Суббота , 19 июня 2021
Главная / Разное / Валерий спиридонов пересадка головы последние новости: У меня любимая женщина и прекрасный ребенок — Российская газета

Валерий спиридонов пересадка головы последние новости: У меня любимая женщина и прекрасный ребенок — Российская газета

Содержание

У меня любимая женщина и прекрасный ребенок — Российская газета

История Валерия Спиридонова — это история силы человеческого духа, безграничных человеческих возможностей. Мужчина страдает синдромом Вердинга-Хоффмана. Это тяжелая форма мышечной атрофии, от которой, как правило, умирают еще в подростковом возрасте. Но Валерий, вопреки всем прогнозам, сумел выжить, получить образование, профессию программиста.

А мировую известность программист из Владимира обрел четыре года назад, когда согласился добровольно лечь под нож итальянского хирурга Серджио Канаверо. К тому времени хирурга, разрабатывающего технологию пересадки головы, окрестили «доктором Франкенштейном». Была даже названа примерная дата трансплантации — начало 2017 года. Однако операция не состоялась: Канаверо, получив финансирование на операцию и лабораторию от китайцев, отказался заниматься Спиридоновым. Поднебесная оказалась единственной страной, которая согласилась предоставить Канаверо свои ресурсы для проведения уникального, но спорного с этической точки зрения, эксперимента.

Операцию планируют организовать на базе медицинского университета в Харбине.

Донором тела станет кто-то из местных жителей.

Крестным отцом уникальной трансплантации, о которой объявил доктор Канаверо, можно считать знаменитого русского фантаста Александра Беляева: он впервые описал пересадку головы на донорское тело в романе «Голова профессора Доуэля». Книга написана в 1923 году. Ее идея родилась не на пустом месте: будущий писатель в юности сильно повредил спину. Позже страдал от постоянной боли и даже был парализован на месяцы. Беляев на себе прочувствовал все то, что пережил Спиридонов…

Ранее хирурги из команды Канаверо проводили многочисленные эксперименты на мышах. А некоторое время назад пересадили голову обезьяне. Животное прожило 20 часов, после чего мученика науки усыпили из этических соображений. Пока же итальянец и его коллеги оттачивают тактику операции на покойниках. Но вот последняя информация: команда Харбинского медицинского университета, возглавляемая доктором Сяопином Рено успела за 18 часов сшить позвоночник, нервную ткань и сосуды тела донора с головой реципиента.

Кстати, мало кто знает, но в одном из российских военно-морских госпиталей сумели пришить голову офицеру-подводнику, которому люком почти ее отрубило, и она держалась на лоскутках кожи. К сожалению, информации о дальнейшей судьбе офицера найти не удалось… Но вернемся к Валерию Спиридонову. Хотя операция не состоялась, он стал, как говорят, «медийной» персоной. И не только. Будучи талантливым программистом, решил заняться собственными проектами: придумал «умное» инвалидное кресло с голосовым управлением, а также разработал мобильное приложение.

У меня любимая женщина и прекрасный ребенок. Я не могу оставить их даже на несколько месяцев

Однако самое главное, что произошло в жизни Валерия, — он женился на красавице Анастасии, жительнице его родного Владимира. Молодые люди познакомилась на научной конференции. Подружились, а потом поняли, насколько у них много общего, поняли, что вместе им гораздо лучше, чем порознь. Поженились в Москве. А затем уехали в США: Валерий поступил в университет Флориды на магистерский курс компьютерных технологий. Сейчас семья живет недалеко от Майами. Валерий занимается робототехникой и искусственным интеллектом. Анастасия родила ему сына. Ребенок абсолютно здоров. Он не унаследовал болезнь, от которой страдает папа, — синдром Вердинга-Хоффмана.

О пересадке головы Валерий уже не мечтает. Сегодня он говорит: то, что его операцию отменили, не сумев найти миллионного финансирования, к лучшему. В конце концов, не так уж он и хотел, в самом деле, стать первым, кому пересадят голову: «Я отдал этому проекту два года. И буду очень рад увидеть его успешное осуществление — с кем-то другим», — сказал Спиридонов, выступая недавно в телепрограмме Good Morning Britain. Он рассказал, почему больше не хочет подвергать себя операции: «Со мной рядом женщина, которую я люблю. Я счастлив, что женат на ней и что у меня теперь есть прекрасный ребенок. Я не могу оставить их без своего внимания даже на несколько месяцев».

В судьбе Валерия потрясает его доброжелательность. Никак не забыть давней телепередачи, посвященной возможной пересадке головы. Все было сенсацией: сама идея такой операции, готовность хирурга ее осуществить. И главное, добровольное согласие Валерия на ее проведение. Не забыть, как собравшиеся в студии дружно и злобно осуждали идею самой операции, действия хирурга Канаверо и согласие Валерия. Трагическая судьба молодого человека оставалась где-то за кадром и, казалось, заботила их менее всего… Поражало, как достойно все это переносил сидящий в инвалидном кресле умный, интеллигентный Валерий Спиридонов. И так хотелось, чтобы судьба ответила ему добром, милосердием. Судя по сегодняшним сообщениям, Валерий, несмотря на все страдания, счастлив. Увы, не у себя на родине.

Спиридонов: пересадка головы – ключ в трансплантологический космос

Не все знают, но я не просто инвалид, живущий на пенсию. Я занимаюсь разработкой программного обеспечения, руковожу целым рядом проектов по созданию образовательных пособий, я занимаюсь сотрудничеством с международными компаниями по разработке интерактивных сервисов.

Я веду активную социальную жизнь: я представляю интересы инвалидов в своем городе и вхожу в Молодежную думу, в состав помощников Общественной палаты. В целом я стараюсь быть полезен, насколько мне это позволяют время и здоровье. И благодаря всему этому люди, подобные мне, смогут делать еще больше.

Конечно, не все варианты подходят для каждого человека. Каждый диагноз уникален, и нельзя сказать, что какая-то технология поможет всем больным. Для меня лично, к примеру, экзоскелет не является хорошим способом решения моих проблем, так как у меня искривлен позвоночник из-за моей болезни и стандартные варианты экзоскелетов мне не помогут.

 Учитывая ваши интересы и стремления, интересно было бы узнать, контактировали ли вы когда-либо с сообществом «Россия-2045», организованным известным бизнесменом Дмитрием Ицковым, чьи цели – перенос мозга и сознания в другое тело – во многом совпадают с вашими планами?

—  Я с большим уважением отношусь к людям, которые вдохновляют других на исследования и просто на получение знаний, и в этом плане я с большим уважением отношусь к Ицкову и людям, которые занимаются другими евангелистическими вещами, несущими в себе мотивационный заряд. Мы должны быть им благодарны, так как именно они двигают технологии вперед: Ицков, Маск и Цукерберг. Они действительно гении, и от них очень многое сегодня зависит.

Что касается самой группы «Россия-2045», мне сегодня мало известно, какие шаги они предполагают предпринять на пути к их цели. Мы сегодня прекрасно понимаем, что пока у них нет всех технологий на пути к реализации этих вещей, и им, по всей видимости, придется все это создавать. Я был бы ряд взаимодействию с ними, мы открыты для всех. Я надеюсь, что кооперация в будущем будет возможна.

 У вопроса с пересадкой тела есть и другое измерение, которое можно назвать религиозным. В христианстве и ряде других религиозных учений постулируется, что тело является сосудом для души, и, соответственно, подобная операция может вызвать недовольство у ортодоксальных иерархов.

—  Думаю, что с уважаемыми представителями конфессий мы еще обсудим этот вопрос, но я хотел бы их перед этим спросить, где проходит граница в этом вопросе. Если мы, к примеру, пересаживаем донорское сердце, теряем ли мы часть души в этом случае или нет, если же мы пересаживаем еще и легкие, теряем ли мы еще частичку души и приобретаем ли душу донора.

И самый важный вопрос – что является благом и что является злом. Если у вас есть инструменты и возможность спасти жизнь глубоко больного человека, будет ли это противоречить законам церкви, если вы его спасете, или его спасение будет являться результатом Божьего промысла? Будет ли являться грехом то, если вы не поможете этому человеку? Это сложная тема, но решение этого вопроса должно быть однозначным. Не все сегодня принадлежат к одной и той же конфессии, и у них должно быть право получить такую помощь.

 Вы и другие пациенты, которые получат новые тела, будут нуждаться в различных иммуносупрессантах и прочих лекарствах, без которых они не смогут жить. Иногда фармацевтические фирмы пользуются этим и повышают цены в десятки раз, как это недавно произошло в США с лекарством Daraprim для ВИЧ-больных.

Насколько острой вы видите проблему подобного «химического рабства» и как можно от нее защититься?

—  Мы относим эту проблему к разряду последствий того, что мы хотим сделать. Сегодня, безусловно, эта индустрия очень развита, и люди, делавшие пересадку органов два года назад, совершенно по-другому подходили к этим препаратам, чем это делают медики сегодня. Сегодня есть препараты, которые подавляют совершенно конкретные антигены. Воздействие очень точечное и контролируемое, и проблем быть не должно.

Что касается повышения цен, это один из множества сценариев, которые необходимо прорабатывать, но это задача не простых инженеров, как Канаверо и я, это проблема для в том числе государства, которое способно это регулировать. Но я подчеркиваю: как только мы решим эту инженерную проблему, государство, которое поддержит эти опыты, станет лидером сразу во многих областях, и маленькая корректировка законодательства для борьбы с повышением цен будет наименьшей проблемой.

В свою очередь, обратная сторона этой проблемы: подпольные операции по пересадке тела будут мало осуществимы в ближайшее время. Для этого требуются высокоточные инструменты и лаборатории, которые нельзя скрыть от государства и держать где-то в подвале.

У каждого открытия и технологии есть два пути. К примеру, расщепление атома позволяет построить как атомные электростанции, так и ядерное оружие. Выбор за теми, кто принимает решения.

 В чем вы видите свою задачу в этом проекте?

—  Самая большая задача для меня сегодня заключается в том, чтобы не дать этой теме уйти в небытие, как это было 50 лет назад с Владимиром Демиховым и 30-40 лет назад с Уайтом. Предложенные ими технологии были слишком революционными для бюрократов, но необходимыми для людей. Если бы бюрократы это оценили и поддержали, то Россия была бы лидером в области трансплантологии.

Сегодня мы понимаем, что время пришло: мы вышли в космос, но не научились лечить распространенные болезни. Это нелогично и происходит исключительно из-за отсутствия политической воли. Данный проект стоит не сотни миллиардов долларов, а какие-то миллионы долларов, и мы считаем непозволительным то, чтобы все это опять заглохло.

Программист Валерий Спиридонов расскажет в прямом эфире, почему отказался от пересадки головы

Валерию Спиридонову 33 года. Он родился во Владимире. Сейчас живет с женой в США и обучается в университете Флориды на магистерском курсе компьютерных технологий. У него синдром Вердинга-Хоффмана — тяжелая форма мышечной атрофии.

Слушатели узнают:

• Люди с инвалидностью в России и Америке – какова разница качества жизни?
• Когда и как Валерий познакомился со своей женой и как развивались их отношения?
• С чего начал свою карьеру в программировании?
• Почему решил переехать в США?

Пять лет назад Валерий приобрел мировую известность благодаря участию в проекте трансплантации головы у доктора Канаверо, известного как «доктор Франкенштейн».

Свой вопрос гостю можно задать по ссылке.

«Люди, которые могут» — истории реальных героев, которые сделали свою жизнь фантастической. Рубрика стала частью проекта «Информационный ресурс «Доступ открыт», который получил поддержку Фонда президентских грантов.

Посмотреть интервью можно 13 июля в 19.00 на YouTube-канале «Доступ открыт».

АНО «Доступ открыт» основали в 2013 году Александр Мягков и Алексей Голубев – инвалиды детства. Ежегодно с 2015 года организация проводит Московский фестиваль волонтеров. Организация становилась победителем конкурсов Фонда президентских грантов и КОС города Москвы, отмечена премиями Общественной палаты РФ и Губернатора Московской области. Директор организации Александр Мягков – лауреат премии мэра Москвы имени Н. А. Островского.

Этот материал подготовили и прислали в редакцию АСИ наши читатели — сотрудники НКО и гражданские активисты. В рубрике «Жизнь НКО» мы публикуем новости от некоммерческих организаций со всей России, при этом производим только минимальное литературное редактирование. За достоверность информации, точность наименований и дат несут ответственность авторы текстов.

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Больше новостей некоммерческого сектора в телеграм-канале АСИ. Подписывайтесь.

Хирург, который собирается пересадить голову российского программиста, успешно завершил опыт на мыши и обезьяне

Трансплантология развивается, новые достижения у этого направления медицины появляются каждый день. В прошлом году один из трансплантологов, Серджио Канаверо, взбудоражил научное сообщество, заявив о намерении пересадить голову человека с одного тела на другое. Год назад он заявил, что у него есть собственные наработки, позволяющие сделать такую пересадку возможной в течение двух лет. И второй год пошел.

Сейчас Канаверо нашел помощников, в лице ученых из Китая и Южной Кореи. С ними, плюс еще с несколькими десятками человек из своей команды он собирается пересадить голову русского программиста Валерия Спиридонова, страдающего вырождением двигательных нейронов, на здоровое тело. Сейчас он проводит опыты с животными и трупами людей, практикуясь в пересадке голов.

О результатах Канаверо отчитался в семи научных статьях, в двух научных журналах, Surgery and CNS Neuroscience & Therapeutics. Статьи будут публиковаться в течение нескольких последующих месяцев.

Среди материалов, которые попали в распоряжение Newscientist, есть видео мыши, которой повредили спинной мозг, а затем провели операцию, восстановив (частично) двигательную активность. Канаверо утверждает, что части спинного мозга могут быть соединены при помощи полиэтиленгликоля. Кроме того, используется специальное устройство, вакууматор, позволяющее нервам «сплавляться».

Кроме того, Канаверо провел трансплантацию головы обезьяны, при этом, как выразился хирург «не было неврологических травм». После проведения пилотной операции обезьяна прожила всего 20 часов. Канаверо говорит, что ее оставили живой на такой короткий срок по этическим соображениям. Подвижность конечностей не была сохранена, но в этой цели и не ставили при проведении данной операции. Главное — мозг не получил повреждений, оставаясь полностью функциональным и после пересадки. «Мы провели пилотное исследование, реализуя наши идеи о том, как предотвратить травмы при проведении операции», — говорит Карнаверо.

Сейчас хирург ищет средства на проведение операции по трансплантации головы русского программиста Валерия Спиридонова, у которого врачи диагностировали прогрессирующую мускульную дистрофию.

Что касается места проведения операции, скорее всего, это будет Китай. На прошлой неделе свою операционную предложил Вьетнамско-немецкий госпиталь из Ханоя, Вьетнам.

Став отцом в США, программист Валерий Спиридонов решил не рисковать головой

Уроженец Владимира – талантливый программист Валерий Спиридонов, который должен был стать первым кандидатом на пересадку головы, в интервью программе «Good Morning Britain» подтвердил информацию о том, что он отказался от уникальной операции после того, как стал отцом.

33-летний программист, который некоторое время назад переехал в США, где у него родился сын, признался, что в нынешних обстоятельствах уже не может пойти на столь высокий риск.


В ноябре 2018-го ГТРК «Владимир» сообщала, что у их земляка, прославившегося на весь мир своим согласием на операцию по пересадке головы, в США родился сын.

Тогда Валерий рассказал, что малыш, которого назвали старинным русским именем, в норме и уже занимается плаванием.


В начале 2016 года новость о том, что российский программист согласился на рискованную операцию, которую ему должен был провести итальянский нейрохирург Серджио Канаверо, облетела весь мир.

Ученые спорили, сомневаясь в успешном исходе невиданного ранее эксперимента, однако россиянин, которому тогда было нечего терять, кроме головы, был согласен пойти на этот риск.

Однако уже вскоре ситуация изменилась: Валерий обрел семью, и теперь она, как признается Спиридонов, в его жизни главное.

«Я стал действительно счастливым человеком», — признается Валерий. Он рассказывает, что к нему в США переехала жена, и другие «огромные позитивные изменения» произошли в его жизни.

При этом Спиридонов верит, что такой вид операций может применяться в будущем для спасения людей.

После отказа Валерия от участия в этом эксперименте группа итальянских хирургов нашла добровольца из Китая.

Опыты по трансплантации головы проводятся медиками на животных уже почти век, но никто не может дать гарантии, что трансплантация человеческой головы пройдет успешно.

Канаверо: пересадка головы в России обойдется в 10 миллионов евро

Хирург из Италии рассказал о том, как много денег потребуется на осуществление первого эксперимента по пересадке головы, на что они пойдут и с какими трудностями могут столкнуться организаторы этого опыта, если он будет осуществлен на территории РФ.

Итальянский хирург Серджио Канаверо представил первые подробные расчеты стоимости первой пробной операции по пересадке головы – ее успешное завершение потребует сосредоточения усилий 42 хирургов и фонда в 10 миллионов евро, примерно в 2 раза меньше, чем в США, о чем он и Валерий Спиридонов рассказали РИА Новости.

«Мы открыты для инвестиций. Именно такое определение я даю этому, потому что речь идет не о сборе денег на единичную операцию, а об участии в технологическом и медицинском рывке в будущее», — заявил РИА Новости Валерий Спиридонов, российский инженер, кандидат на операцию по пересадке головы.

В середине января итальянский хирург Серджио Канаверо рассказал о первых заметных успехах в разработке технологий, которые в будущем позволят пересаживать голову человека с одного тела на другое без полного паралича конечностей, продемонстрировав нескольких мышей, чей спинной мозг был разрезан, а затем склеен.

По изначальным оценкам Канаверо, осуществление подобной операции на человеке, если она будет проводиться в США, потребует около 15-50 миллионов евро. Так как операция с участием Спиридонова, если она состоится, будет проводиться в России, Канаверо провел новые расчеты и уточнил стоимость данного эксперимента.

По его словам, расходы на осуществление пересадки снизятся, но не существенно – операция потребует около 10 миллионов евро или чуть больше или меньше, в зависимости от условий ее проведения.

Валерий Спиридонов, кандидат на трансплантацию головы, и доктор Канаверо

Ученые сделали большой шаг к пересадке головы россиянина

Как подчеркивает врач, это очень сложная процедура, для реализаций которой потребуется объединить усилия 42 хирургов и десятков других медицинских специалистов, которые будут фактически работать круглосуточно или посменно во время осуществления пересадки. На оплату их труда, по мнению Канаверо, уйдет около 5 миллионов евро.

Достаточно серьезная сумма – около миллиона евро – уйдет на создание специальных приборов для разрезания нервных волокон и их склеивания, созданных Канаверо и его единомышленниками, а также на покупку приборов для стимуляции спинного мозга, психологическую помощь и прочие немедицинские компоненты протокола HEAVEN, разработанного Канаверо.

Самым большим вопросом пока остается то, удастся ли Канаверо и врачам, которые будут участвовать в этой операции, найти подходящий по размерам операционный зал, куда смогут вместиться все хирурги и оборудование. Если такого зала в России не существует, то расходы на операцию заметно возрастут.

Как уже рассказывал итальянский врач РИА Новости, он, его единомышленники и Валерий Спиридонов надеются, что проект привлечет внимание частных инвесторов из России или из-за рубежа, которые не побоятся вложить капитал в тестирование этой новой технологии.

РИА Новости http://ria.ru/science/20160224/1379637199.html#ixzz41I1LT5ok

 

 

Пересадка головы: как российскому программисту Валерия ­Спиридонова чуть не заменили тело

Ночью 25 декабря на YouTube началась прямая трансляция из Харбина. «Пересадка головы. Медицинский эксперимент века». В описании к видео указано, что в большой операционной установлены камеры, а под ними 80 хирургов со всех концов земли, как пчелы, возятся над новым телом русского программиста Валерия ­Спиридонова.


«За ближайшие 36 часов произойдет масса всего интересного. Сначала Спиридонова охладят, а затем его голову отделят от тела. То же самое сделают с донором (мы не знаем, кто ты, но, судя по всему, ты и сам пока жив-здоров). Потом знаменитый итальянский хирург Серджо Канаверо соединит голову парня из России с телом донора, сшив спинной мозг с помощью невероятного материала – поли­эти­лен­гликоля (читайте статью в Neuroscience Research за 2001 год). Далее 80 хирургов будут сменять друг друга, соединяя мышцы двоих незнакомцев в единый организм, сшивая их кровеносные сосуды. Вам понравился стрим? Ставьте лайк под видео и подписывайтесь на канал».

На экране фотография Спиридонова в инвалидном кресле и Канаверо, склонившегося над ним, как мастер-джедай. Обратный отсчет показывает, что до старта операции меньше 48 часов. Она начнется в Рождество, а закончится 28 декабря, в День памяти невинных младенцев вифлеемских.

Все, что произойдет со Спиридоновым потом, не очень похоже на безмятежное будущее.

Его введут в искусственную кому на несколько месяцев, потому что обделаться можно, открыв глаза и увидев у себя чужие руки и ноги. С новым телом он не сможет ходить или хватать официанток за задницу, – полиэтиленгликоль гарантирует восстановление только 30 процентов базовых моторных функций, но этого Валерию хватит, чтобы играть в шахматы и нажимать кнопку вызова медсестры. К нему приставят психотерапевтов, потому что пересадки конечностей зачастую приводят к проблемам. В 1998 году новозеландцу Клинту Халламу пересадили руку, которая отличалась от второй по цвету и размеру. Халлам попросил врачей ее отрезать. Когда они отказались, он перестал принимать иммуностимуляторы, и руку ампутировали.

Если Валерий не свихнется, доктор Канаверо всю жизнь будет таскать его на научные конференции и ток-шоу. Они вместе получат Нобелевскую премию по медицине, а потом трансплантация головы станет доступна массам. Миллионы трансгендеров, уже сейчас предлагающих Канаверо свои тела, станут счастливее.

Вечером 26 декабря трансляцию смотрят 100 443 человека. Не слишком много, когда речь идет о главном шоу века сродни клонированию овечки Долли.

Ночью 27-го зрителей уже полмиллиона.

Экран темнеет, чтобы дать старт чему-то великому. Вместо этого на нем не появляется ничего.

Валерий Спиридонов ввязался в эту историю три года назад. Они с матерью завтракали, когда по телевизору показали мускулистого нейрохирурга из Туринского университета. Серджо Канаверо назначил пересадку головы человека на новое тело на декабрь 2017-го. Валерию потребовалось три минуты, чтобы найти его электронный адрес, и чуть больше, чтобы написать письмо. Он предложил профессору свое тело, и итальянец ответил почти сразу: «По рукам. Ты будешь первым, как Гагарин».

Все, что Валерий сделал после, – дал интервью Daily Mail. «Неизлечимо больной гений, которому пересадят голову, снял маску». Этого хватило, чтобы все в его жизни пошло иначе.

В том интервью он говорил, что ему тридцать, а с болезнью Верднига–Гоффмана люди редко доживают до двадцати.

Через неделю они с матерью приехали в студию программы «Прямой эфир», и зал охнул, когда из-за кулис показался Спиридонов в инвалидном кресле. Его спина напоминала панцирь; мышцы больше не удерживали внутренние органы, и они свалились в кучу, как рождественские игрушки. Его тело было слишком уродливым для телика, но продюсеры хотели наблюдать за ним в формате реалити-шоу. Ему платили за выступления, и он был доволен.

«Состояние моего здоровья постоянно ухудшается, – сказал Валерий, когда ему дали слово. – Только Канаверо может мне помочь».

Зал охнул.

Потом на сцену вышла его мать, психолог из реабилитационного центра «Островок заботы» во Владимире. Вся в красном, как будто нарядилась для «Оскара», она сказала: «Это очень страшная операция, но я хочу, чтобы мой сын жил. В год ему поставили диагноз, но болезнь так толком и не изучена».

Зал охнул снова.

Виктория Спиридонова знала, что шанс ее сына родиться здоровым – три к четырем. У них с мужем, умершим 20 лет назад, не было никаких проблем со здоровьем, но в их ДНК находилс­я один и тот же аномальный ген. Валерий – их второй ребенок, и ему просто не повезло.

В десять он перестал крутить педали на велосипеде. В 16 лет начал работать программистом на дому. Мать нанимала волонтеров, когда не успевала помыть его сама. Она привыкла оставлять ему воду и чай на краю стола, чтобы, подъехав на коляске, оставалось только накренить чашку для глотка. Он пытался выбираться из дома, но у подъезда не было пандусов. Несколько раз его не пропускали в ночной клуб. Спиридон­ов шутит: раньше в их квартире жила канарейка, а теперь остался он один. Валерию тридцать два, а сквозняков он боится, как старик. Небольшая простуда – и ему крышка.

Все, что происходило с ним до весны 2015-го, было больше похоже на затухание. Но за $100 миллионов профессор Канаверо обещал подарить ему вторую жизнь.

Я впервые написал Спиридонову три года назад, сразу после его интервью Daily Mail. Он подписан на страницы с красотками в бикини и целыми днями сидит во «ВКонтакте». Валерий ответил мне почти сразу.

«У меня очень загруженный график. Но скоро я опять буду устраивать пресс-конференцию».

Он прислал телефон своего агента и отключился.

В успех предстоящей операции верили немногие. Хирургов интересовало, как Канаверо собирается соединить спинной мозг, если клинические исследования с полиэтиленгликолем проводились только на крысах? Церковники не понимали, что будет с душой Спиридонова, если от прежнего тела останется только голова? Юристы – придется ли регистрировать его рождение заново? Женщины на ток-шоу хотели знать: если он все-таки сможет иметь детей, то чьи это будут дети?

Через полгода стало ясно, что детали операции изменились. Итальянец не смог привлечь деньги спонсоров, хоть и обращался к Марку Цукербергу и Биллу Гейтсу на своей лекции TED в Вероне. Он переключал на экране фотографии Спиридонова, потом терминатора и повторял: «Его тело ущербно, но мозг прекрасен. Давайте подарим ему новую жизнь». И новый ценник за пересадку головы составил $50 миллионов: пришлось сэкономить на хирургах. Единственным, кого по-прежнему интересовали идеи итальянца, оставался китайский профессор Жэнь Сяопин. Раньше он уже потратил несколько миллионов на трансплантацию голов мышам и обезьянам.

После конференции TED в Вероне хирурги договорились вместе провести операцию на базе Харбинского университета. Сяопин гарантировал, что китайское правительство позволит убить Спиридонова на операционном столе, чтобы оживить его снова, и это не бу­дут считать преступлением. Донором те­ла для него станет молодой китаец с зарегистрированной смертью головного мозга. С его родственниками будет подписано соглашение, стандартный документ, как при пересадке сердца. А потом его тело обезглавят и отдадут ­Валерию.

Спиридонов соглашается встретиться через полтора года после моего первого письма. В квартире он один. Его мать ушла на пилатес и оставила на столе бокалы для вина, а рядом несколько банок с колой.

К июлю 2016-го все начали забывать про него. В разгаре война в Сирии и запуски ракеты Falcon 9 в США.

Но Спиридонова переполняет восторг. Он выезжает на балкон, закуривает вишневую сигариллу и начинает рассказывать, что весь прошлый год мотался по Европе и США, выступая на утренних шоу вместе с Канаверо. Они впервые встретились с доктором на конференции нейрохирургов в Аннаполисе, а все время до этого виделись лишь в скайп­е.

Он вспоминает об этой встрече, прикрыв глаза, как вспоминают про первый поцелуй. В тот день на Валерии была белая рубашка, которая раздувалась, как парус (романтично, если бы потом он не простудился), и хирург присел на корточки, чтобы обнять его и поздороваться. Канаверо сказал всем собравшимся: «Чтобы подключить его голову к другому телу, у меня будет всего час. Кровоснабжение должно восстановиться через 15 минут после пересадки. Мы сделаем это».

Спиридонов смотрел на него завороженно.

«Парень будет несчастным, – сказал позже доктор Артур Каплан из Нью-Йоркского университета. – Его заколят иммуностимуляторами. Лучше иметь уродливое тело, чем жизнь, которую итальяшка ему приготовил».

Валерия это не волновало. Он продолжал повторять, что после Рождества у него будет новое тело. Он, конечно, не вправе выбирать, какое именно, но хотелось бы, чтобы это был мускулистый спортсмен.

Он подъезжает к кухонному столу, чтобы сделать глоток чая, и вода стекает по его щетине.

Спиридонов говорит, что Канаверо выходил на связь две недели назад. Доктор собирал вещи и улетал в Китай. Его уволили из Туринского университета, а Харбинский назначил почетным профессором и пригласил работать вместе с Сяопином. Канаверо пообещал, что останется со Спиридоновым на связи, но сейчас у него много дел и он даже не знает, как сообщить о переезде своей жене Франческе и их детям, которые останутся в Турине.

У Валерия тоже есть хорошие новости. Месяц назад ему написала девушка, которая отговаривала его от операции. Теперь они встречаются в его квартире, пока мать на фитнесе.

Я спрашиваю: зачем тогда ему понадобилась эта операция? Год назад он стал знаменитым, и теперь у него есть девушка, работа в «РИА Новости», новые заказы и проект по робототехнике. После пересадки головы он точно не сможет встать со стула или самостоятельно есть кашу. Его состояние будет хуже, чем сейчас. Только если сейчас он не при смерти.

Спиридонов выслушивает меня и улыбается: «Последние несколько лет мое состояние стабильно. Жизни давно ничего не угрожает». А потом добавляет: «Изредка у меня бывают ушные пробки».

Профессор Канаверо перестал отвечать на сообщения Спиридонова в марте 2017-го. В последний раз они виделись за полгода до этого в Великобритании, их пригласили на шоу Good Morning Britain. Там Канаверо признался, что работает в Харбинском университете и китайское правительство хочет, чтобы его первым пациентом был китаец. Он не отрицал, что возьмется оперировать Валерия, но пока бизнесмены не готовы платить за это.

В ноябре Канаверо и Сяопин провели 18-часову­ю операцию над трупами, присоединив голову одного к телу другого. Имена этих людей неизвестны. Подробная статья опубликована в журнале Surgical Neurology International. Еще через неделю итальянец уехал в Австрию презентовать свою книгу «Великий доктор».

До Рождества оставалось чуть больше месяца. Канаверо больше не появлялся на публике.

Я пишу ему и Спиридонову, пытаясь разобраться в деталях. Возможно ли, что в Китае оперировали живого человека и он умер?

Спиридонов просит позвонить ему после Рождества.

Утром 27 декабря мы созваниваемся в скайпе. «У меня много новостей, – говорит Валерий. – Я женился и уезжаю в Штаты».

Весь прошлый год он оформлял документы для поездки во Флориду. Он собирается окончить там университет и заниматься робототехникой. Он собрал деньги, чтобы имплантировать в тело стальной стержень. Месяц назад Спиридонов писал Канаверо, поздравлял с операцией на трупе, хоть сам и не понимает, с чем тут поздравлять.

«Результат – это человек, который будет жив после операции». Потом написал снова и поздравил с выходом книги. «Ему всегда нужна была поддержка, и я смог ее организовать, – говори­т Спиридонов. – Но я не принес ему денег. Может быть, и в Китае сегодня ничего не происходит».

Три года об этом парне говорили как о гениальном храбреце, которого нужно спасать. С тех пор он заработал деньги и нашел женщину, готовую заботиться о нем до конца жизни. Он живет все в той же квартире на окраине Владимира, куда мать перевезла его больше десяти лет назад. Сейчас она в соседней комнате, и за ней присматривает сиделка.

«У нее последняя стадия рака», – говорит он.

Она умерла пятого января. В этот же день Валерий с женой эмигрировали в США. Во Флориде он выложил в сеть фотографию с матерью: вот они сидят в его комнате, а на заднем плане – большой портрет итальянского хирурга, протягивающего им руки.

Ближе к февралю на мой почтовый ящик все-таки приходит письмо от доктора Серджо Канаверо.

«Добрый вечер. К сожалению, меня нет на месте. Однако предлагаю вам ознакомиться с документами, которые ответят на все ваши вопросы. Не буду скрывать, сегодня я близок к успеху, как никогда раньше. Кажется, до операции века осталось совсем чуть-чуть!»


Главные новости­ о первой в исто­рии­ трансплантации головы и ее героях.

26 ФЕВРАЛЯ, 2015

Хирург из Турина Серджо Канаверо выступает на научной конференции в Аннаполисе и заявляет, что собирается пересадить голову человека на новое тело.

8 АПРЕЛЯ, 2015

В издании Daily Mail выходит интервью с российским программистом Валерием Спиридоновым, первым претендентом на пересадку головы.

13 АПРЕЛЯ, 2015

Спиридонова и его мать приглашают на популярное российское телешоу «Прямой эфир».

10 СЕНТЯБРЯ, 2015

Китайское информационное агентство «Синьхуа» сообщает, что вместе с Канаверо операцию проведет хирург из Харбина Жэнь Сяопин.

18 СЕНТЯБРЯ, 2015

Канаверо выступает на конференции TED в Вероне, где просит помощи у Билла Гейтса.

ФЕВРАЛЬ, 2016

Валерия Спиридонова нанимает информационное агентство «РИА Новости». Он начинает вести блог о своей операции.

12 ИЮНЯ, 2016

Канаверо и Спиридонов впервые встречаются на конференции в Аннаполисе. Выступая со сцены, итальянец просит финансирования у американских бизнесменов.

Фото: Legion-media; Diomedia; коллажи: Алена Кудинова

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

Россиянин Валерий Спиридонов отменил пересадку головы

Он хотел новую голову, но передумал — после того, как его очаровательная новая жена родила их «чудо-сына», согласно отчету.

Валерий Спиридонов, страдающий болезнью, вызывающей истощение мышц, вызвался пройти первую в мире трансплантацию головы от итальянского хирурга доктора Серджио Канаверо, которого называют «доктором». Франкенштейн ».

Но 33-летний россиянин, изучающий компьютерный анализ эмоций в Университете Флориды, недавно сообщил, что с ним его невеста Анастасия и их недавно родившийся сын, сообщает британское издание Sun.

Мальчик, имя которого не разглашается, родился шесть недель назад и здоров, что Валерий считает «чудом», поскольку редкая генетическая болезнь Верднига-Гофмана, от которой страдает его отец, может передаваться по наследству.

Анастасия, магистр химических технологий, во время беременности прошла обследование.

Ее не видно на фотографиях со Спиридоновым, но она объяснила в сети свою любовь к мужчинам в инвалидных колясках.

«Такие люди намного глубже, чувствительны, верны, добры и к тому же обычно очень умны… разве это не главное?» она написала.

Ее муж сказал, что они связали себя узами брака «чуть более года назад в Москве».

«Мы жили в одном городе, часто встречались по профессиональным вопросам и вскоре поняли, что нам очень хорошо вместе», — сказал он.

В 2015 году, по словам Спиридонова, он осознал риски, связанные с тем, что его голова будет отрублена и прикреплена к новому здоровому телу, но он был готов пожертвовать своей жизнью ради науки. Однако у него были некоторые требования.

«Я бы не хотела, чтобы моя голова пересаживалась на тело женщины.Когда я просыпаюсь, я все еще хочу быть мужчиной », — сказал он тогда.

Канаверо, который утверждал, что успешно провел такую ​​операцию на крысах и обезьянах, теперь работает в Китае, где он получил финансирование на свое исследование, сообщает новостное издание.

Спиридонов бросил вызов хирургу, чтобы он рассказал о своих усилиях в Китае из-за подозрений, что что-то пошло не так во время испытаний на двух телах.

«Я не жалею о том, что Канаверо не достиг конечной цели — или действительно достиг ее, и потерпел неудачу», — сказал он российской газете «Комсомольская правда».

«Это был нормальный рабочий процесс. Единственное, чего нам от него не хватает, так это большей огласки », — сказал он. «Всем была бы полезна информация о том, что пошло не так в Китае и почему».

Он добавил, что у него никогда не было «напрасных мотивов» в поисках трансплантата.

«Я чувствую, как с моей груди снимается тяжесть», — сказал он. «Я отдал этому проекту два года своей жизни. Я буду рад, если это произойдет [с кем-то еще] ».

Первая в мире трансплантация головы человека может быть проведена за 10 ЛЕТ — шоковое заявление | Наука | News

Бывший нейрохирург NHS сказал, что пересадка головы — при которой голова, головной и спинной мозг человека помещается на новое тело — может быть проведена в течение десятилетия. Этот шаг может спасти бесчисленное количество жизней и потенциально проложить путь к бессмертию. Некоторое время эта процедура считалась невозможной, так как предполагала перерезание спинного мозга и его повторное прикрепление к кому-то новому, во время которого врачи должны были поддерживать мозг.

Но Брюс Мэтью, бывший клинический руководитель нейрохирургии в Учебных больницах Университета Халла, NHS Trust, считает, что вскоре эта технология может быть использована для достижения почти чудесного подвига.

Доктор Мэтью сказал Telegraph: «Изначально мы намеревались просто провести мозговой штурм по идее, и это казалось довольно глупым, но потом я понял, что на самом деле это не так.Если вы пересаживаете головной мозг и удерживаете спинной и головной мозг вместе, это действительно возможно.

«Спинной мозг — это самое глубокое, что можно вообразить.

«Вам нужно, чтобы мозг был связан со спинным мозгом.

«Мысль о том, что вы перерезаете спинной мозг, совершенно абсурдна.

«Вы бы сняли позвоночник, чтобы вы могли полностью погрузить головной и спинной мозг и пояснично-крестцовый отдел в новое тело.

«Очень сложно удалить твердую мозговую оболочку (защитную оболочку спинного мозга) целиком, не проделав в ней отверстие.Потребуется ряд улучшений, но, вероятно, это произойдет в ближайшие 10 лет ».

Тем не менее, потенциальная процедура действительно вызывает некоторые этические опасения.

Доктор Хант Бэтджер, президент Американской ассоциации неврологических хирургов, ранее сказал, что пересадка может привести к худшей судьбе, которую только можно вообразить.

Он сказал: «Я бы никому этого не пожелал. Я бы никому не позволил сделать это со мной, потому что есть много вещей похуже смерти ».

В апреле 2015 года компьютерный ученый Валерий Спиридонов, который прикован к инвалидной коляске из-за болезни Верднига-Гофмана, которая однажды убьет его, объявил, что он станет первым добровольцем, перенесшим пересадку головы.

Процедура, которая постоянно откладывалась из-за того, что эксперты пытались выяснить, что именно необходимо сделать, чтобы обеспечить выживание пациента, будет выполняться нейрохирургом доктором Серджио Канаверо, которого окрестили настоящим доктором Франкенштейном.

Доктор Канаверо ранее заявлял, что готов к операции, настаивая на том, что он успешно перерезал и повторно связал спинной мозг девяти мышей.

Доктор Канаверо и группа китайских врачей перерезали спинной мозг 15 крыс и попытались повторно прикрепить девять из них, а остальные шесть были подопытными.

Команда использовала полиэтиленгликоль, который содержится в лекарствах, а также в промышленных процессах, чтобы исправить спинной мозг, пытаясь минимизировать кровопотерю.

Согласно отчету журнала CNS Neuroscience and Therapeutics, всем крысам, за исключением одной, удалось выжить в течение поразительных 30 дней после эксперимента.

Крысам, по-видимому, даже удалось снова ходить и восстановить базовые двигательные функции, в то время как исследователи заявили, что двое из грызунов вернулись в состояние «в основном нормальное».

Реципиента трансплантата головы ждет судьба «ХУЖЕ СМЕРТИ» | Наука | Новости

В апреле 2015 года компьютерный ученый Валерий Спиридонов, прикованный к инвалидной коляске из-за болезни Верднига-Гофмана, которая однажды убьет его, объявил, что он станет первым добровольцем, перенесшим пересадку головы.

Процедура, которая постоянно откладывалась из-за того, что эксперты пытались выяснить, что именно необходимо сделать, чтобы обеспечить выживание пациента, будет выполняться нейрохирургом доктором Серджио Канаверо, которого окрестили настоящим доктором Франкенштейном.

Однако высшие медицинские чиновники предупреждают, что операция обречена на провал, и даже если Спиридонов выживет, он не будет вести счастливую жизнь.

Доктор Хант Бэтджер, президент Американской ассоциации неврологических хирургов, сказал: «Я бы никому не пожелал этого.

» Я бы никому не позволил сделать это со мной, потому что есть много вещей хуже смерти. «

Не только будет много проблем с телом, таких как паралич из-за абсолютной сложности попытки соединить спинной мозг, но и у получателя будет много психологических проблем.

Артур Каплан, директор по медицинской этике в Медицинском центре Лангоне при Нью-Йоркском университете, сказал Independent, что пациенты «в конечном итоге столкнутся с другими путями и химическими веществами, чем они привыкли, и они сойдут с ума».

Доктор Канаверо ранее утверждал, что готов к операции, настаивая на том, что он успешно перерезал и повторно связал спинной мозг девяти мышей.

Доктор Канаверо и группа китайских врачей перерезали спинной мозг 15 крысам и попытались это сделать. снова присоедините девять из них, а остальные шесть будут подопытными.

Команда использовала полиэтиленгликоль, который содержится в лекарствах, а также в промышленных процессах, чтобы исправить спинной мозг, пытаясь минимизировать кровопотерю.

Согласно отчету журнала CNS Neuroscience and Therapeutics, всем крысам, за исключением одной, удалось выжить в течение поразительных 30 дней после эксперимента.

Крысам, по-видимому, даже удалось снова ходить и восстановить базовые двигательные функции, в то время как исследователи заявили, что двое из грызунов вернулись в состояние «в основном нормальное».

Тем не менее, команда отметила, что разрыв спинного мозга должен быть очень чистым, чтобы процедура работала.

В отчете говорится: «Мы впервые показываем в ходе адекватно проведенного исследования, что паралич, связанный с полным перерезанием спинного мозга, может быть обращен вспять».

План спасения жизни путем пересадки головы

Парализованная мышь снова шла, как маленький белый Лазарь с красными глазами.

Несколькими днями ранее мышь лежала на операционном столе, в то время как двое китайских аспирантов смотрели в микроскоп и оперировали ее позвоночник.С помощью крошечных ножниц они удалили верхнюю половину позвонка толщиной с ноготь, обнажив блестящий участок ткани спинного мозга. Он был похож на Ротко, чистый прямоугольник цвета слоновой кости, разделенный пополам красной линией. Осторожно — мышь иногда дергалась — они перерезали красную линию (артерию) и перевязали ее. Затем один студент достал скальпель за 1000 долларов с алмазным лезвием, настолько тонким, что оно было прозрачным. Благодаря быстрому перерезанию спинного мозга задние лапы мыши стали навсегда бесполезными.

Или были бы, если бы другой студент немедленно облил рану слегка янтарной жидкостью, как последняя капля разбавленного скотча.Жидкость содержала химическое вещество, называемое полиэтиленгликоль, или колышек, и когда студенты снова сшили мышь, это химическое вещество начало сшивать нервные клетки животного вместе.

Через два дня мышь уже шла. Не идеально — задние лапы временами дергались. Но по сравнению с находящейся поблизости контрольной мышью, которая перенесла ту же операцию, без колышка, и теперь волочила за собой мертвые задние лапы, она блестяще вертелась, обнюхивая каждый уголок своей клетки.


Из нашего номера
за сентябрь 2016 г.

Подпишитесь на The Atlantic и поддержите 160 лет независимой журналистики

Подписаться

Если колышек когда-либо окажется эффективным у людей, это будет почти чудо-терапия: несмотря на то, что за последнее столетие на исследования были потрачены многие миллионы долларов, у врачей нет возможности восстановить поврежденный спинной мозг. Но это не единственная причина, по которой человек, руководивший этим исследованием, — хирург из Харбина, Китай, по имени Сяопин Жэнь — привлекает внимание в научных кругах.

Восстановление спинного мозга — это лишь часть более крупного и смелого проекта, который возглавляют Рен и хирург из Италии. Подсказки к их плану можно увидеть на стенах лаборатории Рена. Если бы мышь на операционном столе подняла свои красные глаза, она бы увидела три, казалось бы, не связанных между собой плаката. На первом изображены две мыши: черная мышь с белой головой и белая мышь с черной головой.На втором изображена обезьяна с толстыми зигзагообразными стежками, опоясывающими шею, как колье-чокер. На третьем изображен крохотный русский человечек в инвалидной коляске.

Общее соединение — их головы. Полужирные / полубелые мыши выглядят обработанными в фотошопе, но на самом деле команда Рена хирургическим путем поменяла головы, обезглавив каждую мышь и прививая ее голову к телу другой. Плакат с обезьяной — это снимок «после» трансплантации головы примату, проведенной в лаборатории Рена в январе. А теперь Рен готовится к пересадке головы другому примату, человеку, и русский в инвалидной коляске вызвался сделать это первым.

Здание № 8 больницы Харбинского медицинского университета на северо-востоке Китая, где находится офис Рена, не является безмятежным местом. Фермеры приезжают со всей провинции Хэйлунцзян для лечения, сна на циновках и курения в коридорах, стирки одежды в раковинах и сушки на батареях отопления. К 8 часам утра пациенты выстраиваются в десятки рядов, чтобы просто прокатиться на лифтах.

В 1959 году хирурги в Советском Союзе пересадили голову и передние лапы одной собаки на спину другой. Это гибридное животное прожило 23 дня после операции; другой выжил 29 дней.(Sovfoto / UIG / Getty)

В этом хаосе Рен выглядит тихим, даже робким. Но в его подходе к операции нет ничего робкого. Он родился в Китае в 1961 году и прожил там до середины 30 лет, когда переехал в Соединенные Штаты. В 1999 году он работал в команде в Луисвилле, штат Кентукки, которая выполнила первую в мире успешную трансплантацию руки. В рамках подготовки он практиковал операцию на свиньях, переключая передние конечности между разными животными. Он вернулся в Китай в 2012 году. Рен хранит в своем офисе трофей в виде бронзовых свиных ушей от команды Луисвилля; надпись гласит: «Мы бы не справились без вас.

Работа Рена по пересадке головы является частью давней, хотя и незначительной традиции его профессии. Хирург из Сент-Луиса, штат Миссури, создал первую в мире двуглавую собаку еще в 1908 году, пересадив голову одного пса на шею другого. Советские и китайские хирурги повторили этот подвиг в 1950-х годах; одна советская собака прожила 29 дней и могла обеими головами лакать воду. Китайская операция проходила в университете Рэна, а фреска с изображением двуглавого зверя украшает стену библиотеки.

В 1970-х годах хирург из Кливленда, штат Огайо, Роберт Уайт пересадил головы нескольких макак-резусов на тела других; его сотрудники, как сообщается, обрадовались, когда первый проснулся и попытался укусить кого-нибудь за палец. Уайт не пытался повторно соединить спинной мозг обезьян (он сосредоточился на сохранении их мозга в живых), поэтому никто не знает, могли ли они ходить или двигать руками. Но они ели и отслеживали объекты глазами, и их мозговые волны казались нормальными.

Уайт был чудаком, который иногда курил трубку во время операции, и следующие несколько десятилетий он провел, время от времени появляясь на ток-шоу и пытаясь заручиться поддержкой трансплантации человеческой головы.Он даже ездил в Киев, Украина, в 1990-е годы, чтобы встретиться с там заинтересованными врачами, но из его усилий ничего не вышло — факт, который Рен сожалеет. «Мы застряли там, где были 40 лет назад», — сказал он мне, не имея возможности лечить болезни, вызывающие истощение мышц и нервов, паралич или другие нарушения функций всего тела. «Если мы не будем выполнять эту работу, то через 20, 100, 200 лет мы все еще будем здесь».

Поездка Уайта на Украину, однако, принесла одно: она пленила мальчика-инвалида по имени Валерий Спиридонов — русского на плакате в лаборатории Рена. Спиридонов, которому сейчас 31 год, страдает болезнью Верднига-Гофмана, генетическим заболеванием, при котором разрушаются мышцы и убиваются мотонейроны — нервные клетки в головном и спинном мозге, которые помогают двигаться телу. Он не помнит, чтобы когда-либо ходил, и его движения сегодня ограничиваются кормлением, набором текста, управлением инвалидной коляской с помощью джойстика и многим другим. Он сидит, скрестив правую ногу над левой, и его тело ниже шеи выглядит сморщенным, почти сдутым. Его состояние смертельное, но неизвестно, сколько ему осталось времени — по мнению врачей, он должен был умереть давно.

Плакаты в лаборатории Рена иллюстрируют планы по пересадке головы мыши и человека. (Стефен Чоу / Репортаж Гетти)

Спиридонов — технарь; он управляет образовательной компанией по разработке программного обеспечения из своего дома во Владимире, в 120 милях к востоку от Москвы, и внимательно следит за новостями об экзоскелетах и ​​других улучшениях организма. Во время интервью по Skype в феврале он рассказал мне о друге, который, потеряв руку в промышленном блендере, снабдился роботом. «Он показывает, насколько технологии могут изменить жизнь к лучшему», — сказал он.

Спиридонов возлагал свои надежды на технологии — в частности, на радикальную хирургию — после того, как увидел Уайта по телевидению. «В моем случае можно было бы удалить все больные части, кроме головы», — вспоминает он. «Я не видел другого способа себя побаловать».

Операция будет стоить от 10 до 100 миллионов долларов, в зависимости от того, где она проводится, и потребует 80 хирургов. Итальянский партнер Рена заявил, что это может произойти уже в следующем году. Неудивительно, что многие ученые и специалисты по этике раскритиковали проект, обвинив причастных к нему хирургов в пропаганде мусорной науки и порождении ложных надежд.Один критик даже утверждал, что хирургов следует обвинить в убийстве в случае смерти пациента — что он почти наверняка сделает.

Но другие исследователи признают, что у проекта есть научная база, пусть и шаткая. Последние несколько десятилетий были золотым веком трансплантологии. Новые хирургические методы упростили повторное прикрепление хрупких структур, а новые мощные препараты могут почти полностью устранить угрозу отторжения. В дополнение к сердцу, печени, почкам и легким врачи теперь могут пересаживать матки, голосовые ящики, языки, пенисы, руки и лица.Последние два особенно впечатляют, учитывая все задействованные ткани: мышцы, кожу, кости, сухожилия, хрящи, нервы, кровеносные сосуды. Рен считает пересадку головы следующим логическим шагом. (Технически операция представляет собой пересадку тела, поскольку приобретение нового тела — это то, что спасает жизнь пациента. С другой стороны, голова составляет менее 10 процентов веса нашего тела. Можете ли вы действительно «пересадить» более тяжелое, часть большинства? И если произойдет отторжение, то это будет тело, отвергающее голову, а не наоборот.)

Трансплантация головы, конечно же, ставит перед хирургами огромные новые задачи. В отличие, скажем, от пальцев, которые могут жить в течение нескольких дней в отрыве от тела, мозг получает необратимые повреждения в течение нескольких минут после потери кровотока. Охлаждение мозга может отсрочить повреждение на срок до часа — возможно, достаточно времени, чтобы пересадить голову. Врачам также необходимо проверить, будут ли иммунодепрессанты, предотвращающие атаку иммунной системы организма чужеродными тканями, защищать мозг, а также другие органы.Но нет причин думать, что они этого не сделают.

Сяопин Жэнь готовится перерезать спинной мозг мыши, а затем снова соединить его. (Стефен Чоу / Репортаж Гетти)

Возможно, самым большим препятствием является восстановление спинного мозга, чтобы мозг пациента мог управлять новым телом. Нервы за пределами спинного мозга могут вырасти заново, что объясняет, почему трансплантируемые руки и лицо могут научиться жевать, улыбаться и снова вертеть большими пальцами. Клетки в спинном мозге не растут, но химические вещества, такие как колышек, могут сливать клетки, разрушая их мембраны и заставляя их объединяться в более крупную гибридную клетку.При нанесении на отрубленные обрубки спинного мозга грызунов и собак янтарная жидкость может соединять нервные клетки над и под травмой и тем самым восстанавливать связь, пусть и несовершенную, между мозгом и нижней частью тела. Так маленький Лазарь в лаборатории Рена снова обрел способность ходить.

Два случая заболевания людей дают дополнительную надежду. В одном была немка, которая попала в аварию на лыжах; другой — поляк, зарезавший ножом. Оба остались парализованными, несмотря на обширную реабилитацию.Но после экспериментальных операций каждый снова научился ходить с ходунками. Ни одна операция не включала в себя штифт или трансплантацию — хирурги использовали ткань брюшной полости немки и клетки обонятельного нерва поляка, чтобы помочь заживлению спинного мозга, — но они доказали, что люди с тяжелыми травмами спинного мозга могут при определенных обстоятельствах заново научиться гулять.

Одним человеком, который внимательно следил за этими событиями, был нейрохирург из Турина, Италия, по имени Серджио Канаверо.С тех пор, как 30 лет назад он услышал о Роберте Уайте, ему не терпится попробовать пересадку головы, и эти достижения дали ему полуправдоподобное научное оправдание. Он разработал процедуру и объявил о своих амбициях в 2013 году, что вызвало почти всеобщую критику. Тем не менее он начал продвигать идею в СМИ и писать письма единомышленникам, в том числе Сяопин Жэнь. Однажды появившись на телевидении, он сел за свой компьютер и нашел нежелательное письмо из России. Валерий Спиридонов хотел поболтать.

Канаверо 51 год, у него бритая голова и кривая ухмылка. Он приправляет свою речь глупым сленгом (говоря «хлеб» вместо «деньги») и использует реквизит, такой как бананы и спагетти, для объяснения повреждения и восстановления спинного мозга. Он рассматривает пересадку головы как шаг к радикальному продлению жизни для всех людей. Более того, он назвал операцию «венчанием с головным анастомозом», или небом, с кивком в сторону смерти и воскрешения. ( Анастомоз относится к хирургическому соединению двух частей тела.)

Канаверо, как средиземноморский Дональд Трамп, имеет тенденцию делать резкие заявления, очерняющие его критиков и преувеличивающие его собственное мастерство. «Я увлекаюсь джиу-джитсу, — сказал он мне по скайпу, — так что у меня воинственный склад ума, необходимый для того, чтобы справляться со всеми идиотами, которые задают идиотские вопросы». Его репутации не помогает то, что он сравнивает себя с доктором Франкенштейном и легкомысленно ссылается на Йозефа Менгеле, или то, что он опубликовал руководство по соблазнению под названием Donne Scoperte или Women Discovered .

Критики назвали Серхио Канаверо «сумасшедшим» и «бредом» за предложение о пересадке головы. (Пьеро Мартинелло)

Еще больше беспокоят его необоснованные необоснованные заявления о вероятности успеха операции и его привычка продвигать свою работу в основном через средства массовой информации — практику, которую большинство ученых считает неприличной, если не сказать неэтичной. Его критики описывают его в блогах и на технических сайтах как «коррумпированного» и «бредового» лжеца «с ножом и безумным блеском в глазах». Они говорят, что он «ловко преодолевает серьезные проблемы» в своем медицинском ужас-шоу « Human Centipede ».Его план безумен, «как безумный злодей Джеймс Бонд», и будет составлять «тщательно продуманный акт медленных пыток и убийств». Вкратце: «К черту Канаверо».

Тем не менее, Канаверо опытный нейрохирург, опубликовавший десятки научных статей, особенно о неврологической боли. Он занимается трансплантацией головы с 2013 года, координируя эксперименты с Реном и южнокорейским хирургом Си-Юном Кимом, а также излагая свое видение небес в журналах.

Операция начиналась, как и большинство трансплантаций, после автомобильной аварии или другого несчастного случая, в результате которого мозг молодого человека погибал.После получения разрешения его семьи врачи отвезли его в операционную и усадили в сидячую позу для хирургического обезглавливания. Между тем, вторая бригада анестезировала Спиридонова и накачивала его вены жидкостью при температуре 50 градусов по Фаренгейту. Это задержит отмирание тканей в головном мозге, но не более чем на час, поэтому хирургам нужно будет действовать быстро, чтобы восстановить кровоток. Они разрезали бы чуть выше ключицы Спиридонова, извлекая его трахею и пищевод, но оставляя щитовидную железу позади. Они также закодировали его разрубленные мышцы цветом, чтобы облегчить повторное прикрепление в новом теле.

Наконец, хирурги перерезали спинной мозг обоих мужчин одновременно, используя большую версию прозрачного алмазного лезвия в лаборатории Рена. (Острота имеет решающее значение для предотвращения повреждения нервной ткани и минимизации рубцов.) Один быстрый удар, и они разорвут последнюю физическую связь между Валерием Спиридоновым и телом, с которым он родился.

Голова Спиридонова парила по операционной на специальном кране, подвешенном на липучках.

Теперь начнется пересадка. В то время как команда Рена могла менять руками отрубленные мышиные головы, голова Спиридонова перемещалась по операционной к телу донора на специальном кране, подвешенном на липучках. Хирурги выравнивали культи спинного мозга и связывали два конца вместе, используя колышек для слияния спинномозговых клеток Спиридонова с донорскими. Хирурги также имплантируют электрическую лопатку рядом с местом слияния, потому что исследования показали, что разряды электричества помогают установить связь через перерезанный спинной мозг.

В то же время другая бригада хирургов приступила к долгому и сложному процессу прикрепления головы к телу. По мере того, как час идет, налаживание кровотока в мозг Спиридонова станет приоритетом. После этого хирурги устанавливали кости позвоночника, трахею и пищевод, а затем прикрепляли мышцы с цветовой кодировкой. Один из жизненно важных шагов — это соединение нервов, передающих сигналы от мозга к сердцу и мышцам, перекачивающим легкие, чтобы новое тело Спиридонова могло дышать и регулировать свое сердцебиение.

Через тридцать шесть часов после поступления в операционную новый Спиридонов выкатился за дверь, сидя прямо. Поначалу машины будут дышать за него и перекачивать его кровь. Его голова и шея были заблокированы шейным воротником, и врачи держали его в коме с помощью барбитуратов или других лекарств. Но через несколько недель, как только врачи заметили признаки восстановления моторики, они уменьшили дозу лекарств и позволили ему выйти в сознание.

Первым признаком успеха будет то, что Спиридонов откроет глаза или причмокнет. Но врачи, собравшиеся вокруг его кровати, в первую очередь будут следить за тем, чтобы его пальцы сгибались или пальцы ног сгибались — за любым произвольным движением ниже шеи. Признак того, что двигательные сигналы мозга — электрическое воплощение воли Спиридонова — смогли перепрыгнуть через разрыв в его спинном мозге и оживить инопланетное тело.

Подход Рена к хирургии несколько отличается от подхода Канаверо, как и его подход к науке в целом. Он более осторожен, и, хотя он считает, что Канаверо великолепен, выходки его коллеги, похоже, его раздражают.

Например, Канаверо утверждает, что вероятность успеха операции «90% плюс», и пообещал Спиридонову способность ходить и после этого заниматься сексом. Рен никогда бы не сказал что-то столь определенное. Рен также не был в восторге, когда Канаверо опубликовал фотографии трансплантации головы обезьяны. Рен не обязательно хочет дистанцироваться от этой операции; он даже показал мне череп обезьяны в своей лаборатории — он коричневый и слегка липкий, с приставшей хрящей. Но он знает, что работа с приматами деликатна, и внимание (в основном негативное), которое привлекали фотографии, усложняло его жизнь.

Хирурги также расходятся по срокам проведения процедуры. Когда Канаверо впервые объявил о своем плане, он сказал, что операция состоится в конце 2017 года, вероятно, в Китае. Он хотел бы провести операцию накануне Рождества, потому что думает, что символизм — рай, приходящий на Землю в этот день или около того — может помочь ему заручиться поддержкой. Но Канаверо недавно признал, что ему и его команде может потребоваться больше времени — в основном потому, что китайское правительство не дало им зеленый свет.Тем не менее, он настаивает на том, что они могут провести операцию в течение двух лет после получения разрешения правительства, будь то в Китае или другой стране.

Рен, который проводит большую часть фактических исследований, отказывается назначать дату, говоря, что, хотя конец 2017 года не невозможен, каждый предварительный эксперимент должен пройти идеально, чтобы операция могла состояться именно тогда. Его команде все еще нужно собрать данные с сотен мышей и провести больше пересадок крупных животных, возможно, собак. Рен также хочет организовать операцию с трупами и в качестве последнего теста поменять местами головы двух доноров с мертвым мозгом.Все это требует времени — месяцев, может быть, лет. Предварительная работа по первой пересадке руки, в которой Рен принимал участие, длилась два года, и в этой процедуре участвовало 20 хирургов, а не 80.

Спиридонов также не настаивает на быстрой операции. Его вера в технологии — и в Канаверо — кажется непоколебимой, но она сдерживается благоразумием: он говорит, что не подписывался на «дорогостоящую эвтаназию». «Только когда я увижу движущуюся живую обезьяну, движущуюся живую крысу, [которая переживает] операцию в течение нескольких месяцев, может быть, лет, только тогда я сделаю это», — сказал он.

До сих пор команда Рена выполняла пересадку головы животным только в качестве доказательства принципа, усыпляя животных в течение дня. Будущие эксперименты постараются продлить им жизнь. Более того, нейробиологи бросили вызов каждому последнему шагу небес. Возьмем несколько очевидных возражений: колышек может соединять нервные клетки животных вместе, да, но никто не знает, какой процент повторно соединится у людей. Более того, никто не знает, насколько хорошо эти клетки будут функционировать после слияния. И у врачей не было бы возможности контролировать, какие нервные клетки соединяются вместе, поэтому клетки, которые изначально контролировали ноги, могли в конечном итоге присоединиться к рукам.

Все это предполагает, что Спиридонов просыпается и что его мозг — который не управляет ходячим телом с детства — даже знает, что делать.

Тем не менее, на каждое возражение Рен и Канаверо могут процитировать то или иное исследование, показывающее, как они преодолеют проблему. Некоторые исследования показывают, что базовая двигательная функция сохраняется, если только 20 процентов определенных клеток спинного мозга человека остаются нетронутыми. Таким образом, колышек может не слить четыре из каждых пяти нервных клеток, и операция все равно может быть успешной.А нервная система человека может быть несколько пластичной: в экспериментах на людях с поврежденными нервами руки хирурги перенаправляли нерв из груди в бицепс, и пациенты в конечном итоге научились двигать этой рукой. Со временем мозг сможет преодолеть некоторые несоответствия между сросшимися нервными волокнами.

Прочитав достаточное количество научных статей, вы можете увидеть, как Спиридонов, который 20 лет ждал этого шанса, мог уговорить себя пойти на операцию. Но хотя ни один шаг в трансплантации головы не кажется совершенно невозможным, каждый из них остается чертовски сложным, и хирурги должны сделать все точно правильно с первой попытки.Это как олимпийский фигурист, обещающий сделать шесть последовательных тройных акселей, а затем сделать сальто назад. Не важно, насколько она талантлива.

И действительно, обсуждая трансплантацию головы как техническое упражнение, упускает из виду кое-что важное: даже если хирурги могут это сделать, должны ли они?

За неделю до моего визита в Харбин репортер из Гонконга опубликовал таблоид, в котором Жэнь назвал «Китайский Франкенштейн». Прежде чем Рен согласился поговорить со мной, он вытащил копию с несколькими словами и фразами, выделенными желтым цветом.Нам пришлось рассмотреть каждого из них и почему он возражал против этого: ужасный , скрытный , отвращение , не интересующийся этикой . Эта статья казалась ему зацикленной — за следующие несколько дней он поднял ее восемь раз.

Учитывая такую ​​враждебность по отношению к проекту, даже те, кто вовлечен в него лишь на периферии, остаются настороже. Когда прошлой осенью Канаверо и Рен представили в журнал Surgery три статьи о сохранении мозга и слиянии спинного мозга, Майкл Сарр, соредактор Surgery и хирург на пенсии Mayo Clinic, предпринял необычный шаг, опросив журнал редакция перед их рассмотрением.Одна треть совета проголосовала за отклонение документов, но одна треть хотела их принять. (Последняя треть была нейтральной.) Surgery действительно опубликовал статьи в июле — но только для того, чтобы исследовать технологии, задействованные в качестве потенциального лечения травм спинного мозга. То есть журнал не хотел производить впечатление о пересадке головы. «Вы можете себе представить, что все этики сходят с ума по этому поводу, — сказал мне Сарр.

Это будет не в первый раз: почти каждый новый тип трансплантации органов в истории встречал суровое (а иногда и истерическое) сопротивление.Канаверо может показаться безрассудным, но Кристиан Барнард, южноафриканец, который провел первую пересадку человеческого сердца, технически убил первого донора, женщину с мертвым мозгом, отключив ее от системы жизнеобеспечения без разрешения ее семьи и сделав ей инъекцию калия. сделать ее юридически мертвой. Получатель прожил всего 18 дней. Ричарда Лоулера, который провел первую пересадку почки, в определенных кругах избегали и он терпел упреки со стороны национальной урологической организации, хотя операция прошла успешно.Совсем недавно трансплантация лица и рук поляризовала хирургическое сообщество. Критики утверждали, что такие процедуры неэтичны, потому что они не спасут жизни, и реципиенты должны будут принимать иммунодепрессанты, что повысит риск развития заболеваний. Некоторые предсказывали ужасные социальные последствия трансплантации лица: семьи доноров преследуют реципиентов, и появляются рынки для покупки и продажи красивых лиц. Но пересадка лица и рук оказалась довольно успешной, но с некоторыми недостатками.

Джеймс Джордано, нейробиолог и нейроэтик из Джорджтаунского университета, не думает, что операция по пересадке головы будет успешной — или даже приблизиться к ней.Но он говорит, что при рассмотрении этики процедуры важно учитывать исторический контекст. «Я считаю, что в этом заключается большая часть траектории очень быстрой экспериментальной медицины», — сказал он мне. «Есть те, кто смотрит на это и говорит:« Это ковбойская медицина. Это Дикий Запад. Это так авангардно. Это так странно ». Нет. На самом деле это не так уж и странно». Или, по крайней мере, не более странным, чем когда-то казались пересадки сердца, почек и лица. «Это то, с чем мы флиртуем долгое время.

Возможно, наиболее важным для Джордано является тот факт, что у Спиридонова нет других вариантов лечения и он дал информированное согласие лечь под нож. «На этого пациента можно было смотреть двояко, — сказал Джордано, — как на идиота или как на космонавта». В любом случае Спиридонов знает о рисках и может отступить в любой момент, что, по мнению Джордано, имеет большое значение для оправдания операции по этическим соображениям.

Конечно, многие специалисты по этике не согласны с этой оценкой. «То, что кто-то соглашается причинить вред, не обязательно дает врачу право причинять вред человеку, — сказала мне Ася Паскалев, профессор философии и специалист по биоэтике из Университета Говарда, изучающая трансплантацию органов.«Мое согласие на рабство не позволяет вам поработить меня».

Один молодой человек, органы которого были пронизаны метастазами опухолей, проехал на поезде за 1100 миль, чтобы постучать в дверь Рэна в Харбине и умолять ехать первым.

Вызывает беспокойство и стоимость операции. Двенадцать тысяч человек только в Соединенных Штатах ежегодно страдают от травм спинного мозга, но лишь немногие из них будут иметь право на пересадку головы. Им нужны не столько новые тела, сколько способ исправить свои сломанные. Почему бы не направить многие миллионы, которые стоила бы пересадка головы, на лечение, которое помогло бы большему количеству людей? Канаверо утверждает, что совершенствование трансплантации головы позволит его команде вылечить паралич спинного мозга, почти в качестве побочного проекта, но один критик сравнил это с обещанием построить межгалактические космические корабли до того, как мы даже приземлились на Марсе.

Российское правительство не согласилось оплатить операцию, поэтому Спиридонов ищет пожертвования и продает в Интернете шляпы, кружки, футболки и чехлы для iPhone, чтобы собрать деньги; они украшены логотипом его лица и нового тела, включая мускулистые бицепсы. Но продажи были невысокими, и Спиридонов знает, что сам не сможет собрать достаточно денег. Канаверо надеется сотрудничать с исследователями из США, чтобы выиграть грант в размере 100 миллионов долларов от Фонда Макартура. Если этого не произойдет, он планирует попросить технологических миллиардеров, таких как Марк Цукерберг, «раскошелиться» на операцию. Если это не сработает, Спиридонов может потерять свое место в очереди к пациенту из Китая, особенно если правительство Китая профинансирует проект. Рен говорит, что к нему обратились около 10 потенциальных пациентов. Один молодой человек, органы которого были пронизаны метастазирующими опухолями, проехал поездом за 1100 миль, чтобы постучать в дверь Рена в Харбине и умолять ехать первым.

Некоторых специалистов по этике беспокоит даже то, что операция может быть проведена в Китае. Китай предоставляет ученым больше свободы в медицинских исследованиях, чем западные страны — например, в нем гораздо меньше ограничений на клонирование, и ученые там недавно подверглись критике за генетическое редактирование человеческих эмбрионов (хотя и нежизнеспособных) с помощью технологии под названием crispr.Некоторые западные ученые приветствуют такое отсутствие брезгливости. Но Китай имеет репутацию, помимо прочего, извлечения органов у казненных заключенных. (Недавние законы якобы ограничили эту практику. )

Паскалев сказал мне, что пересадка головы не получила бы одобрения в Соединенных Штатах или Европе, если бы ее предложили сегодня. И теоретически, когда западные ученые работают за границей, Канаверо — европеец; Рен — натурализованный гражданин США — «применяются западные, более высокие стандарты и правила», — сказала она.Но «за границей надзор и правоприменение отличаются, как и культура. Так что все сводится к совести исследователя ».

Совесть Рена и Канаверо явно чиста. Они утверждают, что в суровой математике хирургии трансплантата, когда у вас есть два человека, которые почти наверняка умрут, почему бы не попытаться спасти одного?

В случае успеха трансплантация головы возобновит многовековые дискуссии о взаимосвязи между разумом, мозгом и телом. Не находится ли внутри вас только внутри вашего мозга? Или личность зависит от конкретного холма плоти, который вы называете своим телом?

Операция поднимет и социальные вопросы.Само тело производит яйцеклетки и сперму, поэтому любые дети, у которых после операции рождаются пересадочные головы, не будут связаны с ними генетически. Но они были связаны с семьей донора. Будут ли биологические родственники иметь право на посещение или право оспаривать волю ребенка? Будет ли супруг (а) трансплантированного совершать прелюбодеяние, когда занимается любовью? И наоборот, будет ли супруга донора стремиться к последним объятиям или завидовать новому человеку, занимающемуся сексом с телом супруга?

Самый глубокий и безответный вопрос заключается в том, будет ли трансплантируемый по-прежнему чувствовать себя самим собой после операции.При всей своей медицинской ценности исследования на животных здесь не помогают. Мы можем отслеживать активность мозга животного и получать некоторое представление о том, как идут дела наверху, но помимо этого, мы в недоумении. Является ли животное довольным, смущенным, страдающим? Рен отказался строить предположения относительно существ в своей лаборатории. Но он показал мне неизданное видео о пересадке головы обезьяны, и я могу сказать, что после операции обезьяна, похоже, не думала (или не чувствовала) много чего — он моргал, когда кто-то ткнул его в глаза щипцами, и Рен сказал, что тоже может кусать. Но в остальном он выглядел кататоническим. Когда я спросил, как долго обезьяна прожила после операции (некоторые источники говорят, что 20 часов), Рен остановил видео и снова вытащил таблоидную статью.

В прошлом году Спиридонов присоединился к Рену, Канаверо и другим хирургам в Аннаполисе, штат Мэриленд, где Канаверо представил план пересадки головы Американской академии неврологических и ортопедических хирургов. (Джей Маллин / Zuma Wire)

Таким образом, при изучении психологии трансплантации головы ученые вынуждены прибегать к несовершенным доверенным лицам.Некоторые исследования показывают, что человеческий мозг легко адаптируется к новой физической форме. Путем хитроумных экспериментов с манекенами и камерами в шлемах нейробиологи могут вызывать у добровольцев внетелесные переживания и создавать иллюзию их превращения в тело другого размера или пола. Некоторые эксперименты могут даже заставить людей почувствовать, что у них есть носы Пиноккио в три руки или фут длиной.

Опять же, эти телесные манипуляции происходили в лаборатории, а не в реальном мире, и длились они считанные минуты. Другие данные свидетельствуют о том, что наше физическое самоощущение не так уж и пластично. Многие люди с ампутированными конечностями испытывают фантомные конечности, призрачное присутствие потерянной руки или ноги. Люди также могут испытывать фантомные зубы, грудь, матку, пенис и толстую кишку (вместе с фантомным метеоризмом). Это означает, что мозг имеет внутреннее представление о теле — мысленную основу, которая сопротивляется радикальным изменениям. Что еще более беспокоит, фантомные конечности часто вызывают настоящую боль — судороги, покалывание, неутолимое жжение. Канаверо, специалист по неврологической боли, уверен, что сможет облегчить такие проблемы, но если Спиридонов очнется после операции, он вполне может испытать мучительный фантом всего тела.

Возможно, наиболее интригующе то, что новое тело могло повлиять на работу мозга более высокого уровня. В организме могут быть разные концентрации гормонов, влияющих на половое влечение и другие аппетиты, которые могут быть важными составляющими личности. Некоторые исследования связывают уровни тестостерона и эстрогена с различиями в агрессивности, импульсивном поведении и склонностью к финансовым рискам. Другое исследование намекает, что кишечные бактерии — которые могут заметно отличаться от человека к человеку — могут влиять на наше настроение, выделяя определенные химические вещества.

Могли измениться даже воспоминания. Рассмотрим пианиста, чьи самые сокровенные моменты связаны с игрой Шопена. Это воплощенных воспоминаний, частично находящихся в ее руках, и они могут исчезнуть, если она проснется, скажем, с телом бухгалтера. То же самое и со спортсменами: они в значительной степени полагаются на то, что ученые называют процедурной памятью (широко известной как «мышечная память»), которая позволяет мозгу и телу работать вместе с точным временем. Новое тело разрушит это время.Исследования спортсменов, получивших травмы и ставших парализованными, показали, что многие впоследствии чувствуют себя другими людьми.

В самом деле, все мы можем чувствовать себя униженными. Подумайте о своих самых ярких воспоминаниях — о временах сильной радости, стыда или страха. Часто вы ощущаете эти воспоминания интуитивно, как укол, боль или прилив гордости в груди. Но эти реакции, вероятно, будут недоступны после пересадки головы, по крайней мере, сначала, по словам Паскаля из Ховарда. «Ты привыкла к взбалтыванию живота или к бабочкам», — сказала она мне.«А этого может и не случиться».

Как минимум, иметь тело другого человека было бы неприятно — просто спросите Клинта Халлама. Команда, с которой Рен работал в Луисвилле, может заявить о первой в мире успешной пересадке руки , но первая пересадка руки когда-либо проводилась во Франции, и Халлам был пациентом. Перед операцией он представился австралийским бизнесменом, который потерял правую руку в результате несчастного случая при лесозаготовке. По правде говоря, он потерял его в результате аварии с циркулярной пилой в тюрьме Новой Зеландии в 1984 году, где он отбывал срок за мошенничество.В 1998 году хирурги в Лионе провели 14 часов, прививая ему новую руку мертвого мотоциклиста. Но наличие руки трупа оказалось слишком тревожным для Халлама, и он перестал принимать иммунодепрессанты, вынудив хирургов повторно ампутировать руку в 2001 году. Эта процедура заняла 90 минут.

В настоящее время психологи проверяют предполагаемых трансплантированных рук и лица за несколько месяцев до операции, чтобы избежать повторения катастрофы Халлама. Терапевты также оказывают важную послеоперационную поддержку. Но никакие обследования или терапия не могут подготовить кого-либо к пересадке головы, которая сочетает в себе все проблемы с идентичностью, связанные с трансплантацией лица, с мучительной реабилитацией после пересадки руки.И пересадка головы необратима.

Согласно Паскалеву, человек-химера, который проснулся после операции, на самом деле больше не был донором головы или тела, а был кем-то совершенно другим. В этом смысле пересадка головы не столько спасет Валерию Спиридонову жизнь, сколько создаст новую. Конечно, жизнь, близкая к старой Спиридонову. Но во многих отношениях — с медицинской, психологической, может быть, даже духовной — это было бы нечто совершенно новое, беспрецедентное в истории. «Это выходит за рамки того, о чем мы когда-либо думали», — сказал Паскалев.«И под« мы »я имею в виду человечество».

Спиридонова мало волнуют психологические или иные риски, связанные с пробуждением в новом теле. Возможно, неизбежно, учитывая его физический недостаток, он приравнивает свою личность только к своему мозгу. «Для меня тело похоже на машину, выполняющую какие-то обязанности или какие-то обычные дела, просто чтобы поддерживать жизнь», — сказал он мне. Пересадка «не о философии; это о механике «. Он, похоже, думал, что обретение нового тела будет сродни приобретению новой инвалидной коляски.

Тем не менее, постоянное внимание средств массовой информации и неуверенность в том, когда и где будет проведена операция, сказались эмоционально. «Я действительно очень устал быть знаменитым, — сказал он мне. «Это утомительно и зря уходит много времени».

Он не слишком много фантазирует о новом теле, отчасти потому, что не знает, насколько сильно он будет его контролировать. Проснется ли он после операции, как мышь, которую лечили колышком в лаборатории Рена, — немного запинаясь, но способный двигаться самостоятельно? Или ему будет еще хуже, чем управляющей мыши — он не сможет использовать свои конечности и прикован к инопланетному телу?

Но у него есть одна мечта: купить мотоцикл.Он даже выбрал модель — черный спортбайк на 156 лошадиных сил. Он представляет, как путешествует по побережью Калифорнии или Италии — едет высоко в сиденье, а не низко провисает, как сейчас в инвалидной коляске. «Я считаю, что мне понравится этот опыт», — сказал он.

Услышав его фантазию о том, как он ускорился, немного опрометчиво, я вспомнил кое-что еще из того, что он сказал. Я спросил, пугает ли его операция. В конце концов, врачи не узнают, что такое пересадка головы для пациента — ужасная или волнующая, или и то, и другое сразу, — пока они не сделают ее.

Нет, сказал он, он не испугался. «Я хочу быстро заняться чем-то, а потом посмотрим, к чему это приведет». Он ухмыльнулся. «Сначала стреляй, потом спрашивай».

Мужчина с тяжелой формой инвалидности, который вызвался на первую в мире трансплантацию головы, рассказал телезрителям GMB, что влюбленность заставила его отступить от опасной операции.

ЛЮБИМЫЙ русский из-за того, что он был первым человеком, которому пересадили голову другому телу, говорит, что чувства к гламурной жене изменили его мнение.

33-летний Валерий Спиридонов, страдающий тяжелой формой инвалидности, был готов к тому, чтобы профессор Серджио Канаверо отрубил ему голову и прикрепил к новому позвоночнику в ходе экспериментальной хирургии.

9

Валерию Спиридонову, 33 года, должны были отрубить голову, а затем помешала любовь

9

Потрясающая новая жена Валерия, Анастасия, является экспертом по компьютерамКредит: East2west News

Однако теперь он признает, что не мог оставить его жена и новорожденный ребенок на месяцы, необходимые для новаторской процедуры.

33-летний мужчина страдает мышечной атрофией Верднига-Хоффмана, формой спинальной мышечной атрофии, которая может привести к короткой жизни.

Сегодня он сказал «Доброе утро, Британия»: «Я (нахожусь) с женщиной, в которую влюбился, и счастлив сказать, что я женат и у меня сейчас прекрасный ребенок.

«Я не могу оставить их без внимания даже на несколько месяцев».

Итальянский Канаверо, прозванный доктором Франкенштейном, недавно заявил о том, что отделение головы от позвоночника означает верную смерть.

И г-н Спириднов сказал сегодня утром: «Я все еще поддерживаю исследования. Недавние достижения в Китае очень важны, потому что они могут помочь людям во всем мире снова ходить.

Не могу оставить их без внимания даже на несколько месяцев

Валерий Спиридонов

«Я стал по-настоящему счастливым человеком. Я переехал в Соединенные Штаты и получаю здесь степень магистра. Я очень ценю свою веру и свою жену».

Он описал своего сына как «чудо» после того, как ребенок родился здоровым, несмотря на то, что его состояние было наследственным.

Его жена Анастасия Панфилова имеет степень магистра химических технологий и во время беременности прошла множество анализов.

Компьютерный эксперт Валерий два года работал с доктором Канаверо, но теперь признает, что его первые попытки в футуристической хирургии теперь будут сделаны на китайских добровольцах, а не на нем.

Русский переехал в Америку, в Университет Флориды, где изучает компьютерный анализ эмоций.

В недавнем посте он рассказал, что с ним в Америке его невеста Анастасия, которой чуть больше 30, и недавно родившийся сын пары. На фотографии изображен гордый отец, держащий ребенка.

Exclusive

NAN ВЕДУЩИЙ ПЛОХО

Моя мама, 44 года, сбежала с моим парнем, 29 лет, когда я рожала его ребенка

JET RIDDLE

Обломки Mh470 вымываются на южноафриканский пляж через 7 лет после исчезновения обреченного самолета

LIFT OFF

PM готовится раскрыть дорожную карту блокировки: все, что мы делаем и не знаем наверняка

ЗАГАДКА УБИЙСТВА

Муж, который «сбросил беременную жену со скалы, пытался получить ее страховку жизни»

Нарушение

HQ BLAST

Трое ранены после того, как в штаб-квартире Лидл взорвалась бомба, когда группа бомбардировщиков спешила к месту происшествия

Последний

ПОЛУЧИТЬСЯ, ФИЛИПП

Принц Филипп, 99 лет, находится в больнице «на несколько дней» после плохого самочувствия

Валерий сказал о докторе в декабре: «Я глубоко благодарен Канаверо.Благодаря нашим совместным усилиям многое меняется к лучшему, и для меня тоже ».

Он признался: «Я чувствую, как с моей груди снимается тяжесть. У меня никогда не было напрасного мотива стать первым (пересадка головы).

«Я отдал этому проекту два года своей жизни. Я буду рад, если это произойдет (с кем-то еще)».

9

На фото компьютерный эксперт со своей женой в их доме во Флориде

9

Валерий Спиридонов вызвался пройти первую в мире трансплантацию головы Фото: East2west News

9

Сейчас он живет в США Фото: East2west News

9

Их мальчик, родившийся шесть недель назад, не является инвалидом Фото: East2west News

9

Анастасия зашла в Интернет, чтобы признаться в любви к Валери Фото: East2west News

9

Валерий и доктор Серджио Канаверо Кредит: East2west News

9

Анастасия имеет степень магистра в области медицины. химические технологииКредит: East2west News

человек из России добровольно проводят первую пересадку головы человека

Когда кому-то голову отрезают и прикрепляют к другому тело человека звучит как что-то прямо из научной фантастики или фильма ужасов, некоторые реальные ученые говорят, что они планируют сделать именно это — уже в следующем году.

Итальянский нейробиолог доктор Серджио Канаверо попал в заголовки газет в прошлом году, когда он объявил о своих планах провести первую пересадку головы человека в 2017 году. С тех пор он нанял китайского хирурга доктора Сяопина Жена для работы с ним, и теперь он нашла пациента-добровольца для процедуры: россиянина по имени Валерий Спиридонов.

Спиридонов страдает болезнью Верднига-Гофмана, редким и часто смертельным генетическим заболеванием, которое разрушает мышцы и убивает нервные клетки в головном мозге. и спинной мозг, который помогает телу двигаться.Спиридонов прикован к инвалидной коляске; его конечности сморщены, а его движения в основном ограничиваются питанием, набором текста и управлением инвалидным креслом с джойстиком.

В сентябрьском выпуске The Atlantic дается характеристика Спиридонова и двое ученых, которые надеются провести эксперимент — и очень спорный — процедура.

«Если удалить все больные части, кроме головы, работа в моем случае », — сказал Спиридонов журналу. «Я не видел другого способа лечить себя.

Многие ученые высказывались против планов Канаверо и Рена, обвиняя их в продвижении мусорной науки и создании ложных надежд. Один критик пошел если сказать, что ученых следует обвинить в убийстве, если пациент умирает, очень вероятный исход.

Валерий Спиридонов, человек, который вызвался стать первым человеком, перенесшим пересадку головы, на пресс-конференции во Владимире, Россия, 25 июня 2015 года. У 30-летнего россиянина дегенеративное мышечное заболевание, известное как Верднига-Хоффмана. .Итальянский нейрохирург доктор Серджио Канаверо считает, что он мог бы провести трансплантацию головы с 90-процентной вероятностью успеха, но многие эксперты сомневаются. REUTERS / Максим Змеев

Канаверо опубликовал подробный план процедуры, которая был успешно протестирован на мышах, в нескольких статьях, опубликованных в журнале Международная хирургическая неврология.

Актуальные новости
Актуальные новости Более

Во-первых, как и в случае с другими трансплантатами органов, он и его команда нужен подходящий донор.Для этой процедуры потребуется тело молодого пациента мужского пола с мертвым мозгом.

После получения разрешения семьи хирурги готовят тело для хирургической операции. обезглавливание.

В то же время Спиридонова привезут, и другая хирургическая бригада охладит его тело до 50 градусов по Фаренгейту. Это задержит ткань смерть в мозгу примерно на час, а это значит, что хирургам нужно будет работать быстро.

Используя прозрачный алмазный диск, они удаляли головы обоих пациентов от их тел, в конечном итоге оторвав спинной мозг в то же время.

Для перемещения головы Спиридонова будет использован изготовленный на заказ кран. — подвешивание на липучках — на шею донора. Два конца позвоночника шнур затем будет сплавлен вместе с химическим веществом под названием полиэтиленгликоль, или ПЭГ, который, как было показано, способствует повторному росту клеток, составляющих спинной мозг.

Затем мышцы и кровоснабжение тела донора соединялись с головой Спиридонова, и он находился в коме в течение трех-четырех недель, чтобы предотвратить движение, пока он выздоравливает.Имплантированный электроды будут использоваться для стимуляции спинного мозга, чтобы укрепить новые нервные связи.

Канаверо сказал, что трансплантат потребует 80 хирургов и стоили бы десятки миллионов долларов в случае одобрения — имели бы «90 процент плюс »шанс на успех.

Однако многие в научном сообществе категорически не согласны.

«Это и гнилое с научной точки зрения, и паршивое с этической точки зрения», — написал Артур Каплан, глава отдела медицинской этики в Медицинском центре Лангоне при Нью-Йоркском университете. в прошлогодней статье Forbes.

Доктор Джерри Сильвер, нейробиолог из Case Western Reserve, чью работу по восстановлению травм спинного мозга цитировал Канаверо, сказал CBS News в 2013 году, что предлагаемая трансплантация — «плохая наука». Этого никогда не должно произойти ».

«Просто проводить эксперименты неэтично», — добавил он.

Даже в том маловероятном случае, если операция сработает, она вызывает дальнейшие неизведанные этические проблемы.

Например, Канаверо предполагает, что при пересадке спиридонова голова и мозг на другое тело автоматически пересаживаются полностью своим разумом, личностью и сознанием.Но не все так просто, как Анто Картоловни и Антонио Спаньоло, два итальянских специалиста по биоэтике, отметили в письмо в Surgical Neurology International после публикации статьи Канаверо прошедший год.

«Несмотря на его [Канаверо] видение, современная когнитивная наука показывает, что наша познание — это воплощенное познание, в котором тело является реальной частью формирование человеческого «я» », — пишут они. «Следовательно, человек столкнется с огромные трудности с включением нового корпуса в уже существующий схема и образ тела, которые будут иметь сильное влияние на идентичность человека.

Кроме того, если бы Спиридонов воспроизвел свой новый тела, его дети будут иметь не его генетическую основу, а донорскую. Какие же права могут быть у семьи донора по отношению к потомству?

Наконец, Картоловни и Спаньоло утверждают, что из-за неопределенности операции такая процедура забирала жизненно важные донорские органы, которые могли быть использованы для кого-то другие, которым нужна была пересадка сердца или печени, чтобы спасти свою жизнь.

В случае утверждения процедура, скорее всего, будет проводиться в Китае или другой стране за пределами Европы или США, сообщает The Atlantic, поскольку она не будет одобрена в западном мире.

Два хирурга в Китае разрабатывают метод трансплантации головы человека

Итальянский нейрохирург Серджио Канаверо хочет провести первую операцию по пересадке головы человека и считает, что это может помочь людям, парализованным ниже шеи, снова ходить.

Джефф Дж. Митчелл | Getty Images

Удар электричества передается телу с помощью болтов, прикрепляющих его голову к шее. Это сцена прямо из фильма ужасов, но она устрашающе близка к плану итальянского нейрохирурга Серджио Канаверо и китайского хирурга Сяопина Жена по пересадке человеческой головы — вплоть до болтов на шее и электричества.

Канаверо и Рен недавно провели пробный запуск на двух трупах, что вызвало возмущение со стороны медицинского сообщества, которое объявило трансплантацию человеческой головы «фальшивой новостью». Однако исследование, проведенное группой независимых ученых, опубликованное в этом месяце, предполагает, что, несмотря на то, что они кажутся фантастическими, научные и медицинские достижения, необходимые для трансплантации головы человека, быстро приближаются к правдоподобию.Тем не менее, остаются серьезные этические и моральные препятствия.

Канаверо рассказывал о своем плане трансплантации головы человека на переговорах TED и в средствах массовой информации на протяжении десятилетий, несмотря на то, что практически не имел научных доказательств, дошел до того, что объявил в 2015 году, что он проведет операцию на человеке-добровольце — молодой человек с болезнью Верднига-Хоффмана, дегенеративным заболеванием, при котором мышцы истощаются — к 2017 году. Доброволец отступил, и операция до сих пор не была сделана живому человеку, но Канаверо утверждает, что это «неизбежно».Вместе он и Рен, хирург из Харбинского медицинского университета, разработали процедуру трансплантации головы, которую они выполнили в нескольких исследованиях на животных на мышах, крысах и собаках, все из которых шокирующе пережили операцию и даже восстановили некоторые двигательные функции. .

Без дополнительных испытаний на животных выполнение такой операции на людях было бы крайне неэтичным, и репутация Канаверо как сенсационного деятеля среди медицинских специалистов хорошо заработана. Но поскольку операция по пересадке органов достигает новых высот — в прошлом месяце раненый ветеран получил первый успешный пенис трансплантация — в сочетании с достижениями биологии и информатики трансплантация головы человека может быть не такой уж надуманной, как когда-то считалось.

Тем не менее, хирургические, иммунологические, психологические и этические препятствия остаются.

Современный Франкенштейн

Хотя это звучит возмутительно, но сохранение оторванной человеческой головы живым не является главным камнем преткновения и даже в настоящее время может быть возможным. В бессознательном состоянии голова будет храниться при очень низкой температуре (50 градусов по Фаренгейту), чтобы предотвратить повреждение мозга, и быть подключена к двум насосам — один обеспечивает непрерывный кровоток, а другой — кислород.

Клей, называемый полиэтиленгликолем, будет использоваться для соединения головы добровольца со спинным мозгом тела донора.План состоит в том, чтобы ввести добровольца в кому на месяц, пока кровь и новые нервные сети восстанавливаются в надежде, что тело не отторгает голову — неотъемлемый тип риска во всех процедурах трансплантации. Помимо позвоночника, голова также должна быть повторно соединена с дыхательными путями, пищеводом и кровеносными сосудами.

Основным препятствием является слияние спинного мозга головы с спинным мозгом тела донора. Если не удастся, тело будет парализовано, а медицинская проблема еще предстоит решить.Однако это не то препятствие, которое было раньше.

В декабре Канаверо и Рен опубликовали исследование, в котором они перерезали спинной мозг 12 собакам. Затем они применили полиэтиленгликоль к разрезу семи собак, а также провели электрическую стимуляцию. В течение следующих двух месяцев у собак в экспериментальной группе восстановились некоторые двигательные функции, в то время как у собак в контрольной группе — нет. В более ранних исследованиях на животных Рен выполнил полную трансплантацию головы с помощью техники спондилодеза на мышах и крысах, а также на собаке, у всех из которых также восстановилась некоторая двигательная функция, хотя она была резкой и не совсем нормальной.

«Мы показали, что с помощью этой техники возможно перфузия позвоночника», — сказал Рен (Канаверо не ответил на несколько запросов о комментариях). Рен признает, что проект «противоречивый», но настаивает на том, что необходимо спасать людей с «работающим мозгом, чьи тела умерли», в том числе с нервно-мышечными дегенеративными заболеваниями, терминальной стадией рака и полиорганной недостаточностью.

Тем не менее, его внимание сейчас уделяется пациентам с травмами спинного мозга и параличом в результате несчастных случаев или по другим причинам.«У этих пациентов в настоящее время нет хороших стратегий, их смертность очень высока. Поэтому я пытаюсь применить эту технику, чтобы принести пользу этим пациентам», — сказал Рен. «Это моя основная стратегия на будущее».

Валерий Спиридонов вызвался пройти первую в мире полную трансплантацию головы, которую проведет итальянский нейрохирург Серджио Канаверо, но с тех пор он передумал. У Спиридонова тяжелая мышечная атрофия, он всю жизнь был инвалидом.

Сергей Фадеичев | ТАСС | Getty Images

Один из важнейших ключей к этой технике — использование очень острого специального лезвия для максимально точного разреза.Однако у большинства пациентов с травмой спинного мозга из-за травматического характера травмы концы спинного мозга сильно изношены, поэтому процедура для них не подходит. Более того, полиэтиленгликоль токсичен для людей, по словам Марка Харди, эксперта по иммуносупрессии и новаторского хирурга-трансплантолога из Колумбийского университета, который является соавтором статьи, посвященной научному обоснованию трансплантации головы. По словам Харди, работа Рена с животными — это «довольно хорошая наука», но ее нельзя передать людям.

Тем не менее, «есть и другие способы» потенциально успешного повторного прикрепления спинного мозга, сказал Харди. Он считает, что это может быть возможно «когда-нибудь в ближайшие 10–12 лет».

Стволовые клетки — это один проспект. В 2014 году у поляка, которому несколько раз ударили ножом в шею и который в течение четырех лет был паралич нижних конечностей, были засеяны стволовые клетки из носа в месте соединения спинного мозга. После интенсивной реабилитации он теперь может встать и сделать несколько шагов. Электростимуляция, которую используют Рен и Канаверо, также показала многообещающую способность к регенерации нервов, хотя оба метода пока имеют лишь ограниченную применимость.

Больше из Modern Medicine:
Ультразвук, нацеленный на мозг, готов произвести революцию в лечении болезни Паркинсона
Легендарный изобретатель Дин Камен запускает производство человеческих органов в США
Ученые говорят, что они находятся на грани создания универсальной вакцины против гриппа

Вдобавок Харди сказал, что мы сможем обойти это с помощью компьютеров. «В будущем компьютеры могут заменить некоторые из этих нейронных связей», — сказал он. В настоящее время многие люди, которым ставят протезы, также получают нейронные имплантаты, позволяющие им двигать конечностью, просто думая об этом, поскольку электростимуляция мозга, вызванная этой мыслью, улавливается нервным имплантатом, который передает сигнал на компьютер и заставляет конечность двигаться.«Это звучит совершенно фантастично и нереально, но это происходит», — сказал Харди.

Проблемы иммунологии

Второй важный технологический барьер — это иммунология, или как не дать голове отторгнуть тело и наоборот. «Вы должны визуализировать это, где тело является донорским органом, а голова — реципиентом. Это не трансплантация головы, это трансплантация тела», — сказал Харди.

Тело, отторгающее голову, маловероятно, поскольку в костном мозге мало белых кровяных телец, которые составляют иммунную систему.Некоторые иммунодепрессанты, которые принимают реципиенты трансплантата, в том числе такролимус и циклоспорин, нацеленные на лейкоциты, и стероид преднизон, токсичны для мозга. Однако мозг защищен гематоэнцефалическим барьером, который должен препятствовать их проникновению. Тем не менее, барьер «неплотный и непредсказуемый», — сказал Харди.

Основное беспокойство вызывает голова, отклоняющая тело. Если бы это произошло, отдельные органы, включая сердце, отключились бы, и пациент умер бы, но есть способы подготовить тело перед операцией, чтобы избежать этого, например, заменить весь костный мозг в организме хозяина по сравнению с предыдущей формой головы. он думает, что это его собственная иммунная система.

Используя аналогичную тактику, в последние годы пациенты с трансплантацией почки могут прожить два года без приема иммунодепрессантов после шести месяцев регулярной терапии иммунодепрессантами. «Иммуносупрессия не станет главным препятствием через 10–20 лет», — сказал Харди. Тем не менее, исследований не хватает, а вещей, которые могут пойти не так, очень много.

Например, в исследованиях Рена на животных, хотя мышам и крысам удалось повторно прикрепить связки и восстановить частичную двигательную функцию, все они умерли примерно через две недели из-за «проблем с кишечником». «

» Ничего удивительного в том, что кишечник не работает. Это было предсказуемо, — сказал Харди. — Мозг — это исходная точка нервов, которые отходят от спинного мозга и проходят по всему телу, заставляя кишечник двигаться, стимулировать сердцебиение и запускать множество других функций. «Одна из причин, по которой Канаверо не готов что-либо делать прямо сейчас», — сказал Харди.

Рен соглашается. «Конечно, нам все еще нужны дополнительные исследования в лаборатории с использованием разных животных», — сказал он.В настоящее время он занимается проблемой прикрепления спинного мозга. После этого они перейдут к решению других проблем, таких как проблемы с кишечником и центральной нервной системой.

Психология и этика

Хотя технически мы скоро сможем провести операцию по пересадке головы человека, «Это не так просто», — сказал Аллен Ферр, социолог и специалист по этике из Обернского университета, который также является соавтором майского отчета. «Этика сложна. Сейчас я считаю, что мы не знаем, будет ли это хорошей идеей в будущем.Мы просто не готовы к этому ».

Одна вопиющая проблема — это психологические последствия.« Мы не знаем, как мозг будет реагировать на другое тело », — сказал Ферр.« Психологически мы ожидаем этого. было бы путаницей, поскольку реципиент трансплантата должен научиться управлять своим «новым» телом. Вдобавок ко всему, «то, как люди начнут понимать себя, станет сложным», особенно как процент «себя», который сейчас «Кто-то другой» увеличивается по мере того, как операции по трансплантации становятся все более продвинутыми, сказал Ферр.

«Некоторые люди предсказывают катастрофу, что люди сойдут с ума», — сказал Ферр. Хотя, несомненно, возникнут трудности с приспособлением и потребность в обширной реабилитации, Ферр не думает, что результат особенно вероятен. «История говорит нам, что люди действительно смогут приспособиться», — сказал Ферр. В исследовании трансплантации лица, одной из операций, которая, по-видимому, может повлиять на самую личную личность человека, например, реципиенты (всего около 44 во всем мире) сообщают, что у них улучшилось психическое здоровье, они стали больше выходить на улицу и качество жизни в целом -хирургия. Кроме того, невероятно важен предварительный отбор.

Китайский хирург Сяопин Жэнь, пионер в исследованиях процедур трансплантации головы, и его команда провели несколько исследований на животных на мышах, крысах и собаках, все из которых пережили операцию по разделению спинного мозга и даже восстановили некоторые двигательные функции. Через две недели они умерли от кишечных проблем.

Мы не знаем, как мозг отреагирует на другое тело.

Аллен Ферр

Социолог и специалист по этике в Обернском университете

Исторически сложилось так, что до того, как произошла первая пересадка сердца и пересадка руки, со стороны научного сообщества была также сильная этическая реакция, и обе эти операции прекратились.По мере того, как процедуры становились все более распространенными, люди увидели, что польза от таких операций уменьшилась. Тем не менее, остаются серьезные моральные и этические затруднения, связанные с трансплантацией головы, независимо от того, стоит ли вообще ее проводить.

Это невероятно дорогостоящее направление исследований, на которое выделяется конечная сумма долларов. Возможно, что более заметно, в то время как трансплантация тела принесет пользу одному реципиенту, органы внутри этого тела теоретически могут принести пользу до 20 отдельным людям — медицинская версия проблемы тележки.

Специалисты по медицинской этике также беспокоятся об информированном согласии, особенно на этой ранней доклинической стадии, и об использовании отчаявшихся людей. Кроме того, активисты по защите прав животных выражают серьезную обеспокоенность по поводу страданий участников экспериментов на животных — особенно тревожит графическое изображение обезьяны с франкенштейновскими швами на шее.

На моральный вопрос о том, нужно ли спасти одного пациента или многих, нуждающихся в отдельных органах, Рен сказал, что речь идет о поиске правильного донорского тела.Донор с мертвым мозгом может спасти несколько человек, поэтому они не будут подходящим кандидатом.

Check Also

Стрижка короткое каре без челки: Короткое каре без челки на тонкие и вьющиеся волосы [25 фото]

Содержание пойдет ли стрижка девушкам с тонкими волосами? Укладка прямого укороченного каре, варианты причесокОсобенностиВарианты стрижекКак …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *