обязанностей, а также этических обязанностей и обязательств медицинских работников во время таких вспышек.13 Спустя почти два десятилетия остается мало согласия и ясности в отношении разумных ожиданий в отношении медицинского персонала. Это серьезный провал.

Является ли отказ оправданным?

Если пределы обязанности по уходу не являются абсолютными, а, скорее, ограничены несколькими факторами, определяемыми сильными сторонами конкурирующих прав и обязанностей 4, можно сделать вывод, что некоторые врачи могут быть морально оправданы, отказавшись от работы на переднем крае. Отказ может быть более легко оправдан, если эта работа выходит за рамки их компетенции и / или возлагает на них значительную личную или физическую нагрузку.Например, пожилой врач, страдающий диабетом, может возражать против перехода к работе с COVID-19 на переднем крае, учитывая предположение, что более высокая смертность связана с инфекцией COVID-19 у пожилых людей или людей с сопутствующими заболеваниями15.

Есть два основных возражения против политики отказа. Во-первых, соображения справедливости. Для каждого отказавшегося врача это ложится дополнительным бременем на его коллег. В частности, это может означать, что бремя вспышки ложится на определенные группы, такие как молодые бездетные врачи, которые будут перегружены и, вероятно, будут иметь меньше опыта.Как отметил Рейд16, риск для здоровья, от которого отказывается один человек, остается на усмотрение кого-то другого, либо в медицинском коллективе, либо в обществе в целом. Во-вторых, отказ может существенно повлиять на доверие пациентов, которое признало важность для эффективности ответных мер на пандемию.17 Другие утверждали, что необходимо, чтобы должностные лица здравоохранения рассматривались как эксперты, чьи намерения и действия отвечают наилучшим интересам. населения, имеет решающее значение для укрепления доверия18. Медицинская профессия часто описывается как имеющая неявный договор с обществом об оказании медицинской помощи во время кризиса 19, который включает в себя разумные и законные ожидания общественности, что врачи отреагируют в кратчайшие сроки. неотложная инфекционная болезнь.13 Доверие к медицинским работникам и системе здравоохранения в целом может быть подорвано, если общественное мнение о том, что врачи не желают действовать в лучших интересах пациентов, не удовлетворяют чрезвычайный спрос на здравоохранение.

Хотя это нежелательные последствия, которые необходимо устранить, эти возражения не являются достаточно сильным моральным оправданием, чтобы заставить всех врачей работать в обстоятельствах, выходящих за рамки их ожидаемой роли, которые они считают морально, психологически или физически неприемлемыми.4 Моральная, психологическая и физическая приемлемость работы на переднем крае COVID-19, вероятно, будет определяться рядом важных факторов, таких как уровень личного риска серьезного заболевания, личные обстоятельства, специальность, этап карьеры и выполненные / невыполненные взаимные обязательства. (обсуждается ниже).

На кого распространяются эти пошлины?

Хотя мы до сих пор рассматривали обязанности врачей, это неоднородная группа. Все врачи обязаны (в определенных пределах) заботиться о своих пациентах, но остро нездоровый и заразный пациент может выходить за рамки нормального диапазона практики некоторых специальностей.Если мы сравним врача-инфекциониста с офтальмологом, можно привести два аргумента в пользу большей обязанности врача-инфекциониста: это может быть связано как с их более высокими навыками ведения пациентов с COVID-19, так и с их выбором специальности. Можно утверждать, что, выбрав обучение управлению инфекционными заболеваниями, они неявно согласились принять заранее определенный уровень риска, 4 и, следовательно, работа на переднем крае пандемии может входить в сферу согласованных обязанностей.Короче говоря, обязательство участвовать в работе на переднем крае выше для тех, кто решил «согласиться» на работу с повышенным риском при специальном обучении, чем для тех, кто решил «отказаться». Это также не означает, что врач-инфекционист имеет абсолютную обязанность участвовать в непосредственной работе независимо от личного риска или что хирург-офтальмолог не несет никаких обязательств, а скорее означает, что степень ответственности может варьироваться в зависимости от специальности в пределах определенных ограничений.

Лицензированные врачи могут быть не единственными врачами, которых просят помочь в уходе за пациентами во время пандемии.В Великобритании правительство призвало недавних пенсионеров и студентов-медиков участвовать в волонтерских программах в ответ на COVID-19.20. Это приводит к вопросу о том, когда начинаются и заканчиваются профессиональные или профессиональные обязанности. Поскольку обучение студентов-медиков субсидируется правительством Великобритании, это может быть основанием для начала выполнения своего долга перед обществом, и это может быть реализовано позже в медицинской школе, когда студенты могут обладать навыками, которые могут помочь в принятии ответных мер. Хотя возраст большинства студентов-медиков означает, что они, вероятно, имеют низкий риск осложнений COVID-19, неясно, являются ли навыки студентов-медиков достаточно полезными, чтобы противостоять возможно более высоким рискам психологического и эмоционального стресса у тех, кто не развили жизнестойкость, работая в системе здравоохранения.Обязанность вернуться для пенсионеров или тех, кто решил оставить медицину, не должна основываться на их выборе стать врачом. Это было бы чрезмерно обширным долгом, если бы его понимали как пожизненное обязательство, выходящее за рамки профессиональной карьеры. Однако, поскольку недавние пенсионеры, работающие в отделениях неотложной помощи, могут быть чрезвычайно квалифицированным персоналом, эта обязанность может быть заменена «обязанностью легкого спасения». Это означает, что «если в вашей власти спасти жизнь или предотвратить что-то плохое, цена на которую для вас ничтожна, очень меньше или имеет сопоставимое моральное значение, вы морально обязаны это сделать».21 Однако в случае с COVID-19 пенсионеры по возрасту подвержены риску смерти или серьезного заболевания, что ставит под сомнение идею о том, что затраты незначительны или что это «легкое спасение». Кроме того, койки в отделениях интенсивной терапии и аппараты искусственной вентиляции легких (а также врачи) являются ограниченным ресурсом. Выделение пенсионеров на передний план может принести чистый вред, а не чистую выгоду.

Каковы взаимные обязательства перед врачами работодателей и пациентов?

Большая часть литературы посвящена обязанностям врачей и гораздо меньше говорится о том, что им причитается.Исследования показали, что врачи считают, что они обязаны работать только в том случае, если определенные обязательства выполняются государством или учреждением5. Это включает в себя основы, такие как обязательства работодателя по принятию мер по защите врачей и членов их семей, такие как предоставление медицинских услуг. средства индивидуальной защиты (СИЗ) и вакцинации для себя или членов семьи (при наличии) .5

Имеющиеся данные также свидетельствуют о том, что готовность необязательно может быть повышена путем реализации практических или прагматических решений, но вместо этого может быть более глубоко укоренена в ряде факторов, таких как степень, в которой врачи чувствуют себя вовлеченными в планирование готовности, или различные социально-демографические и семейные проблемы.Они могут повлиять на готовность врачей работать во время пандемии или другой чрезвычайной ситуации.5 Стандарты медицинской помощи, возможно, придется скорректировать, и необходимо будет устранить юридические последствия этих скорректированных стандартов.1 Это включает обеспечение адекватного возмещения убытков для всех, кого просят. действовать за пределами своей установленной роли.

Наконец, в то время как много написано о том, что делает хорошего врача, меньше внимания уделяется хорошему пациенту4. Обязательства перед профессионалом были предложены, включая информирование профессионала о любом известном риске заражения, 22 правдивость, соблюдение , терпимость и доверие11, а также «относиться к врачам всеми добродетельными способами, которые регулируют человеческие взаимоотношения и социальное поведение».23 В этой пандемии первостепенное значение имеет поведение потенциального пациента , а не фактического пациента. Существующие отношения между пациентом и врачом не могут быть основой этих обязательств, потому что к ключевым образцам поведения населения относится поведение, направленное на предотвращение их превращения в пациента путем принятия мер инфекционного контроля, таких как ношение маски для лица и социальное дистанцирование.

Что делать врачам, если эти взаимные обязательства не выполняются?

Поскольку эти взаимные обязательства по отношению к врачам остаются неявными и в некоторой степени неопределенными, это может поставить врачей в затруднительное положение относительно того, как действовать, если они считают, что обязательства не выполняются.Врач может обратиться к своим профессиональным органам, но до сих пор профессиональные руководящие принципы Великобритании остаются весьма неоднозначными в отношении ожиданий врачей. Явное невыполнение работодателями и государством обязательств перед врачами стало в Великобритании на первый план по поводу нехватки и предполагаемой неадекватности СИЗ. Врачи задаются вопросом, могут ли они отказаться от лечения пациентов, если у них нет адекватных СИЗ. В данном случае надлежащая медицинская практика Генерального медицинского совета (GMC) рекомендует: «Врачи не должны отказываться от лечения пациентов, потому что их состояние здоровья может подвергнуть врача риску», но необходимо предпринять все возможные шаги, чтобы минимизировать этот риск, прежде чем предоставлять лечение. что включает в себя нарастающую обеспокоенность работодателей.К сожалению, это возлагает бремя принятия моральных решений непосредственно на врача, а не на работодателя, и представляет собой структурную проблему для врачей, которых работодатели слишком легко могут заставить заставить работать неприемлемые условия.

Так что же делать врачам, если они оказались в таком положении? После установления невыполнения обязательства врачи должны иметь обоснованные основания отказываться от выполнения задач по уходу за пациентом. Однако вместо того, чтобы рассматривать этот отказ от роли по уходу за пациентами с COVID-19, это следует рассматривать как отказ для конкретной задачи, пропорциональный невыполненному обязательству.Например, если у врача неотложной помощи есть доступ к стойкой к жидкости хирургической маске, но не к респираторной маске FFP3, для этого врача будет пропорционально отказ от выполнения определенных процедур с высоким риском, для которых маска необходима, например интубация, но не соразмерна отказу от оказания какой-либо помощи пациенту вообще.25 Важно отметить, что этот отказ не относится только к уходу за пациентами с COVID-19, но будет применяться ко всем задачам оказания медицинской помощи, на которые влияет COVID-19 пандемия.Это может включать такие обстоятельства, как нехватка СИЗ, из-за которой хирурги не могут носить халаты. Тогда хирург будет оправдан, если он откажется от операции, если из-за отсутствия халата он подвергнется большему риску заражения вирусом, передаваемым через кровь.

Заключение

Мы утверждали, что врачи обязаны участвовать в реагировании на пандемию из-за своих особых навыков, но эти навыки различаются у разных врачей, и их обязанности ограничиваются другими конкурирующими правами. В особых обстоятельствах, таких как пандемия, эти обязательства могут считаться чрезмерными (с точки зрения этики действие является чрезмерным, если оно является хорошим, но не требуется с моральной точки зрения).Это означает, что нежелательная политика отказа, основанная на оценке этих конкурирующих обязанностей, будет этически оправданной.

С этической и прагматической точек зрения врачей следует рассматривать в контексте богатой жизни с множеством конкурирующих требований. Мы должны побуждать врачей удовлетворять спрос на медицинскую помощь во время пандемии, но тем, кто идет на жертвы и прилагает больше усилий, возлагаются взаимные обязательства. Когда взаимные обязательства не выполняются, врачи также имеют право отказаться от конкретных задач, если это соразмерно невыполненным обязательствам.

Чтобы побудить врачей удовлетворить спрос на медицинское обслуживание и предотвратить структурную несправедливость, подрывающую взаимные обязательства перед врачами, важно четко определить взаимные обязательства перед врачами. Мы предлагаем минимальные обязательства в таблице 1. Требуется дальнейшая работа для определения этих профессиональных стандартов, которые должны учитывать способность к структурным факторам, которые могут влиять на работу врача, и должны быть направлены на выполнение этих взаимных обязательств.

Таблица 1

Основные взаимные обязательства перед врачами

Найти врачей и медицинские учреждения

Долгосрочное лечение

Найдите полезную информацию об услугах по долгосрочному уходу. Получите ответы на общие вопросы и узнайте, как пожаловаться на долгосрочное лечение.

Узнайте о долгосрочном уходе (LTC)

Долгосрочный уход (LTC) — это различные услуги, которые включают медицинское и немедицинское обслуживание людей с хроническими заболеваниями или ограниченными возможностями.
Если вы думаете о необходимости долгосрочного ухода за собой или своим близким, вам могут помочь следующие ресурсы:

Страхование долгосрочного ухода

Большинство планов медицинского страхования и Medicare серьезно ограничивают или исключают долгосрочный уход.Если вы хотите получить покрытие, вам может потребоваться отдельный полис страхования на случай длительного ухода. Эти вопросы могут помочь вам оценить полисы страхования по долгосрочному уходу.

По какому состоянию здоровья вам полагаются льготы?

Вы должны быть не в состоянии самостоятельно выполнять некоторые основные повседневные жизненные задачи. Это может быть прием пищи, прогулки, переход с кровати на стул, одевание, купание или пользование туалетом.

Какой вид обслуживания покрывается страховкой?

Охватывает ли полис уход в доме престарелых? Покрывает ли она жилые дома с обслуживанием, которые обеспечивают меньший уход, чем дом престарелых? Если вы хотите остаться дома, будут ли платить за посещение медсестер и терапевтов? А как насчет помощи с приготовлением пищи и уборкой?

Каков лимит пособий в долларах?

Большинство планов предоставляют определенную дневную выплату в долларах.Пособие по уходу на дому обычно составляет около половины пособия по дому для престарелых. Но некоторые полисы оплачивают обе формы ухода одинаково. Другие планы оплачивают только ваши фактические расходы.

Какой период выплаты пособий?

Вы можете оформить полис с пожизненными льготами, но это будет стоить дороже. Другие варианты покрытия — от одного до шести лет. Средняя продолжительность пребывания в доме престарелых составляет около 2,5 лет.

Корректируется ли размер пособия с учетом инфляции?

Если вы приобретете полис до достижения возраста 60 лет, фиксированного дневного пособия может оказаться недостаточно к тому времени, когда оно вам понадобится.

Начинаются ли выплаты сразу же?

Период ожидания от 20 до 100 дней не является чем-то необычным.

Жалобы на долгосрочное лечение

Если вы чувствуете, что находитесь в опасности, позвоните в службу 911 или обратитесь в местные органы власти.
Чтобы подать жалобу на учреждение долгосрочного ухода, обратитесь к омбудсмену вашего штата по долгосрочному уходу или в местные службы по борьбе с жестоким обращением с пожилыми людьми.

Медицинское пособие для ветеранов

Если вы служили в армии, вы можете иметь право на получение медицинского пособия для ветеранов.Программой руководит Департамент по делам ветеранов (VA).

Преимущества включают:

Найти медицинские учреждения VA

Когда вы подпишетесь на получение льгот VA, вы выберете одно место VA для вашего регулярного ухода. VA может направить вас в другие места для получения специализированной помощи.

Используйте средство поиска учреждений VA, чтобы найти медицинские центры, клиники и ветеринарные центры VA.

Проверьте свое право на льготы

Вы можете иметь право на медицинское страхование VA, если:

  • Вы проходили действительную военную службу и

  • Вы не получили позорное увольнение

Узнайте больше о праве на медицинское обслуживание ветеранов чтобы узнать, соответствуете ли вы требованиям.

Подать заявление на получение медицинских льгот

Вы можете подать заявление на получение медицинских льгот VA онлайн, по телефону, почте или лично. VA примет решение в течение одной недели.

Check Also

Профессия ит специалист: Профессия IT-специалист. Описание профессии IT-специалиста. Кто такой IT-специалист. . Описание профессии

Содержание Что такое IT специалист — Кто кем работаетСамые востребованные IT-профессии 2021 года / Блог …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *