Воскресенье , 5 декабря 2021
Главная / Разное / Слова для развития памяти: Список слов

Слова для развития памяти: Список слов

Содержание

Слова для Запоминания или Мега Память

Этот приём запоминания слов придуман ещё в Древнем Риме. Приём помогает запомнить список слов в определенном порядке.

Сначала надо составить список мест.
Например, выбрать комнату, которая хорошо известна. В этой комнате надо определить места, к которым будут привязываться слова (шкаф, стул, стол, ковёр и так далее). Чтобы не сбиться, комнату надо мысленно всегда обходить в одном направлении, например, по часовой стрелке.
Затем можно перейти к списку слов, который надо за-помнить. Список слов связывается мысленно со списком мест в комнате. Например:
Список 10 мест: ШКАФ, СТУЛ, СТОЛ, КОВЁР, ПОДОКОННИК, ЗАНАВЕСКА, КРЕСЛО, ДИВАН, ТУМБОЧКА, ЗЕРКАЛО.
Список 10 слов, которые надо запомнить: КНИГА, ГРУША, КОШКА, СЫР, САМОЛЁТ, РАСЧЁСКА, ПЕТУХ, КРУЖКА, ВЕТЕР, РОЗА.
Связываются слова с местами, например: КНИГА лежит под ножкой ШКАФА, ГРУШУ положили на СТУЛ, КОШКА забралась на СТОЛ, кусочки СЫРА упали на КО¬ВЁР, игрушечный САМОЛЁТ приземлился на ПОДОКОННИКЕ, РАСЧЁСКА зацепилась за ЗАНАВЕСКУ, ПЕТУХ заснул на КРЕСЛЕ, КРУЖКА перевернулась на ДИВАНЕ, ВЕТЕР распахнул дверцы в ТУМБОЧКЕ, красная РОЗА отражается в ЗЕРКАЛЕ.

Задания на запоминание слов

1. Учитель называет 10 слов, не связанных друг с другом. После этого ученикам даётся задание вспомнить и за¬писать эти слова, используя приём «Цепочки образов». Для запоминания 10 слов даётся 20 секунд (по 2 секунды на одно слово).
2. Учитель называет 10 слов, не связанных друг с другом. После этого ученики записывают эти слова, используя приём «Рассказ». Для запоминания 10 слов даётся 20 секунд (по 2 секунды на одно слово).
3. Учитель называет 10 слов, не связанных друг с другом. После этого ученики записывают эти слова, используя приём «Римская комната». Важен порядок слов. Для запоминания 10 слов даётся 20 секунд (по 2 секунды на од¬но слово). Надо назвать правильно слово и его порядковый номер.

4. Учитель называет 10 пар слов, в каждой паре слова связаны по смыслу. Затем учитель называет первое слово, а надо записать второе слово этой пары.
Например, такие слова:
КНИГА — СТРАНИЦА КОРОВА — МОЛОКО ЗУБЫ — ЩЁТКА ВЕЧЕР — ЛАМПА САПОГИ — ДОЖДЬ ЯБЛОКО — КОМПОТ УРОК — ЗВОНОК СЕНО — ЛОШАДЬ РЮКЗАК — ПОХОД РЕКА — МОСТ
5. Учитель называет 10 пар слов, в каждой паре слова
не связаны по смыслу. Затем учитель называет первое слово. А надо записать второе слово этой пары. Запоминая слова, следует их мысленно связать друг с другом ярким образом.
Например, даются такие пары слов:
КНИГА — МОЛОКО
КОРОВА — СТРАНИЦА
ЗУБЫ — ПОХОД
ВЕЧЕР — ЗВОНОК
САПОГИ — ЛОШАДЬ
ЯБЛОКО — МОСТ
УРОК — КОМПОТ
СЕНО — ДОЖДЬ
РЮКЗАК — ЩЁТКА
РЕКА — ЛАМПА
Чтобы лучше запомнить слова, надо связать, создавая яркий образ.

Вербальная Память

Например:
КНИГА — МОЛОКО (на КНИГУ пролилось МОЛОКО)
КОРОВА — СТРАНИЦА (КОРОВА сжевала СТРА¬НИЦУ)
ЗУБЫ — ПОХОД (заболели ЗУБЫ в ПОХОДЕ)
ВЕЧЕР — ЗВОНОК (каждый ВЕЧЕР раздаётся телефонный ЗВОНОК)
САПОГИ — ЛОШАДЬ (САПОГИ одели на ЛОШАДЬ)
ЯБЛОКО — МОСТ (ЯБЛОКО упало под МОСТ)

УРОК — КОМПОТ (после УРОКА будем пить КОМПОТ)
СЕНО — ДОЖДЬ (СЕНО намокло от ДОЖДЯ)
РЮКЗАК — ЩЁТКА (в РЮКЗАК положили ЩЁТКУ)
РЕКА — ЛАМПА (у РЕКИ горела ЛАМПА)
6. Учитель называет 20 слов, не связанных друг с другом. После этого учащимся даётся задание вспомнить и за¬писать эти слова, используя приём «Цепочка образов». Для запоминания 20 слов даётся 40 секунд (по 2 секунды на одно слово).

7. Учитель называет 20 слов, не связанных друг с другом. После этого учащимся даётся задание вспомнить и за¬писать эти слова, используя приём «Рассказ». Все слова можно разбить на два десятка, придумать рассказ сначала к первому десятку слов, потом ко второму. Для запоминания 20 слов даётся 40 секунд (по 2 секунды на одно слово).

8. Учитель называет 20 слов, не связанных друг с другом. После этого учащимся даётся задание вспомнить и за¬писать эти слова, используя приём «Римская комната». Важен порядок слов. Для запоминания 20 слов даётся 40 секунд (по 2 секунды на одно слово). Надо назвать правильно и слово, и его порядковый номер.
9. Игра «Снежный ком». Первый участник игры называет одно слово, второй повторяет это слово и называет ещё одно слово. Третий участник игры называет сначала два слова, которые уже были сказаны, и добавляет ещё одно слово. Четвёртый участник — три слова повторяет и ещё од¬но добавляет, и так далее. Тот, кто допустил ошибку, вы¬бывает из игры. Игра начинается заново.

10. Игра «Снежный ком». Дополнительные условия иг¬ры: все слова называются только на одну какую-нибудь те¬му, например, «Урок математики».

11. Игра «Снежный ком». Дополнительные условия иг¬ры: можно называть только те слова, которые начинаются на одну и ту же букву, например, на букву «Н» (НОС, НАРДЫ, НИТКА, …).
12. Игра «Снежный ком». Дополнительные условия иг¬ры: можно называть только те слова, которые состоят из одного и того же числа букв, например, из четырёх букв (КАША, РУКА, КОФЕ, …).

«Помни все»: 6 упражнений на развитие памяти

Для начала выясним, какие виды памяти есть. Модальная память, которая отвечает за запоминание информации из внешнего мира, бывает нескольких видов:

  • Слуховая
  • Зрительная
  • Осязательная
  • Двигательная
  • Обонятельная
  • Вкусовая
  • Эмоциональная

У каждого человека, как правило, хорошо развиты только 2-3 вида из них.

В обучении нам чаще всего нужна слуховая, зрительная и двигательная память. 

Какая у тебя память

Чтобы выяснить, каким видом памяти ты обладаешь, то есть аудиал ты, визуал или кинестетик, можно пройти специальные тесты – они есть в интернете. Это даст тебе направление действий – теперь можно ее развивать и тренировать. 

Аудиалам подойдут аудиокниги и лекции. Все, что ты слышишь и читаешь, лучше повторять вслух. В обучении тебе поможет группа единомышленников, с кем можно обсуждать изученный материал. Так ты услышишь несколько интерпретаций новой информации и гораздо лучше запомнишь ее. Если единомышленников найти не получается, достаточно одного терпеливого друга, который выслушает твой пересказ.

Для визуалов самый эффективный способ запоминания – это конспектирование. Попробуй поэкспериментировать с таблицами, графиками, схемами. Используй в своих записях ручки и текстовыделители ярких цветов. Я, например, визуал, и всегда все записываю: ставлю будильники и вместо названия пишу задание, которое должна в это время выполнить. Работая в группе, будь осторожен: визуалов легко отвлечь, поэтому самыми важными делами лучше заниматься в одиночестве. 

Если ты кинестетик, это совсем не означает, что в этой жизни тебе не суждено ничего запомнить, кроме техники приседаний. Если ты читаешь книгу или слушаешь лекцию, попробуй выписывать на листок самые важные моменты. Написание – это движение, с которым у тебя будет теперь ассоциироваться информация. Можно также попробовать ходить во время того, как учишь. Моя сестра-кинестетик, например, когда что-нибудь учит, сжимает в левой руке маленький эспандер для рук – и польза для запоминания, и тренировка. 

Как развить память

Вот несколько упражнений на развитие памяти, которые займут у тебя всего 15-20 минут: 

  1. Устный счет отлично развивает память! В качестве разминки предлагаю тебе посчитать в обратном порядке от 300 до 0. Для большей эффективности можно считать,  вычитая 3 из каждого числа: 300, 297, 294, 291, … . 
  2. Берешь разные небольшие предметы – заколки, ластики, батарейки, попрыгунчики, – раскладываешь их перед собой, несколько секунд смотришь на них и запоминаешь, а потом разворачиваешься на 180 градусов и перечисляешь все, что запомнил, вслух. 
  3. Теперь задание посложнее. Найди в интернете картинку часов и внимательно смотри на нее в течение 30 секунд. Постарайся запомнить все: форму стрелок, шрифт у цифр, форму часов. Нарисуй все, что получилось запомнить, на листе бумаги и сравни с картинкой. Если получился недостаточно подробный или совсем отличающийся рисунок – пробуй снова.
  4. Выбери любой предмет поблизости: вазу, статуэтку, парфюм, тетрадь или книгу с интересной обложкой. Рассмотри его внимательно в течение 30 секунд, а потом отвернись и опиши его словами во всех подробностях. 
  5. Перед тобой три столбца слов. Твоя задача в течение минуты запомнить их. Совет: попробуй разбить слова на пары и связать какой-то ассоциацией, образом. Отвернись и назови все слова или выписать на листок те, которые удалось запомнить:
  6. И самое веселое упражнение, для которого, правда, тебе понадобится команда. Игра «Шарады» отлично развивает кинестетическую память.  

Бумага Шерсть Сапог
Гнездо Телега Палец
Кот Волосы Лимонад 
Колесо Роза Слон
Палка Платок Поцелуй
Фильм Слеза Автобус
Блин Ботинок Доктор
Счастье Птица Мороженое

Поздравляю, теперь твоя память стала на 5% лучше 🙂


Материалы по теме: 

Rusbase Young ищет авторов в молодежную редакцию

Обратный тайм-менеджмент: управляй собой, а не временем

«Я поставил себе цель “затащить” десяток олимпиад». Гайд по олимпиадам для школьников

Фото на обложке: Unsplashed

Игры и упражнения на развитие памяти у дошкольников

Память — это способность нашего мозга сохранять, обрабатывать и систематизировать полученную информацию. Без памяти человек не смог бы накапливать знания и эволюционировать. Множество деталей ежедневно откладывается в сознании, чтобы в будущем нам было легче принимать решения, находить выход из нестандартных ситуаций, улучшать условия жизни.

Есть мнение, что интернет замещает память: зачем с детства забивать голову лишними фактами, если можно найти что угодно за пару секунд? Оказывается, не все так просто. Память включает в себя отрефлексированный опыт, который формирует реакции, ценности, когнитивные способности. Нужно развивать необходимые навыки с детства. Делимся эффективными упражнениями для развития памяти у детей дошкольного возраста, которые легко выполнять в домашних условиях.

Виды памяти

Разберемся, какие существуют разновидности памяти. Обычно психологи используют несколько классификаций в зависимости от главного признака, который характеризует процесс запоминания.

По сроку хранения информации

  1. Кратковременная. Быстрое, механическое запоминание небольших отрывков информации на непродолжительный срок. Объем такой памяти небольшой. Люди используют ее, когда нужно выучить номер телефона, адрес, пароль, даты.
  2. Оперативная. Похожа на кратковременную, но используется во время мыслительных процессов: например, устно решая арифметический пример, человек вынужден запоминать промежуточные результаты.
  3. Долговременная. Глубокое, основательное запоминание важных деталей, способных оказать влияние на жизнь. Это обширная система знаний, связанных между собой. Мы выделяем из кратковременной памяти наиболее важные фрагменты и усилием воли перемещаем их в долговременную.

По типу восприятия

  1. Зрительная. Готовность удерживать и при необходимости воспроизводить визуальные символы (память на лица, цвета).
  2. Слуховая. Тип сенсорной памяти, позволяющий сохранять звуковые образы и впечатления.
  3. Двигательная (мышечная). Запоминание и воспроизведение движений (танец, рисование, вождение). Помогает развивать координацию.
  4. Эмоциональная. Вид памяти, который усиливается при потрясении, всплеске чувств (удивлении, гневе). Запоминаются в первую очередь не факты, а ощущения.

По участию воли

  1. Произвольная. Требует сосредоточенности: мозг ставит задачу, целенаправленно концентрируясь на запоминании (например, во время подготовки к экзамену).
  2. Непроизвольная. В этом случае отсутствует стремление запомнить информацию, она откладывается в голове автоматически. Непроизвольная память работает особенно активно, когда мы выполняем что-то на практике или сталкиваемся с необычным, странным опытом. Также знания усваиваются самостоятельно, если тема связана с кругом интересов человека.

По форме хранения информации

  1. Образная память. Способность мозга собирать обрывки сенсорных впечатлений, комбинировать их и создавать образы, отсылающие к необходимой информации.
  2. Словесно-логическая. Язык становится хранителем данных, с его помощью происходит психический процесс запоминания. Слова, предложения, их внутренняя логика — основа этого вида памяти.

По участию мышления

  1. Механическая. Доскональное, поэтапное заучивание без использования ассоциаций и личных впечатлений.
  2. Логическая. Противоположность зубрежки: главную роль играет не форма, а смысл, который необходимо осмыслить и запомнить суть. Таким навыком владеет только человек.
  3. Ассоциативная. Использование уже накопленных представлений для связи с новым опытом.

Особенности памяти у детей дошкольного возраста

Память ребенка нуждается в особом подходе. Особенности восприятия и запоминания информации зависят от возрастного периода.

Дошкольников можно разделить на несколько возрастных групп.

  1. С 1 года до 2 лет совершенствуется нервная система малыша, а после 2 лет преобладает зрительная память. Возникают первые воспоминания, связанные с визуальными факторами.
  2. С 2 до 4 лет ребенок работает с механическим запоминанием деталей окружающего мира, повторяя слова и действия вслед за родителями. Также улучшается двигательная память.
  3. С 4 до 6 лет дошкольник начинает опираться на непроизвольную память, основанную на личных впечатлениях.

Дошкольникам и первоклассникам тяжело направлять силу воли на запоминание. Доминирует непроизвольная память, основанная на новизне. Знания лучше всего воспринимаются ребенком при непосредственном контакте с учителем. Одной из основных задач в этом возрасте является совершенствование произвольной, осознанной памяти.

Образная и эмоциональная память становятся ведущими. Через эти каналы восприятия ребенок будет усваивать азы математики, языков, естественных наук. Полностью полагаться на эмоциональную память нельзя: в стрессовой ситуации дети не смогут воспроизвести полученные знания, потому что сфера чувств будет заторможена.

Педагоги и родители должны понемногу вводить в программу занятий упражнения для развития логической, образной памяти. Именно она свойственна взрослым. Однако о других видах забывать тоже не стоит.

Игры и упражнения для развития памяти у дошкольников

Выполнять упражнения на развитие памяти можно в домашних условиях. Для занятий не обязательно выделять свободное время — на первых порах упражнения выполняются в разговоре с ребенком, почти мимоходом.

Упражнения на развитие зрительной памяти у детей

  1. Показывайте картинки на 30 секунд, затем закрывайте их листом бумаги и просите ребенка описать изображенные предметы детально: цвет, форма, расположение.
  2. Хорошо работает следующее упражнение. Разложите предметы в хаотичном порядке, дайте понаблюдать за ними. Потом ребенок должен будет отвернуться, а вы уберете одну деталь. Задача малыша — быстро назвать исчезнувший предмет.
  3. Поиск отличий между изображениями развивает не только память, но и внимательность. Распечатайте или купите сборник головоломок, где требуется описать, что изменилось на второй картинке по сравнению с первой.
  4. Учите вместе с детьми важную информацию, которая пригодится в сложной жизненной ситуации: адрес дома, номера телефонов членов семьи, фамилию и имя. Сделайте табличку, поставьте на видное место.

Упражнения на развитие слуховой памяти

  1. Читайте книги вслух. После прочтения каждой главы ребенку следует пересказать содержание. Старайтесь читать с выражением, эмоционально, чтобы события запоминались легче.
  2. Учите с ребенком стихотворения наизусть. Родители нередко считают это занятие бесполезным, но в раннем возрасте оно критически важно для полноценного развития ребенка. Важно слышать ритм произведения, правильно ставить ударения.
  3. Переспрашивайте. Что секунду назад сказала героиня мультфильма? Какой была интонация? Что ответили ее друзья?

Игры и упражнения для развития двигательной и тактильной памяти

  1. На стол выкладываются кусочки ткани с разной текстурой (лен, шерсть, шелк). Ребенок должен потрогать их с завязанными глазами и спустя несколько минут назвать последовательность, в которой они были расположены.
  2. Танцы. Соберите ребят в группу и продемонстрируйте танцевальные движения, двигаясь от простых к сложным, комбинированным. Затем дети будут под музыку повторять то, что им продемонстрировали.
  3. Игра с запрещенными движениями. Игроки повторяют каждое действие ведущего. Взрослый договаривается с детьми, какое движение повторять нельзя (например, хлопать в ладоши). Кто оказался невнимательным, выбывает.

Упражнения на развитие ассоциативной памяти

  1. Чтобы развить ассоциативную память, потребуется индивидуальный подход к ученику. Желательно формировать образы, основанные на личных воспоминаниях. Например, при запоминании персонажей напоминайте ребенку о реальных случаях из жизни. Герои празднуют День рождения? Освежите в памяти последнюю вечеринку в честь этого праздника.
  2. В столбик записываются слова, к которым ребенок подбирает эпитеты (утро — свежее, раннее, осень — золотая). Упражнение также обогащает словарный запас.

Упражнения на развитие эмоциональной памяти

  1. Помогает чтение художественных диалогов по ролям. Проникая в характер персонажа, ребенок отождествляется с ним и запоминает реплики быстрее.
  2. Спектакли. Уютные домашние постановки в кругу друзей и родственников помогают избавиться от стеснительности, развивают творческие способности ребенка, укрепляют эмоциональный интеллект, который важен для коммуникации в обществе.

Упражнения для развития словесно-логической памяти

  1. Обсуждая с детьми прошедший день, просите их выстроить сюжетную линию, задавая наводящие вопросы. Сфокусируйте внимание на мелочах: какой была погода на улице, о чем разговаривали друзья и почему.
  2. Читайте книги вслух. После прочтения каждой главы ребенку следует пересказать содержание. Старайтесь читать с выражением, эмоционально, чтобы события запоминались легче.
  3. Напишите на карточках 3 слова, связанных по смыслу (дерево, птица, гнездо). Сделайте несколько вариантов и закройте одну лексему. Ребенку следует вспомнить и назвать слово, которое вы спрятали.

Упражнения для развития образной памяти

  1. Учите с ребенком стихотворения наизусть. Родители нередко считают это занятие бесполезным, но в раннем возрасте оно критически важно для полноценного развития. Как правильно учить стихи? Строить образы в воображении, чтобы каждая строчка звучала ярко, обдуманно. Объясняйте ребенку непонятные выражения, заглядывайте в словарь.
  2. Образы помогают запоминать последовательность предметов. Разложите перед малышом кубики с картинками. Задание — придумать историю о каждой картинке, связав их воедино. Подключается и творческая составляющая, воображение.

Как выполнять упражнения на развитие памяти?

  1. Следите за объемом внимания ребенка. У дошкольников он совсем мал — малыши способны удержать в памяти несколько предметов одновременно. Взросление, рост мозга, упражнения позволяют увеличивать «хранилище». Чтобы оценить прогресс, разложите на полу игрушки, накройте их тканью через 5 секунд и попросите ребенка назвать предметы. Обычно дети вспоминают 3-4 предмета из 10.
  2. Избегайте бездумного заучивания, зубрежки. В детском возрасте этот метод губителен для памяти. Лучше задействовать сразу несколько видов запоминания — проговаривать, рисовать, записывать нужную информацию.
  3. Повторение закрепляет положительный результат. Внесите этот пункт в расписание занятий с ребенком: утром учим стихотворение, вечером повторяем, через день рассказываем еще раз. Тогда информация прочно закрепится в долгосрочной памяти.
  4. Посвящая упражнениям половину дня, позволяйте ребенку отдыхать. Дети не умеют подолгу удерживать внимание, поэтому смена деятельности жизненно необходима. После перерыва повысится восприимчивость, и занятия можно будет продолжать с новыми силами. Регулярность и умеренность — лучшие помощники в развитии детской памяти.

Развитие памяти у детей 6-13 лет

Развиваем способность быстро запоминать и надолго удерживать большое количество нужной информации

узнать подробнее

 

Списки слов. Развитие памяти по методикам спецслужб

Читайте также

О том, как ассоциации могут спутать карты и списки дел

О том, как ассоциации могут спутать карты и списки дел Опасность уйти мыслями от списка дел и путешествовать по ассоциативным связям возникает только у тех, у кого много задач. Для тех, у кого их немного, это пока не актуально. Легкость, с которой мы переключаемся, –

Никаких слов

Никаких слов Иногда выступающему лучше всего не говорить ничего – молчать. Сбавить темп, сделать паузу и остановиться…Когда вы делаете паузу, слушателям любопытно – что же дальше? Это создает напряжение, тайну, интерес. Пауза придает вашим словам вес. Они становятся

1:1 – сравните списки

1:1 – сравните списки Однажды Билл Кэмпбелл предложил нам интересный подход, заключающийся в организации 1:1 (так называемые тет-а?теты, регулярные встречи менеджера с сотрудником). Менеджер должен составить список из пяти вопросов, которые он хочет обсудить на встрече

Длинные списки дел никогда не выполняются

Длинные списки дел никогда не выполняются Начните составлять короткие списки дел вместо длинных, которые просто собирают пыль. Когда вы в последний раз полностью выполняли длинный список дел? Зачеркнув первые несколько пунктов, вы, скорее всего, просто-напросто забывали

4. Сила слов

4. Сила слов Когда хоть какое-то время имеешь дело с причинами и способами устранения страхов публичных выступлений, становится все более и более очевидным, что умственная сторона данного вопроса является настолько же важной, как и физическая, если не более важной.

2. Запоминание слов

2. Запоминание слов

Глава 5 Длинные слова, встречи и поручения, списки покупок

Глава 5 Длинные слова, встречи и поручения, списки покупок Дж. Л.: Однажды Симонида пригласили на большой пир. Во время обеда его позвали на улицу – получить письмо. В это время здание рухнуло, и все гости погибли. Симонид смог точно опознать всех погибших, несмотря

Мнемотехника для начинающих: советы и упражнения

Что такое мнемотехника

Мнемотехника, или мнемоника, — это совокупность приёмов, увеличивающих объём памяти и облегчающих запоминание информации.

В основе мнемонического запоминания лежит визуализация — образное конспектирование, во время которого абстрактные понятия получают визуальные, аудиальные или кинестетические воплощения в памяти.  

Чтобы в голове возникла ассоциация и сформировались нужные нейронные связи, образ должен быть объёмным и ярким. Ассоциации сугубо индивидуальны и могут быть странными или нелепыми — так даже лучше. 

Упражнение 1. Создайте визуальный образ редиски, учителя и удачи. С первыми двумя словами довольно легко: редиска — перед глазами возникает красно-белый овощ с хвостиком; учитель, — скорее всего, вы представите преподавателя, который вам нравится. С удачей сложнее — это довольно абстрактное понятие. Здесь необходимо воспользоваться методом свободных ассоциаций. Первый визуальный образ, который пришёл на ум, когда вы прочли задание, — это и есть свободная ассоциация. Возможно, это будет подкова или колесо фортуны как распространённые символы удачи.

Зачем нужна мнемотехника для детей

До 14 лет у ребёнка идёт формирование абстрактно-логического мышления, и он запоминает преимущественно то, что пережил лично. Мнемотехника же позволяет связывать абстрактные понятия из школьной программы с событиями и явлениями из жизни, упрощая тем самым процесс запоминания. 

<<Форма демодоступа>>

Регулярные занятия мнемотехникой развивают: 

  • память и внимательность, 
  • речь и словарный запас, 
  • фантазию и творческие способности.
Количество данных, которые нас окружают, растёт ежесекундно. Современному школьнику необходимо уметь работать с информацией: быстро выделять главное, запоминать то, что пригодится в жизни. Мнемотехника как раз и отвечает этим запросам. 
                          Гаяне Курятова, преподаватель мнемотехники, участник проекта
                          «Удивительные люди».

Овладев искусством ассоциативного запоминания, ребёнок сможет не только лучше осваивать школьную программу, но и успешно работать с дополнительными материалами.

Использование мнемотехники: три эффективных приёма

Приёмы мнемотехники доступны всем, их нетрудно освоить. В этой статье мы рассмотрим несколько популярных техник развития памяти. 

Со способами запоминания цифровой информации, текстов, терминов, стихотворений и многого другого вы сможете познакомиться на курсе «Мнемотехника: как легко запоминать». По промокоду
MNEMO2021 вы получите неделю бесплатного доступа к курсу.

Метод историй

Суть данной техники состоит в том, чтобы связать слова и определения в один текст. Смешную историю запомнить гораздо легче, чем двадцать абстрактных понятий. Чем более парадоксальным и фантастическим будет рассказ, тем легче он войдёт в память.

Преимущества метода:

  • не требует предварительной подготовки,
  • тренирует креативность,
  • это весело и интересно.

Недостаток приёма заключается в том, что он не подходит для запоминания большого объёма информации.

Упражнение 2. Даны слова: почтальон, тигр, кукуруза, оса, река, сковорода, крестоносец, диван, мармелад, араб, борщ, зубная щётка, дождь, тюльпан, пепел, удача. Придумайте и визуализируйте историю с этими словами. Обязательно добавьте в свой рассказ эмоции и сопереживайте своим героям.

Пример: Почтальон Печкин верхом на тигре скакал через кукурузное поле. Печкин в страхе обернулся назад — за ним гнались разъярённые осы. Вдруг он наткнулся на реку. «Что делать?! — крикнул в пустоту бедный почтальон. — Моста нет!». Но к счастью, поблизости вместо моста была огромная сковорода. Печкин, подгоняя тигра, пробежал по ней. На другом берегу реки крестоносцы уже строили баррикады из диванов, и как только осы стали приближаться, крестоносцы начали сбивать их меткими бросками мармелада. Печкин подбежал к старому арабу — получателю посылки — и передал ему коробку. В ней оказалась тарелка ярко-красного борща, в которой вместо ложки лежала зубная щётка. Неожиданно пошёл дождь. Все подняли головы вверх, мармелад больше не летел в противника. Сначала падали самые обычные капли воды, но потом из грозового облака начали сыпаться тюльпаны. Тысячи тюльпанов медленно опускались, и как только касались земли, тут же превращались в пепел. Удивительно, но из образовавшейся золы получался отчётливый рисунок лошадиной подковы (образ на слово «удача»).

Метод «Цепочка»

Суть данной техники запоминания — соединение образов между собой. Необходимо нанизывать понятия одно на другое, как бусины на цепочку. Важно соединять их ярко и следить за последовательностью. При воспроизведении нужно представлять всю «конструкцию» сразу: снимайте образы с цепочки так же последовательно, как надевали.

Преимущество метода:

  • быстрота запоминания,
  • можно использовать буквально на ходу.

Недостатком метода является то, что забыв один элемент цепочки, можно забыть всё остальное.  

Упражнение 3. Запомните цепочкой слова: лиса, космонавт, кольцо, яблоко, шахматы, учитель, Африка, молоко.

Пример: Рыжая лиса в скафандре (ассоциация с космонавтом), кольцом на лапе и яблоком на носу играет в шахматы с учителем географии (Африка), но не фигурами, а стаканами молока.

Метод Цицерона

Суть данного приёма мнемотехники — создание в воображении пространства с опорными образами. Почему метод наречён именем древнеримского философа, мы уже рассказывали. Другие названия: дворец памяти, метод римской комнаты, метод локусов, чертоги разума.

Необязательно создавать пространство с нуля, можно представлять свою квартиру или комнату. Выберите там несколько опорных образов (телевизор, настольная лампа, холодильник и так далее) и, перемещаясь по часовой стрелке, проложите между ними маршрут.

К каждому опорному образу присоединяйте запоминаемый. Можно не один, а целую цепочку (как в предыдущем методе). Количество информации, которую вы можете запомнить, зависит от размера локации и тренированности.

Образы можно менять, то есть многократно запоминать новую информацию на одни и те же локации. Но если часто использовать одни и те же места, образы начнут путаться. В таком случае локации нужно дать «отдохнуть».

Преимущества метода Цицерона:  

  • можно запоминать большие объёмы информации,
  • запоминание происходит достаточно быстро,
  • при повторении образы надолго остаются в памяти.  

Недостатком этого метода развития памяти является трудоёмкость.

Упражнение 4. Выделите опорные образы в своей комнате и «привяжите» к ним следующие слова: лягушка, шоколад, кит, футболист, зима, школа, компьютер, виноград, «Фоксфорд».

5 игр для развития памяти

Потренировать память очень полезно полезно тем, кто идет в детский сад или у школу. И взрослым тоже!

Каждый день мы сталкиваемся с невероятным количеством информации и массой впечатлений. Чтобы быть успешным человеком, надо с этим потоком уметь справляться. Нужно научиться разделять информацию на полезную в данный момент и вовремя ею воспользоваться, оставить на хранение ту, которая пригодится в будущем, проигнорировать бесполезную.
Именно поэтому так важно развивать и тренировать свою память. Есть прекрасные игры для маленьких и больших компаний, которые помогут в этом. Поскольку это игры словесные, то вы сможете играть с ребенком и в очереди, и в поездке, и во время прогулки, и дома. Начинаем тренировку!

Кира Трубецкая, педагог курса «Мемори», Школа развития Маяк

«Снежный ком»

Игра на первый взгляд кажется простой, но пренебрегать ей не стоит. Лучше всего, если соберется больше трёх игроков. Выбираете тему (животные, сказочные персонажи, цвета), первый игрок называет один предмет из ряда, каждый последующий повторяет предыдущие варианты и называет свой. Выигрывает тот, кто продержится дольше всех и сумеет повторить весь получившийся ряд без ошибки.

«Ком с продолжением»

Напоминает предыдущую игру, но участники не только повторяют отдельные слова, а составляют целое предложение. В качестве отправной точки берётся пара слов. Например: «Однажды зимой…». Повторяя предыдущую фразу, каждый участник добавляет ещё по слову. «Однажды зимой… пошёл … первый… снег …, солнце … уже садилось…». Предложение может получиться очень длинным, главное — не ошибиться в порядке слов.

«Недостающее звено»

Поможет развить образную память. Задача — найти слово, которое покажет связь между двумя, казалось бы, совсем не связанными вещами. Например, что общего между трубой и солнцем? Как связать утро и кувырок? Фильм и сон? Лифт и сердце? Орех и потоп? Цветок и небоскрёб? Точного ответа нет, у каждого игрока могут быть свои ассоциации. И чем они необычнее и интереснее, тем лучше: ведь память очень ярко помнит подобные образы. Подготовка к подобной игре тоже очень полезна: составляя и придумывая такие пары, вы уже начинаете тренировать свою образную память.

«Что и кто?»

Ещё одна хорошая игра на ассоциации. За основу берётся слово-признак. Например, горячий. Подбирается тот ряд слов, которые возникают в голове при слове горячий. О чём подумали вы? Ценятся больше те слова, которые составляют именно образную пару со словом горячий. Горячий суп — это хорошо, но горячее сердце, горячий человек, горячий спор — намного интереснее. Что может быть тяжёлым? Золотым? Крепким? Кудрявым? Если играете в большой компании, можете заранее продумать список подобных признаков, чтобы во время игры не тратить на это время.

«Что в голову пришло»

Тоже пригодится для развития ассоциативной памяти. Придумывается любое слово. Например, карта. И называются все ассоциации, образы, которые приходят в голову. Чем разнообразнее ассоциативный ряд, тем лучше. Не сдерживайтесь!

Читайте также:

7 советов, которые помогут легко запомнить самые сложные стихотворения

10 игр, которые помогут исправить почерк ребёнку

3 математических игры, которые сделают из вашего ребенка гения

Фото Aaron Amat/Shutterstock.com

Упражнения для развития памяти

Грустный факт: если каждый день не давать мозгу необходимую нагрузку, то от попросту разучится думать. Точно так же, как мышцы тела усыхают без тренировок, ум стареет, дряхлеет и не хочет выполнять привычные мыслительные задачи.

Не стоит отчаиваться! Ученые утверждают, что регулярные упражнения для памяти и внимания ускоряют рост клеток серого вещества мозга, помогают образовываться новым нейронным сигналам и создавать сложные функциональные связи между отдельными структурами мозга.

© DepositPhotos

Редакция «Так Просто!» подобрала для тебя несколько проверенных способов для сохранения ясности ума, укрепления памяти и, возможно, для открытия новых удивительных способностей. Теперь у тебя есть чем заполнить время ожидания в очереди, поездку в транспорте или рекламную паузу по телевизору!

Упражнения для развития памяти

  1. Цветные слова
    На картинке изображены слова, написанные разными цветами. Нужно произнести вслух не само слово, а цвет, которым оно написано. Когда дойдешь до конца текста, повтори упражнение в обратном порядке.

    Непростая задачка, правда? Дело в том, что твое правое полушарие пытается назвать цвет, а левое — заставляет произнести слово. Таким образом ты тренируешь оба полушария мозга, помогая установить новые связи между ними, тренируешь навыки концентрации и изменяешь объект внимания. Эта техника помогает предотвратить болезнь Альцгеймера.

  2. Таблица Шульте
    Прекрасный тренажер периферийного зрения, внимания и скорости чтения! Во время выполнения упражнения таблица Шульте должна находиться на расстоянии примерно 30–35 см от глаз, как при чтении книги. Сфокусируйся на цифрах в центре, чтобы охватить всю таблицу целиком. Старайся не бегать взглядом по таблице.

    Находи числа в порядке возрастания от 1 до 25, без пропусков и как можно быстрее, стараясь не произносить их вслух. Очень важно не отрывать взгляд от центра и искать числа только периферическим зрением. Новички справляются с заданием за минуту, но твоя цель — найти все числа за 10 секунд.

    В этом упражнении главное — не отыскать числа, а, глядя в центр таблицы, ясно видеть одновременно и центральную, и соседние цифры вокруг. Благодаря занимательной таблице ты натренируешь свой угол зрения и научишься выхватывать важную информацию в море текста.

  3. Знаки пальцами
    Тебе нужно сложить пальцы правой руки, изобразив ими символ «мир». А пальцы левой руки в знак «ОК». Затем поменяй руки и проделай упражнение еще несколько раз. Потренировавшись складывать пальцы на руках отдельно, попробуй изобразить эти символы одновременно двумя руками.

    На первый взгляд кажется, будто нет ничего сложного. Но ты сразу почувствуешь, как непросто синхронно делать двумя руками разные действия. Возможно, это упражнение покажется тебе баловством, но на самом деле оно очень помогает увеличить концентрацию, внимание и способность быстро переключаться с одной задачи на другую.

  4. Письмо одновременно двумя руками
    Говорят, что такие известные личности, как Леонардо да Винчи, Никола Тесла, Пол Маккартни, Бенджамин Франклин, Марк Нопфлер и Киану Ривз, одинаково владели двумя руками. Если научиться этой технике, то можно отлично натренировать свою память.

    Тебе нужно взять 2 листа бумаги и по одному карандашу или ручке в каждую руку. Начинай чертить геометрические фигуры, писать буквы или слова одновременно обеими руками. Обязательно старайся двигать руками абсолютно одинаково, иначе толку от упражнения не будет. Этот трюк научит твой мозг выполнять сразу несколько задач одновременно быстро, не теряя в качестве.

    Кроме того, попробуй менять руку при выполнении привычных занятий, таких как чистка зубов, бритье, расчесывание волос, нанесение кремов. Если ты пользуешься правой рукой, то начни часть действий выполнять левой. Вскоре ты заметишь, как легко и быстро сможешь переключаться с одного дела на другое.

© DepositPhotos

Делать что-либо с закрытыми глазами можно не только в переносном, но и в буквальном смысле. Это очень мощная прокачка мозга и новые ощущения. Все мы в быту выполняем множество автоматических действий, над которыми даже не задумываемся. Попробуй принимать душ, мыть посуду на ощупь или зашнуровывать обувь с закрытыми глазами.

© DepositPhotos

Меняй привычные маршруты перемещения, чтобы активизировать свою память. Мы писали о том, что мозгу нравится еда, богатая фосфором (горький шоколад, красная рыба, яичный желток, миндаль, молочные продукты), калием (бананы, авокадо, пророщенная пшеница, апельсины) и магнием (арахис, семечки, соя, продукты из цельного зерна).

© DepositPhotos

Помни: для того чтобы оставаться молодым душой и телом в зрелом возрасте, в первую очередь нужно заботиться о своем уме и выработать правильные жизненные установки. Если тебя волнует, какими будут твои интеллектуальные способности в будущем, заведи привычку выполнять упражнения для мозга и памяти уже прямо сейчас.

Обязательно расскажи родным и друзьям о мозговой гимнастике, чтобы научить их эффективной профилактике старческого слабоумия!

границ | Запоминание новых слов: интеграция раннего развития памяти в изучение слов

Введение

Что нужно сделать детям, чтобы выучить новое слово? Во-первых, они должны учитывать и кодировать информацию о референте, метке и связи между ними. Другими словами, они должны узнать о том, как звуки в их языке отображаются на объекты, действия и другие свойства мира. Однако, помимо усвоения этой информации, дети также должны помнить, что они закодировали.Выяснить, что означает слово «мяч» в одной конкретной ситуации, полезно, но сохранение этих знаний для использования в будущем не менее, если не больше, важно для успешного изучения слов.

Хотя мы обычно описываем усвоение слов как индуктивный процесс обучения, очевидно, что это также и процесс запоминания; детям нужно не только учить слова, но и запоминать их. Однако большинство исследований по изучению слов не исследуют память. Типичное исследование состоит либо из (а) представления набора объектов и проверки того, как дети определяют, какой референт соответствует новому ярлыку, либо (б) обучение детей нескольким новым словам и затем проверка того, что они выучили, сразу после обучения.Поскольку контрольные тесты проводятся редко (за исключением нескольких известных примеров, таких как Carey and Bartlett, 1978), то, что мы знаем об обучении слов, в значительной степени ограничивается тем, как дети устраняют неоднозначность и кодируют новые слова после краткого ознакомления.

Однако запоминание слов так же важно, как и их запоминание; Маленькие дети должны уметь распознавать и запоминать слова, чтобы общаться, и они должны уметь извлекать ранее закодированные слова, чтобы обновлять эти представления новой информацией.Из-за важности запоминания новых слов процессы запоминания должны быть включены в исследования по изучению слов. Анализируя то, что мы знаем о раннем развитии памяти, и представляя несколько примеров того, как эта литература применима к исследованиям в области изучения слов, эта статья предлагает новую точку зрения, которую можно использовать для лучшего понимания всего процесса того, как маленькие дети учатся и сохраняют новые знания. слова.

Процессы памяти и разработка

Психологи давно разделили память взрослых на три составляющие стадии: кодирование, консолидацию и извлечение (см. Anderson et al., 1998). Кодирование относится к восприятию и первой регистрации воспоминания. Неврологически кодирование включает первичную сенсорную и ассоциативную коры, а также гиппокамп (см. Eichenbaum and Cohen, 2001). Хотя исследователи, занимающиеся изучением слов, не часто используют термин «кодирование», в большинстве экспериментов исследуется именно он. Например, исследования показали, что младенцы кодируют перцептивную информацию о категориях объектов (например, Янгер и Коэн, 1986). Мы также знаем, что младенцы кодируют информацию о словоформах, используя просодию, известные слова и переходные вероятности для выделения слов из потока речи (Jusczyk, Aslin, 1995; Saffran et al., 1996; Nazzi et al., 1998). Наконец, мы знаем, что молодые изучающие слова могут использовать кросс-ситуационную статистику, взаимную исключительность, синтаксическую загрузку, социальные сигналы и другие стратегии и предубеждения для кодирования ассоциации между референтами и ярлыками (например, Naigles, 1990; Tomasello, 2000; Smith and Ю., 2008; Бион и др., 2012). Поскольку эти исследования следуют широко используемому формату представления младенцам новых стимулов и немедленной проверки того, что они узнали, они показывают, что дети кодируют о референтах, звуках и отношениях между ними.

Хотя кодирование является важным аспектом памяти, существуют и другие процессы, участвующие в формировании представления, которое запоминается с течением времени. После кодирования след восприятия преобразуется в след корковой памяти, который может сохраняться в течение более длительного периода времени. Этот процесс называется консолидацией (см. Zola and Squire, 2000). Неврологически консолидация — это перекодирование следа памяти из образования гиппокампа в кору (Dudai, 2004). По мере того, как воспоминания консолидируются, они становятся менее восприимчивыми к забыванию (см. Обзор в Wixted, 2004).Хотя роль консолидации и задействованные механизмы все еще обсуждаются, из как неврологических, так и психологических данных ясно, что консолидация является важным этапом в долгосрочном сохранении, при этом ключевая идея заключается в том, что для сохранения воспоминаний они должны быть успешно консолидированы в кору. Если будет вмешательство в этот процесс, то скорее всего память будет забыта.

Последний этап памяти — это извлечение или реактивация трассировки памяти (см. Обзор в Buckner and Wheeler, 2001).Когда память извлекается (после объединения), активируются соответствующие области коры для этой памяти (т.е. зрительная кора для визуальных компонентов памяти и т. Д .; см. Wheeler et al., 2000). Было показано, что поиск усиливает следы памяти (Roediger and Karpicke, 2006), и, таким образом, процесс поиска участвует не только в воспроизведении воспоминаний, но и в успешном продолжении сохранения.

Несмотря на важность всех этих этапов для успешного сохранения памяти, в большинстве исследований по изучению слов либо проверяется способность детей понимать значение нового слова (например,g., Halberda, 2003) или проверить знание слов в один момент времени сразу после обучения (например, Smith and Yu, 2008). Таким образом, многое из того, что мы знаем о том, как дети узнают значения слов, относится к онлайн-стратегиям понимания или процессу кодирования. Интересно, что мы знаем, что младенцы способны как кодировать, так и сохранять лексические словоформы (см. Jusczyk and Hohne, 1997; Houston and Jusczyk, 2003; Swingley, 2005). Например, младенцы в возрасте 7,5 месяцев могут запоминать устную словоформу не менее 24 часов (Houston and Jusczyk, 2003).Однако меньше известно о том, как младенцы сохраняют представление о значении слова . Поскольку маленькие дети должны сохранять эти представления в стабильной семантической системе, необходимо понимать, как новые значения слов сохраняются после первоначального кодирования.

Оставшаяся часть статьи начнется с обзора исследований по изучению слов, в которых изучается удержание. Затем будет проведен обзор литературы по детской памяти, после чего этот обзор будет применен к литературе по изучению слов.Представленные исследования и идеи будут основаны на перспективах развития, так что основное внимание будет уделяться характеристикам и изменениям в процессах запоминания и обучения слов в течение первых 2 лет жизни.

Что мы знаем о удержании и изучении слов

В нескольких исследованиях изучалось, что младенцы запоминают о недавно выученных словах. Одно из первых исследований по изучению долговременного запоминания новых слов было выполнено Кэри и Бартлеттом (1978).В этом исследовании трехлетних детей естественным образом знакомили с новым словом с помощью фраз: «Принесите мне слово , хром, ». Не красный, а хром ». Через 7–10 дней детей проверяли на знание этого слова с помощью ряда заданий. Было обнаружено, что после этой задержки восемь из 19 детей показали понимание слова в задаче принудительного выбора с девятью предметами. Затем была еще одна задержка на 10 недель, после чего детям дали еще два контакта с новым словом, а затем через 7–10 дней провели еще одно тестирование.Десять из 19 испытуемых проявили понимание во время второго цикла тестирования. Этот эксперимент был первым, кто продемонстрировал, что дети могут выучить и сохранить значение слова после краткого ознакомления.

Новаторское исследование Кэри и Бартлетт вдохновило несколько поколений на исследование того, как маленькие дети учат слова. Интересно, что большая часть этой работы не использует паузу между обучением и тестом, а вместо этого фокусируется на впечатляющей способности маленьких детей делать выводы о значении слова, когда слышит его впервые (обзоры см. В Markman, 1990; Horst and Samuelson , 2008).Хотя эта способность «быстро отображать» новое слово была одним из аспектов экспериментального плана Кэри и Бартлетт, они также проверяли, могут ли дети запоминать недавно выученное слово в течение некоторого периода задержки. В реальном мире дети должны выявлять референты новых слов, но они также должны извлекать слова через несколько дней или недель после того, как они их слышат. Тестирование понимания прочитанного сразу после момента обучения говорит вам только о том, что было закодировано. Это не говорит вам, запомнят ли эти дети это слово в следующий раз, когда они встретятся с ним.

После исследования Кэри и Бартлетта было проведено несколько исследований, в которых учитывалась задержка между обучением и тестированием. Например, Goodman et al. (1998) учили двухлетних детей новым словам, используя семантически информативные предложения, а затем проверяли их понимание после 24-часовой задержки. Они обнаружили, что дети все еще могут понимать слова после периода задержки, демонстрируя, что двухлетние дети могут использовать семантический контекст для изучения и запоминания новых слов. Аналогичным образом Woodward et al. (1994) обнаружили, что месячные как 13-, так и 18-месячные дети понимают новое слово, имеющее прямую маркировку (т.е., «Это дакс!») после 24-часовой задержки. В других исследованиях использовались аналогичные схемы, чтобы продемонстрировать, что к возрасту от одного до полутора лет дети могут запоминать только что выученное слово в течение как минимум одного дня (Болдуин и Маркман, 1989; Мервис и Бертран, 1994; Марксон и Блум, 1997). ; Waxman and Booth, 2000; Jaswal and Markman, 2003; Spiegel and Halberda, 2011; Munro et al., 2012; см. Обзор Horst and Samuelson, 2008).

Примечательно, однако, что задачи на понимание, использованные в этих исследованиях, были относительно простыми.В большинстве случаев детям приходилось выбирать правильный референт из массива объектов, который включал недавно изученный референт и несколько знакомых референтов. Недавние исследования показали, что значимость новых предметов значительно влияет на выбор детьми младшего возраста заданий на понимание (Mather and Plunkett, 2012). Когда новизна контролируется (путем включения фольги, столь же новой, как и обученное слово), двухлетние дети не демонстрируют понимание недавно нанесенного на карту слова после 5-минутной задержки в задаче на указание (Horst and Samuelson, 2008; см. также Kucker and Samuelson, 2011).

Кроме того, со временем память о новом выученном слове продолжает ухудшаться. Влах и Сандхофер (2012) проверили понимание трехлетними детьми четко обозначенного нового слова как через 1 неделю, так и через 1 месяц после тренировки (с учетом новизны во время теста) и обнаружили, что производительность памяти криволинейно снижалась со временем. В то время как около 70% участников показали понимание нового слова сразу после тестирования, через неделю этот показатель снизился до чуть более 30% и до чуть более 10% через месяц.Этот образец демонстрирует, что, хотя маленькие дети могут показать успешное кодирование слова при тестировании сразу после обучения, их память на это слово со временем резко ухудшается.

Вышеупомянутые исследования были разработаны для проверки , могут ли детей сохранять слова в течение задержки. Однако задержки удержания также можно использовать для проверки силы различных типов новых представлений слов. Если мы предположим, что дети забывают слова, потому что их ранние представления слабы и со временем распадаются, тогда более сильные представления могут пережить более длительные задержки.Следуя этой линии, Бут (2009) научил трехлетних детей шести новым словам. Для половины слов детям была дана информация о причинных свойствах референтов, а для другой половины — не причинно-следственная информация. Когда они были протестированы через несколько минут после тренировки, не было никакой разницы в понимании двух условий тренировки. Однако после задержки в 6–15 дней выявилась разница: дети понимали только каузально описанные слова.

Два из упомянутых выше исследований также изучали, как условия кодирования влияют на удержание.Хорст и Самуэльсон (2008) показали, что двухлетние дети могли бы запоминать недавно выученные слова в течение 5 минут, если бы слова были непосредственно помечены, а не предполагались. Влах и Сандхофер (2012) исследовали, может ли добавление вспомогательных сигналов во время обучения увеличить долгосрочное запоминание новых слов у трехлетних детей. Для этого эксперимента во время обучения экспериментатор делал новый объект более заметным (встряхивая его), повторял этикетку несколько раз и заставлял детей производить этикетку. Благодаря этой поддержке во время обучения трехлетние дети значительно улучшили свое долгосрочное удержание, при этом чуть более 60% показали удержание при самой длительной задержке в 1 месяц (по сравнению с примерно 10%, когда никакая поддержка обучения не была предоставлена).Эти исследования показывают, что условия кодирования нового слова влияют на то, как долго это слово будет запоминаться.

Исследования удержания до сих пор представляют неоднозначную картину того, насколько хорошо дети в возрасте 3 лет и младше могут запоминать слова с течением времени. С одной стороны, есть свидетельства того, что при определенных обстоятельствах дети могут запоминать слово через несколько недель или месяцев после того, как впервые услышат его (например, Goodman et al., 1998; Booth, 2009; Vlach and Sandhofer, 2012).С другой стороны, если детям не предоставляется семантическая или лингвистическая поддержка во время обучения (и если среда тестирования не склоняет участников к выбору правильного референта), дети часто не могут запоминать новые слова даже в течение небольшого промежутка времени. (например, Horst and Samuelson, 2008; Bion et al., 2012; Vlach and Sandhofer, 2012). Таким образом, остается много вопросов, связанных с сохранением вновь выученных слов. Например, как изменяется удержание новых слов в процессе разработки? Что еще, помимо условий кодирования, может обеспечить успешное хранение? Как процессы консолидации и поиска влияют на запоминание слов у маленьких детей? И могут ли эти процессы памяти помочь объяснить паттерны развития, которые мы наблюдали на раннем этапе обучения словам? К счастью, существует огромное количество исследований детской памяти, которые могут помочь нашему пониманию характеристик запоминания новых слов и усвоения слов в более широком смысле.

Исследование ранних воспоминаний

Несмотря на то, что память взрослых изучается более века, тщательное исследование детской памяти началось только в середине 1970-х годов (Rovee and Fagen, 1976). Основная причина такого позднего старта заключается в том, что большинство задач на память, используемых у взрослых, включают вербальные, а иногда и текстовые задачи. Например, одна из самых влиятельных парадигм в исследовании памяти взрослых предполагает предоставление участникам списка слов для запоминания.Содержимым списка, действиями до и после обучения, задержкой между обучением и тестированием, а также условиями задачи поиска можно управлять, чтобы исследовать, как взрослые кодируют, объединяют и извлекают элементы списка (см. Anderson et al., 1998; Wixted, 2004 для обзоров). Поскольку традиция исследования памяти заключается в использовании вербальных стимулов, было трудно исследовать память у маленьких, довербальных детей.

Существует множество заданий, которые использовались для изучения возможностей памяти детей в возрасте от 4 лет и старше.Это связано с тем, что как только дети достигают этого возраста, их языковые способности становятся достаточно хорошими, чтобы исследователи могли использовать явные задания для изучения свойств их памяти. Однако это повышение языковой способности также делает литературу менее актуальной для исследователей, изучающих слова; к 4 годам дети уже знают сотни слов. Таким образом, чтобы проанализировать литературу по запоминанию, имеющую отношение к раннему изучению слов, нам нужно обратиться к исследованиям детей в возрасте до трех лет.Поскольку эта возрастная группа в лучшем случае имеет очень примитивные языковые навыки, большинство задач на память, которые используются со взрослыми и детьми старшего возраста, неприменимы. К счастью, есть несколько задач, которые успешно использовались для проверки памяти довербальных младенцев, две из которых — это оперантное кондиционирование и отложенное подражание. Поскольку эти две задачи будут в центре внимания данного обзора, они будут подробно объяснены.

Оперантное кондиционирование

Парадигма оперантного обусловливания младенцев была разработана в середине 1970-х годов (Rovee and Fagen, 1976).Поскольку задача требует двигательной реакции, а не словесной, ее можно использовать для тестирования младенцев в возрасте 2 месяцев (Greco et al., 1986). В этой парадигме, иногда называемой задачей «пинать мобильник», младенцев помещают в колыбель, а одну ногу привязывают лентой к мобильному устройству, подвешенному над головой, так что, когда ребенок пинает ногой, мобильник двигается. Удар ногами положительно подкрепляется подвижным движением, которое заставляет ребенка бежать быстрее. Младенцам требуется время, чтобы научиться связывать удары ногами с движением мобильного телефона, и, таким образом, память для мобильного телефона может быть оценена путем проверки, продолжают ли младенцы пинаться с большей скоростью после задержки различной продолжительности.Поскольку положительное подкрепление связано с конкретным мобильным телефоном, визуальными характеристиками мобильного телефона можно управлять так же, как можно манипулировать списками слов для проверки содержимого памяти.

Были некоторые споры о том, какой тип памяти исследует эта методология, и, в частности, относится ли она к неявной или явной системе памяти (см. Nelson, 1995; Rovee-Collier and Cuevas, 2009). Однако, как упоминалось ранее, эта дискуссия выходит за рамки данной статьи, и классификация парадигмы оперантного обусловливания в терминах этих двух систем не имеет первостепенного значения для данного обзора.Вместо этого важно, могут ли эксперименты, в которых используется этот метод, быть информативными для исследователей, изучающих слова. Поскольку парадигма оперантного кондиционирования использовалась для тщательного тестирования различных компонентов долговременной памяти у детей в возрасте до 2 лет (см. Rovee-Collier et al., 2001), основная часть работы может помочь пролить свет на то, как память развитие может повлиять на раннее изучение слов.

Отложенная имитация

Другая парадигма, широко используемая для изучения детской памяти, — это отложенное подражание.Эта парадигма была впервые использована для исследования детской памяти в середине 1980-х годов (Meltzoff, 1985, 1988). Разработанная для проверки явной памяти у довербальных младенцев, парадигма использует имитацию ранее наблюдаемого события в качестве показателя того, насколько хорошо это событие запомнилось. Более конкретно, младенцы сначала наблюдают, как взрослый экспериментатор моделирует последовательность событий с объектом или набором объектов. Обычно они видят около шести различных таких событий. После задержки в день или более младенцам раздают предметы (по одному за раз) и кодируют количество имитаций предыдущих действий экспериментатора.Их производительность сравнивается между субъектами и другой группой младенцев, которые никогда не видели смоделированных действий (например, Meltzoff, 1988), или внутри субъектов с их собственными действиями на отдельном наборе объектов, для которых действия не моделировались (например, Bauer, 2005). Условиями кодирования действий, задержкой между наблюдением и имитацией и другими параметрами можно управлять, чтобы проверить различные аспекты памяти младенцев на наблюдаемые события. Как и в случае с оперантным обусловливанием, отложенные имитационные задания можно использовать с младенцами, начиная примерно с 6 месяцев (Barr et al., 1996). Таким образом, результаты этой задачи можно сравнить с результатами парадигмы оперантного обусловливания, чтобы сделать более общие, менее специфичные для задачи утверждения о младенческой памяти.

Несмотря на трудности в изучении памяти у довербальных младенцев, исследования парадигм оперантного обусловливания и отложенного подражания расширили наше понимание раннего развития памяти. В оставшейся части статьи мы рассмотрим, что эти методы показали о продолжительности хранения, кодировании, консолидации памяти и извлечении из памяти в младенчестве.После этого обзора последний раздел объединит этот обзор с тем, что мы знаем об обучении слов, и предложит некоторые направления на будущее.

Как долго младенцы могут сохранять память?

Один из основных вопросов в литературе о развитии памяти — как долго младенцы могут сохранять память? Или, другими словами, какова скорость забвения в младенчестве? Этот вопрос особенно актуален для изучения слов из-за предположения, что дети накапливают знания о значении слова за несколько раз (например,г., Смит и Ю., 2008; Никол Медина и др., 2011). Многие предложенные механизмы изучения слов, включая кросс-ситуационное статистическое обучение (Smith and Yu, 2008; Suanda and Namy, 2012) и байесовский вывод (Xu and Tenenbaum, 2007; Nicol Medina et al., 2011), включают аддитивный процесс, в котором дети объединяют несколько переживаний со словом, чтобы сформировать представление. Поскольку это предположение является частью многих теорий, нам необходимо исследовать, как долго младенец может выдержать задержку, прежде чем воспоминания больше не могут быть восстановлены.Что еще более важно, детям необходимо запомнить слово, чтобы использовать его позже (как в понимании, так и в произношении), и, таким образом, скорость забывания является важным фактором в успешном изучении слов. В то время как в исследовании заучивания одного слова изучалось удержание в нескольких временных интервалах (Vlach and Sandhofer, 2012), в этом исследовании изучалось удержание только через 1 неделю и 1 месяц после обучения, и изучались только 3-летние дети по сравнению со взрослыми. Систематического исследования того, как долго молодые ученики запоминают новое слово и как оно меняется в течение первых нескольких лет жизни, еще не проводилось.

Rovee-Collier и его коллеги исследовали сохранение памяти у младенцев от 2 до 18 месяцев, используя парадигму оперантного подкрепления (Hartshorn et al., 1998). Они продемонстрировали, что двухмесячные дети распознают мобильный телефон после периода задержки в 1 день, но не дольше (Vander Linde et al., 1985). По мере взросления младенцев эта максимальная продолжительность удержания монотонно увеличивается (см. Рисунок 1). Трехмесячные дети узнают мобильное устройство с задержкой в ​​одну неделю (Greco et al., 1990), а шестимесячные дети узнают мобильное устройство после двухнедельной задержки (Hill et al., 1988). Для детей старшего возраста в возрасте от 6 до 18 месяцев используется вариант мобильного задания. В этом варианте младенцы обучаются аналогичным образом с помощью задачи оперантного состояния, но вместо того, чтобы пинать мобильный телефон, они нажимают кнопку, чтобы перемещать поезд по рельсам. Это задание также показывает 2-недельную максимальную задержку удержания для 6-месячных детей (Hartshorn and Rovee-Collier, 1997). Девятимесячные дети узнают поезд после 6-недельной задержки; 12-месячные дети после 8 недель; 15-месячный через 10 недель; и 18-месячные после 13 недель (Hartshorn et al., 1998).

Рис. 1. Изменения максимальной задержки удерживания в процессе развития, как показано в парадигме оперантного кондиционирования . По материалам Hartshorn et al. (1998).

Аналогичная картина наблюдается с отложенной задачей имитации. Хотя максимальные задержки удержания короче (в схемах с одним сеансом воздействия, 6- и 9-месячные дети демонстрируют удержание после максимума 24-часовой задержки, а 18-месячные демонстрируют удержание после максимума 2 недель; см. Jones and Herbert , 2006 для обзора) наблюдается аналогичное постоянное улучшение удержания в первые 2 года жизни.Это демонстрирует, что увеличение памяти, наблюдаемое в парадигме оперантного кондиционирования, не относится к конкретной задаче. Таким образом, есть убедительные доказательства того, что в течение первых полутора лет жизни долговременная память младенцев непрерывно улучшается.

Есть много факторов, которые, вероятно, способствуют устойчивому улучшению сохранения памяти в первые 2 года жизни. Одним из факторов является кодирование: если маленькие дети не смогут успешно закодировать новое слово, они не смогут его запомнить позже.Большая часть литературы по изучению слов посвящена этому аспекту памяти; мы знаем, что младенцы могут использовать перцептивную, социальную и прагматическую информацию для кодирования новых слов. Однако в литературе по запоминанию кодирование рассматривается с другой точки зрения, которая может быть информативной для исследователей, изучающих слова.

Кодировка

Как указано выше, кодирование относится к первой регистрации трассировки памяти. В литературе, посвященной ранней памяти, тесты новых представлений в памяти после задержки до 10–15 минут предполагают оценку того, что было закодировано (например,г., Bauer et al., 2011). Это связано с тем, что у взрослых людей консолидация занимает несколько часов или дольше (McGaugh, 2000), и поэтому считается, что тесты памяти после коротких задержек обращаются к относительно неконсолидированным следам памяти (например, Davis et al., 2009). Примечательно, что многие эксперименты по изучению слов даже не проверяют закодированные представления, а вместо этого сосредотачиваются просто на устранении неоднозначности правильного референта нового ярлыка. Например, Markman et al. (2003) проверили, как подростки в возрасте от 18 до 20 месяцев используют принцип взаимной исключительности для определения значения нового слова.В одном эксперименте малышам представили знакомый предмет и ведро с новым предметом. Затем детей спросили: «А где кримпа?» Зависимая мера заключалась в том, куда ребенок дошел или указал на него после того, как услышал название романа. Поскольку эта часто используемая парадигма проверяет поведение маленьких детей только после того, как впервые слышит новое слово, она не касается того, какое представление закодировано из опыта. Хотя некоторые исследователи в области изучения слов действительно тестируют кодировку новых слов, еще многое предстоит понять о процессе кодирования при лексическом усвоении.

Одним из надежных открытий в литературе о младенческой памяти является то, что с возрастом младенцы быстрее кодируют. Этот момент был впервые сделан в отношении парадигм привыкания младенцев (Hunt, 1970; Hunter and Ames, 1988), в которых младенцев обучают на визуальных или слуховых стимулах, а затем предъявляют знакомые и новые тестовые задания. Младенцы, как правило, дольше слушают знакомые предметы теста (так называемое предпочтение знакомства), если стимулы сложные, и они склонны дольше слушать новые предметы (предпочтение новизны), если стимулы более простые.Преобладающее объяснение этого феномена состоит в том, что после того, как младенцы успешно усвоили обучающие стимулы, знакомые предметы перестают быть интересными, и поэтому они больше обращают внимание на новые стимулы. Если они не полностью усвоили информацию о стимулах, они будут уделять больше внимания знакомым тестовым заданиям, чтобы продолжить обучение (см. Houston-Price and Nakai, 2004). Важно отметить, что было также обнаружено, что если младенцы старшего и младшего возраста подвергаются воздействию одних и тех же тренировочных стимулов, младенцам старшего возраста не требуется такой продолжительный период воздействия, чтобы продемонстрировать предпочтение новизны.Это было воспринято как доказательство того, что младенцам старшего возраста не нужно столько времени, чтобы успешно выучить или кодировать стимулы.

Аналогичное свидетельство времени кодирования в процессе разработки исходит из парадигмы оперантного обусловливания. В то время как двухмесячным детям требуется 3–6 минут на тренировочном мобиле, чтобы выучить задание (Greco et al., 1986), трехмесячным детям требуется всего 2–3 минуты (Greco et al., 1990), 6-месячным детям требуется 1 мин (Hill et al., 1988). Аналогичным образом, в парадигме отложенного подражания, если детям младшего возраста дают больше доступа к последовательностям событий, они действуют больше как дети старшего возраста (они демонстрируют больше имитации на тестах; Barr et al., 1996).

Что приводит к постоянному увеличению скорости кодирования? Одна из возможностей состоит в том, что развитие систем мозга, связанных с вниманием, в первые 2 года жизни приводит к более быстрому кодированию (см. Colombo, 2001). Необходимы дополнительные исследования, чтобы понять, как взаимодействуют внимание и кодирование, и новые достижения в технологии отслеживания взгляда повлекут за собой большую работу в этой области (см. Colombo, 2002). Хотя мы все еще изучаем, почему скорость кодирования увеличивается в течение первых 2 лет жизни, очевидно, что она увеличивается.Интересно, что также было обнаружено, что для разных возрастов более длительное ознакомление (то есть более длительное кодирование) приводит к более длительному запоминанию (Morgan and Hayne, 2006). Таким образом, кодирование вносит важный вклад в долговременное сохранение памяти, и изменения, связанные с развитием этого процесса, должны влиять на все процессы, связанные с сохранением памяти. Помимо кодирования, еще одним процессом, влияющим на удержание в младенчестве, является консолидация.

Консолидация

Консолидация — это процесс посткодирования, в котором следы памяти передаются или перекодируются из медиально-височной системы в кору (см. McGaugh, 2000; Wixted, 2004).Этот процесс продолжается в течение нескольких недель после того, как память закодирована, и в результате получается более стабильная и надежная трассировка памяти, которая может сохраняться в течение длительного периода времени (McGaugh, 2000). Исследования, которые измеряют сохранение памяти после задержки, можно рассматривать как измерение комбинации успешного кодирования и успешной консолидации: и то, и другое необходимо для сохранения трассировки памяти. Хотя различия в кодировании изучались в контексте изучения слов (например, Booth, 2009; Vlach and Sandhofer, 2012), исследователи еще не изучили, как консолидация влияет на успешность поиска для маленьких детей.

У взрослых успешное включение новых слов в лексикон зависит от успешного объединения. В соответствии с тем, что известно о нейронных основах консолидации, извлечение вновь закодированных слов приводит к активации медиально-височных областей, но через 1 день извлечение активирует корковые области (Davis et al., 2009). Важно отметить, что только когда слова консолидируются в кору, они взаимодействуют со знакомыми словами в задаче лексического решения, указывая на то, что этот процесс консолидации имеет решающее значение для интеграции слов в семантическую систему.Аналогичные результаты были получены для детей старшего возраста в возрасте 7–12 лет (Brown et al., 2012; Henderson et al., 2012).

Несмотря на эти выводы, роль консолидации в раннем обучении слов все еще неясна. Маленькие дети, и особенно младенцы, не обязательно обучаются с помощью тех же стратегий и нейронных механизмов, что и взрослые, и хотя консолидация давно изучается у взрослых (а также у животных и пациентов, не относящихся к человеку; McGaugh, 2000), только недавно начали ли исследователи изучать консолидацию в младенчестве (обзоры см. в Bauer, 2006; Bauer, 2007).Области мозга, участвующие в консолидации взрослых, особенно префронтальная кора и зубчатая извилина, продолжают развиваться в раннем детстве (Huttenlocher and Dabholkar, 1997; Zola and Squire, 2000; Eichenbaum and Cohen, 2001; см. Обзор Bauer, 2004). Была выдвинута гипотеза, что из-за позднего развития этих областей процесс консолидации является важным аспектом развития памяти для изучения (Bauer, 2006).

Одна из трудностей при изучении поведенческой консолидации состоит в том, что для того, чтобы изолировать этот процесс, необходимо обеспечить одинаковое кодирование для всех участников.Парадигма оперантного кондиционирования использует частоту ударов ногами сразу после тренировки в качестве меры кодирования, и исследователи обнаружили, что эта частота ударов ногами статистически схожа не только для большинства младенцев в пределах возрастной группы, но также и для всех возрастных групп (например, Hartshorn et al. ., 1998). Таким образом, исследователи пришли к выводу, что в этой задаче изменения в сохранении памяти в процессе развития происходят из-за консолидации, а не кодирования (см. Rovee-Collier et al., 2001). Однако ни одно исследование с использованием парадигмы оперантного обусловливания не имело явного контроля уровней кодирования или сопоставления участников по кодированию в их анализах, и, таким образом, трудно прийти к каким-либо определенным выводам о роли консолидации в младенческой памяти на основе исследований оперантного обусловливания.Однако исследования, использующие отложенное имитацию, более систематически изучали консолидацию на раннем этапе развития.

Имеются данные о том, что способность младенцев успешно закреплять память значительно улучшается в течение первого года жизни (Bauer, 2004, 2005). Например, Бауэр (2005) представил 13-, 16- и 20-месячным детям серию новых последовательностей. Важно отметить, что после обучения младенцам была предоставлена ​​возможность имитировать события. Их производительность использовалась как мера кодирования.После 1-, 3- или 6-месячной задержки (между субъектами) была проверена память младенцев по всем шести последовательностям. Когда младенцы были сопоставлены по уровню кодирования на основе их начальных баллов за имитацию, оставались различия в развитии, при этом дети старшего возраста превосходили детей младшего возраста в испытаниях на удержание. Бауэр пришел к выводу, что, поскольку кодирование контролировалось, результаты показывают, что изменения в консолидации вносят свой вклад в различия в удержании в процессе разработки.

В другом исследовании использовалась задача отложенной имитации, чтобы изучить, как разные условия кодирования приводят к разным уровням консолидации.В этом исследовании 20-месячных детей обучали 12 последовательностям в трех испытательных условиях: наблюдение, имитация или обучение по критерию (Bauer et al., 2011). В «часовых» испытаниях младенцы просто наблюдали, как экспериментатор выполняет последовательности, и их кодирование измерялось через 15 минут. В «имитационных» испытаниях младенцам давали возможность имитировать действия сразу после их предъявления. В испытаниях «научиться соответствовать критериям» младенцам разрешалось наблюдать и имитировать последовательности, пока они не завершили их правильно.Затем через несколько дней (от одного до четырех) младенцев обследовали для измерения удержания.

Чтобы изолировать эффект консолидации, исследователи проанализировали баллы удержания младенцев, которые продемонстрировали полное кодирование последовательностей во всех трех условиях испытания (по оценке их непосредственной оценки имитации). Они обнаружили, что последовательности, которые были «обучены по критерию», запоминаются лучше, чем те, которые были представлены во время испытаний или имитации испытаний, несмотря на одинаковое кодирование. Более того, имитируемые эпизоды запоминались лучше, чем те, которые просто смотрели.Эти результаты демонстрируют, что, хотя младенцы успешно кодируют воспоминания во многих условиях, не все условия обучения приводят к успешному удержанию.

Помимо поведенческих исследований, есть неврологические доказательства того, что консолидация объясняет уникальную вариативность в долгосрочном удержании ребенка в младенчестве. Bauer et al. (2003) объединили ЭЭГ с задачей отложенной имитации, чтобы изучить вклад кодирования и консолидации в долгосрочное удержание 9-месячных детей. Долгосрочное удержание участников для шести последовательностей оценивалось с помощью имитационных баллов после 1-месячной задержки.Помимо сбора поведенческих данных, Bauer et al. регистрировали связанные с событием потенциалы (ERP), когда младенцы просматривали как обученные (знакомые) последовательности, так и новые последовательности. ERP регистрировали как сразу после обучения, так и через 1 неделю. Исследователи были особенно заинтересованы в компоненте средней задержки (Nc), поскольку этот компонент связан с памятью распознавания у младенцев (De Haan and Nelson, 1997). Сравнивая характеристики компонента Nc для знакомых и новых последовательностей в оба момента времени, исследователи могли определить силу памяти для последовательностей как после кодирования, так и после объединения.

Поведенческие данные показали индивидуальные различия в удерживании после 1 месяца. Интересно, что хотя не было никакой связи между оценками удержания и сигнатурами ERP, записанными сразу после обучения, была связь между оценками удержания и ERP, записанными через 1 неделю после обучения. В частности, младенцы, которые успешно имитировали последовательности через 1 месяц, показали значительно разные латентные периоды до пика Nc для новых и знакомых последовательностей за 1-недельную запись.Младенцы, которые не помнили последовательности, не показали различий в записях ERP между новыми и знакомыми последовательностями. Эти результаты демонстрируют, что сбой консолидации, а не сбой кодирования, приводит к неудачному удержанию; младенцы, которые не сохранили события, показали успешное кодирование, но не показали успешной консолидации.

В совокупности исследования Бауэра и его коллег демонстрируют, что процесс консолидации, который происходит между кодированием и извлечением, влияет на удержание в первые 2 года жизни.В частности, они демонстрируют, что вариативность удержания в процессе разработки частично объясняется различиями в консолидации. Поперечное исследование (Bauer, 2005) в сочетании с результатами ERP Bauer et al. (2003) предполагают, что дети младшего возраста могут успешно кодировать новое воспоминание, но могут испытывать трудности с закреплением репрезентации. Кроме того, хотя младенцы могут успешно кодировать воспоминания при небольшой поддержке, они могут не объединить эти следы памяти (Bauer et al., 2011). Это исследование показывает, что в младенчестве неврологические процессы, происходящие между кодированием и извлечением, влияют на то, будет ли сохранена память. Также есть исследования, показывающие, что действия, которые происходят в этот период времени, в частности, спят ли младенцы, влияют на консолидацию.

Сон и консолидация в младенчестве

Сон часто требуется для оптимальной консолидации памяти у взрослых (например, Stickgold, 2005). Несколько недавних исследований применили этот феномен к младенцам и их способности изучать новую грамматику.В обоих исследованиях изучалась способность 15-месячных детей изучать несмежную грамматику зависимостей AxB. В этой грамматике A, x и B — это слоги, в которых A всегда предсказывает B, но x может варьироваться. Это обычная закономерность в реальных языках.

Чтобы изучить влияние сна на обучение, Gómez et al. (2006) знакомили младенцев с новым языком AxB, проигрывая им последовательности слогов, соответствующие этому шаблону. Затем была 4-часовая задержка, во время которой половина детей вздремнула. Для достижения этих условий младенцев знакомили с грамматикой перед их обычным временем сна или в другое время дня.После задержки обе группы младенцев были проверены на то, насколько хорошо они усвоили грамматику, с помощью процедуры предпочтения поворота на голову. Младенцы были протестированы как на то, могут ли они распознать знакомые последовательности AxB, так и на то, могут ли они обобщить свои знания на новые последовательности, которые соответствуют шаблону. В то время как обе группы узнавали знакомые строки, только младенцы, дремавшие в период задержки, смогли обобщить грамматику на новые стимулы. В другом исследовании использовалась та же парадигма и возрастная группа, но вместо 4-часовой задержки между тренировкой и тестом использовалась 24-часовая задержка.Опять же, половина младенцев дремала в течение 4 часов после ознакомления, а половина — нет (Hupbach et al., 2009). В этом исследовании только те младенцы, которые дремали, через день распознали даже знакомые струны.

Эти исследования показывают, что дневной сон влияет как на то, консолидируют ли младенцы память, так и на ее качество. В частности, сон может привести к более успешному удержанию и более обобщенному представлению воспоминаний. Хотя процесс, с помощью которого сон способствует консолидации, все еще изучается, эти исследования показывают, что сон влияет на консолидацию памяти в младенчестве.В сочетании с отложенными исследованиями имитации и медленным развитием медиально-височной системы эта работа предоставляет все больше доказательств того, что младенцы могут не сохранять память не потому, что они забывают эту память с течением времени, а потому, что им не удается консолидировать память в более стабильное корковое представительство.

Одно из препятствий в изучении консолидации состоит в том, что трудно разделить эффекты консолидации и извлечения. В рассмотренных выше исследованиях консолидация измеряется тем, что участники извлекают воспоминания в разные моменты времени, чтобы оценить силу репрезентации.Таким образом, помимо оценки того, насколько хорошо закреплена память, в этих исследованиях также измеряется восстановление этой памяти у младенцев. Интерпретация опубликованных исследований заключается в том, что сбой задачи является результатом неудачной консолидации, но может быть, что это результат неудачного поиска; у младенцев могут возникнуть трудности с повторной активацией соответствующего представления. Исследователи должны помнить об этом заблуждении, когда исследуют консолидацию как у младенцев, так и у взрослых.

Связанная с этим проблема в некоторых из рассмотренных выше исследований проистекает из того факта, что при измерении консолидации в начальный момент времени младенцы должны извлечь репрезентацию, чтобы продемонстрировать распознавание.Таким образом, когда долгосрочное удержание измеряется во второй момент времени, это измеряет не только представление исходной памяти, но также эффект первоначального извлечения. В связи с этим возникает вопрос: как влияет извлечение на длительное удержание в младенчестве?

Извлечение

Помимо кодирования и консолидации, процесс извлечения также может влиять на срок хранения. Например, Андерсон и др. (1994) продемонстрировали, что извлечение из прошлого влияет на сохранение памяти у взрослых.В этом исследовании взрослые сначала запоминали список произвольных пар слов. Половина запомненных пар затем была извлечена с помощью схемы повторного воспроизведения: первое слово в паре (реплика) было представлено, и участники должны были вспомнить второе слово. После этого участники оценили запоминание всех пар слов. Исследователи обнаружили, что не только ранее извлеченные предметы вызывались более точно при тестировании, но также ухудшалось запоминание неиспользованных предметов. Это и другие исследования (см. Wixted, 2004) продемонстрировали, что когда слова извлекаются, они становятся более надежными.

Влияние поиска на сохранение памяти в младенчестве было исследовано с помощью парадигмы оперантного кондиционирования. Мы знаем, что максимальная продолжительность сохранения в памяти увеличивается линейно в течение первого года жизни (см. Предыдущее обсуждение). Учитывая это открытие, исследователи спросили, показывает ли продолжительность жизни реактивированной памяти тот же образец развития. Чтобы ответить на этот вопрос, исследователи сначала обучили младенцев парадигме оперантного кондиционирования (используя мобильную задачу для младенцев в возрасте до 6 месяцев и тренировочную задачу для младенцев от 6 месяцев и старше).За этим обучением последовал период задержки, который на неделю превышал максимальную продолжительность удержания для данной возрастной группы, как было обнаружено в предыдущих исследованиях (например, Hartshorn et al., 1998). После этой задержки младенцы снова были задействованы в тренировочном мобильном телефоне. Важно отметить, что участники не проходили переподготовку; им просто разрешили просмотреть знакомый мобильный телефон. Продолжительность реактивированной памяти изучалась с использованием переменной продолжительности задержки (между испытуемыми) перед финальным тестом.

В нескольких исследованиях было обнаружено, что для 3-, 6-, 9- и 12-месячных детей максимальная продолжительность удержания для реактивированной памяти такая же, как и для исходной памяти (1, 2, 6 и 8 недель соответственно; Rovee-Collier et al., 1980; Хилдрет и Рови-Коллиер, 2002; Hildreth et al., 2003). Другими словами, реактивированная память сохраняется столько же, сколько и исходная память, даже если представлена ​​только подсказка к исходной памяти. С точки зрения терминологии поиска, это исследование показывает, что когда младенец восстанавливает воспоминание, он не просто реагирует на него в течение короткого периода времени. Акт извлечения приводит к устойчивому следу памяти, который запоминается так же долго, как и оригинал (аналогичные результаты получены с использованием другой парадигмы имитации; Barr et al., 2005).

Наиболее резкое увеличение удержания за счет извлечения можно увидеть у Rovee-Collier et al. (1999), в которых изучалось влияние напоминаний на продолжительность удержания двухмесячных детей. Младенцы были обучены выполнению задания «пинать мобильник». После двух тренировок (с интервалом в 24 часа) младенцы каждые 3 недели получали напоминание с 3-минутной презентацией мобильного телефона, чтобы реактивировать память младенцев. После шести сеансов напоминания (21 неделя после тренировки) младенцы по-прежнему демонстрировали во время теста удары ногами выше исходного уровня.Ни один из младенцев контрольной группы, у которых не было напоминаний, не проявил такого эффекта. Другими словами, с помощью периодических напоминаний двухмесячный младенец может сохранять память в течение того же времени, что и 24-месячный. Восстановление памяти может повлиять на то, как долго эта память сохраняется, даже у маленьких детей.

Приложения к Word Learning Research

Этот обзор литературы по детской памяти продемонстрировал, что существуют изменения в том, как долго память сохраняется в течение первого года жизни, и что на сохранение влияют изменения в процессах кодирования, консолидации и извлечения.Взяв эту литературу и применив ее к изучению слов, следующий раздел предоставляет несколько примеров того, как перспектива памяти может улучшить наше понимание изучения слов и привести к новым открытиям.

Продолжительность удержания и изучение слов

Увеличение максимальной продолжительности удержания в течение первых 2 лет жизни (см. Рис. 1) имеет интересные последствия для изучения изучения слов. Недавние исследования показали, что у младенцев уже есть некоторые слова в их лексиконе к 6-месячному возрасту (Bergelson and Swingley, 2012).Тем не менее, только примерно через 18 месяцев изучение слов набирает обороты (Goldfield and Reznick, 1990; Mills et al., 1997; хотя альтернативный анализ скорости словарного запаса см. В McMurray, 2007; Fazly et al., 2010). разработка). Традиционное объяснение этого увеличения скорости развития словарного запаса или всплеска словарного запаса заключается в том, что есть качественные изменения в механизмах, поддерживающих усвоение слов. Например, одно из объяснений состоит в том, что дети переходят от связывания ярлыков и референтов к связыванию ярлыков с категориями референтов (Nazzi and Bertoncini, 2003).Другое объяснение состоит в том, что рывок вызван появлением ограничений на изучение слов, таких как взаимная исключительность (например, Markman, 1990). Эти гипотезы качественного сдвига зависят от предметной области. То есть они предполагают, что рост словарного запаса вызван, в частности, изменениями в изучении языка.

Однако более экономное объяснение резкого увеличения словарного запаса состоит в том, что он связан с более общими изменениями в предметной области. Один общий анализ словарного рывка состоит в том, что повышенная скорость обучения является побочным продуктом любой учебной задачи, в которой элементы изучаются параллельно и с различными уровнями сложности (McMurray, 2007).Однако тот факт, что в течение первых 2 лет жизни наблюдается постоянное снижение скорости забывания, также может повлиять на скорость запоминания слов в течение этого периода времени. Напомним, что максимальная продолжительность удержания 6-месячного ребенка составляет одну шестую от срока 18-месячного ребенка. Таким образом, возможно, что повышенная скорость запоминания слов частично связана с развитием памяти (см. Dapretto and Bjork, 2000). Фактически, недавнее исследование показало, что в то время как 16- и 20-месячные дети могут интегрировать информацию из нескольких воздействий, чтобы выучить новое слово, только 20-месячные могут интегрировать информацию, если эти воздействия происходят дальше друг от друга во времени (Влах и Джонсон, в печати).Этот результат предполагает, что есть различия в развитии в обучении слов, которые связаны с изменениями в том, как долго младенцы могут сохранять память.

Несмотря на эти результаты, исследование Влаха и Джонсона (в печати), а также другие исследования, изучающие, как младенцы и взрослые учат слова в различных ситуациях (например, Smith and Yu, 2008; Mather and Plunkett, 2009; Smith et al., 2011; Suanda and Namy, 2012; Trueswell et al., 2013) используют очень короткий интервал между каждым воздействием.Новые слова по-прежнему представлены в рамках одной экспериментальной сессии. Чтобы продемонстрировать, действительно ли младенцы способны накапливать словесные знания с течением времени, нам необходимо изучить, могут ли они интегрировать воздействия, разделенные часами, днями или даже неделями. Поскольку мы знаем, что шестимесячные дети забывают наблюдаемое событие через 24 часа (Barr et al., 1996), возможно, что на ранних этапах процесса обучения словам максимальная продолжительность запоминания является ограничивающим фактором в обучении при многократном воздействии.Необходимы будущие исследования, в которых изучается, как долговременная память вписывается в кросс-ситуационное изучение слов, чтобы продемонстрировать, что эта стратегия жизнеспособна в реальном мире. Кроме того, исследование взаимодействия между изучением слов и развитием памяти поможет лучше понять возникновение словарного всплеска.

Кодирование и изучение слов

По мере взросления младенцы не только дольше сохраняют воспоминания; им также требуется меньше времени для кодирования заданного воспоминания (см. предыдущее обсуждение).Тот факт, что младенцы младшего возраста нуждаются в большем воздействии стимулов для успешного кодирования информации, не исследовался в литературе по изучению слов. Хотя исследователи часто корректируют продолжительность периода ознакомления или обучения для изучения новых слов, чтобы обеспечить обучение, теоретическое значение этой корректировки редко, если вообще когда-либо, обсуждается. Было бы интересно посмотреть на количество тренировочных испытаний, необходимых для изучения новых словесных навыков у детей разного возраста.Систематическое изучение необходимого количества обучения новым словам в процессе развития покажет, применимо ли постоянное сокращение времени кодирования к изучению слов.

Если детям младшего возраста нужно больше времени для успешного кодирования новых слов, вполне вероятно, что в более общем плане детям младшего возраста требуется больше поддержки в любой конкретный момент изучения слов. Мы знаем, что более явное обозначение новых слов может улучшить кодирование как для детей двух, так и трех лет (Horst and Samuelson, 2008; Vlach and Sandhofer, 2012).Таким образом, детям младшего возраста может потребоваться более явное выделение новых моментов обозначения слов, чтобы добиться успеха. Недавние исследования с использованием закрепленных на голове камер показали, что наиболее успешными моментами заучивания слов для 18-месячных детей являются те, в которых дети сами держат новый предмет, в то время как родитель произносит ярлык (см. Yu and Smith, 2012). Эти моменты особенно важны с учетом ограничений кодирования, потому что дети могут контролировать количество времени, которое они тратят на обработку и, следовательно, на кодирование вновь помеченного объекта.В этом случае, когда младенцы стареют и им требуется меньше времени для кодирования новых слов, они могут меньше полагаться на эти моменты самоконтроля при кодировании для изучения слов.

Хотя тот факт, что младенцам требуется больше времени и поддержки для кодирования новых представлений, имеет значение для обучения слов, понимание механизмов успешного кодирования может быть еще более полезным. В частности, как упоминалось ранее, необходимо дополнительно изучить роль между вниманием и кодированием (Colombo, 2001, 2002).Интересно, что есть свидетельства того, что визуальное внимание не может быть напрямую связано с кодированием новых слов; Паттерны визуального внимания 12- и 14-месячных детей во время кросс-ситуационной задачи по изучению слов не коррелировали с успешным кодированием (Smith and Yu, 2012). Поскольку исследователи памяти продолжают исследовать роль внимания и других механизмов более низкого уровня в кодировании, исследователям изучения слов необходимо продолжить изучение того, как эти механизмы влияют на изучение слов в процессе развития.

Консолидация и изучение слов

Исследования с отложенной имитационной задачей продемонстрировали, что существует множество факторов, которые влияют на успешную консолидацию памяти младенца, включая возраст, условия кодирования и сон (Bauer, 2005; Hupbach et al., 2009; Bauer et al. ., 2011 соответственно). Эта работа также может помочь пролить свет на взаимосвязь между заучиванием слов и памятью. Например, вспомните исследование изучения слов, в котором трехлетних детей обучали либо каузальным свойствам новых слов, либо другим, не причинным свойствам (Booth, 2009).Хотя не было различий в том, насколько хорошо дети кодируют новые слова (они показали одинаковое понимание слов сразу после изучения), были различия после 6-15-дневной задержки, так что младенцы с большей вероятностью запомнили новые слова, если их учили каузальному свойству. Как и Бауэр и др. (2011), результаты показывают, что условия, окружающие кодирование, влияют на удержание через консолидацию. Хотя тип условия обучения не повлиял на то, насколько хорошо участники кодировали референт слова, он все же повлиял на то, насколько хорошо слово было объединено.Таким образом, похоже, что эффекты консолидации можно найти в задачах изучения слов (см. Также Horst and Samuelson, 2008; Vlach and Sandhofer, 2012), а не только в отложенной имитации.

В то время как исследования заучивания слов начали изучать влияние условий кодирования на консолидацию, исследователи не изучали, как возраст или сон влияют на закрепление вновь выученных слов. Изучение того, как возраст влияет на объединение новых слов на раннем этапе развития, необходимо, учитывая недавние открытия, что дети способны устранять неоднозначность новых слов раньше, чем они способны кодировать эти новые слова (Horst and Samuelson, 2008; Bion et al., 2012). Этот результат поучителен, потому что он показывает, что из-за трудностей кодирования предвзятость взаимной исключительности, которая традиционно считалась важной стратегией раннего изучения слов (Halberda, 2003), может оказаться бесполезной, пока дети не станут старше.

Таким образом, возможно, что многие стратегии изучения слов, которые в настоящее время исследуются, приводят к успешному кодированию слова, но не приводят к успешной консолидации, особенно для детей младшего возраста.Может случиться так, что, хотя 30-месячные дети могут использовать взаимную исключительность для кодирования новой словесной ассоциации (Bion et al., 2012), они не могут консолидировать это представление и, таким образом, могут быть не в состоянии понять слово через несколько дней. Тем не менее, дети постарше могут как закодировать, так и закрепить новое слово, которое выучили через взаимную исключительность. Чтобы включить память в то, как мы думаем об обучении слов, нам необходимо изучить, как различия в консолидации в процессе развития влияют на использование стратегий изучения слов не только для кодирования новых слов, но и для объединения этих слов в устойчивый лексикон.

Последним фактором, способствующим успешной консолидации в младенчестве, является сон (Gómez et al., 2006; Hupbach et al., 2009). Интересно, что важнейшим аспектом семантической памяти в зрелом возрасте является тот факт, что семантическое знание включает в себя как конкретные эпизодические детали, так и более абстрактную, обобщаемую концепцию, которую можно гибко применять в новых ситуациях (McClelland et al., 1995). Точно так же, как грамматические шаблоны (например, те, что изучали Гомес и его коллеги), должны быть обобщены, следовательно, и представления слов.Работа Гомеса демонстрирует, что консолидация во время сна может помочь в этом типе обобщения. Было бы интересно изучить влияние сна на качество представления новых слов. В более широком смысле, можно также изучить индивидуальные различия во сне и то, как эти различия связаны с ростом словарного запаса и знанием слов. Есть свидетельства того, что сон необходим для закрепления нового слова у детей старшего возраста (в возрасте 7–12 лет; Henderson et al., 2012), но поскольку большинство областей медиально-височной системы уже близки к зрелости к этому возрасту, он Неясно, можно ли перенести эти результаты на младенцев, которые в муках заучивают слова.Изучая влияние сна на запоминание новых слов и их обобщение у маленьких детей, исследователи лучше поймут, как объединение влияет на раннее усвоение слов.

Исследователи только начинают понимать процесс консолидации как у взрослых, так и у детей. Поскольку консолидация слов из медиально-височной системы в коре головного мозга является решающим процессом для успешного удержания нового слова у взрослых и детей старшего возраста (Davis et al., 2009; Henderson et al., 2012), психологам, занимающимся вопросами развития, необходимо изучить роль таких факторов, как возраст и сон, на закрепление новых слов в младенчестве.По мере того, как наше понимание консолидации улучшается, исследователи, изучающие слова на раннем этапе, могут использовать полученные данные в последующих экспериментах.

Поиск по запросу и изучение слов

Наконец, литература о том, как поиск влияет на память в младенчестве — особенно тот факт, что довербальные младенцы могут использовать сигналы для восстановления и, таким образом, реактивации памяти (например, Hildreth and Rovee-Collier, 2002) — также имеет значение для слова обучение. Исследования заучивания слов обычно показывают младенцам новые слова за одну тренировку, а затем проверяют, что они выучили, за одну сессию тестирования.Однако маленькие дети сталкиваются со словами или подсказками к этим словам много раз в день. По сравнению с другими воспоминаниями слова извлекаются очень часто. Младенцу может потребоваться активировать память о своей тете только каждые несколько месяцев, но она слышит слово «молоко» несколько раз в день. Исследования лексической активации демонстрируют, что, когда двухлетние дети слышат словесную метку, они активируют (или извлекают) его семантическое представление (Willits et al., Рассматривается; Wojcik and Saffran, в печати). Поскольку некоторые слова часто слышны и, следовательно, часто извлекаются, нам необходимо понять, как эта реактивация влияет на память о вновь выученном слове.

Интересно, что частота использования слова, особенно в речи, ориентированной на детей, коррелирует с возрастом усвоения этого слова (Goodman et al., 2008; Roy et al., 2009). Хотя частота слов, вероятно, влечет за собой больше возможностей кодирования, это также означает больше возможностей для повторной активации лексического представления. Таким образом, вполне вероятно, что повторение слова во времени помогает укрепить эту память, чтобы она более успешно сохранялась. Изучение эффектов поиска нового слова особенно важно в свете того факта, что младенцы могут не успешно запоминать новое слово после краткого ознакомления из-за неполной консолидации (см. Предыдущее обсуждение).Если младенцам требуется дополнительная поддержка для успешного закрепления слова, следует изучить влияние дополнительных возможностей поиска.

Первым шагом в применении литературы по поиску к обучению слов будет проверка того, как поиск по команде влияет на удержание слова. Вспомните исследование Роуви-Коллиер и его коллег, которое показало, как простая демонстрация ранее обученного мобильного телефона влияет на удержание у младенцев ассоциации с пинками. Точно так же исследователи языка могут проверить, как переживание сигналов к ранее выученному новому слову — например, просмотр референта или прослушивание ярлыка — влияет на его долгосрочное удержание.В дополнение к более глубокому пониманию того, как дети формируют устойчивый лексикон, несмотря на тот факт, что они демонстрируют плохое запоминание при многих обстоятельствах (как обсуждалось ранее), изучение влияния повторного поиска на запоминание нового слова поможет объяснить взаимосвязь между частотой слов и возрастом получение.

Куда мы идем дальше?

В течение первых двух лет жизни проводились десятилетия исследований процессов и развития памяти, особенно в области продолжительности хранения, кодирования, консолидации и извлечения.В предыдущем разделе показано, что есть много способов применить это исследование, чтобы продвинуть изучение изучения слов в новых направлениях. В более широком плане, однако, исследователям необходимо выйти за рамки изучения того, как младенцы сначала сопоставляют новые слова с референтами, и интегрируют процессы памяти в то, как мы думаем об изучении слов.

Исследователи начали изучать то, что Кэри и Бартлетт (1978) назвали «медленным картированием», или накоплением словесных знаний в течение длительного периода времени (см. Swingley, 2010).Это заставило исследователей задуматься о том, как взаимодействуют концептуальное развитие и изучение слов (Carey, 2010), как можно накапливать множественный опыт, чтобы сформировать более точное представление слова (Smith and Yu, 2008; Nicol Medina et al., 2011), и как различные типы информации могут взаимодействовать, образуя сложные словесные знания (Граф Эстес и др., 2007; Юровский и др., 2012). Несмотря на появление литературы, все еще очень мало исследований о том, как длительный процесс запоминания слов взаимодействует с развивающейся системой памяти у младенцев и детей ясельного возраста.

Чтобы восполнить этот пробел, исследователям необходимо сначала взглянуть на процесс изучения слов с более полной точки зрения. Несмотря на то, что существуют некоторые ограничения, присущие изучению слов (либо потому, что дети усвоили эти стратегии, например, Samuelson, 2002, либо потому, что они являются врожденными, например, Markman, 1990), очевидно, что изучение слов основывается на восприятии и восприятии. когнитивные процессы, которые носят более общий характер. Если мы хотим полностью понять изучение слов, нам нужно подумать о том, как характеристики различных когнитивных систем в процессе развития влияют на этот процесс.Что касается памяти, это означает, что исследователям необходимо работать, чтобы интегрировать то, что мы знаем о том, как младенцы запоминают и сохраняют события, в свои теории раннего изучения слов.

Во-вторых, исследователи должны подумать о том, как параметры небольших лабораторных задач влияют на наши теории. Поскольку мы должны работать в пределах концентрации внимания младенцев, эксперименты по изучению слов часто длятся около 10 минут. Эти временные рамки мешают нам понять роль времени и, следовательно, памяти в процессе обучения.Разрабатывая новые парадигмы для проверки того, как младенцы используют знания с течением времени, мы можем лучше понять, как память вписывается в изучение слов, и таким образом получить новое понимание впечатляющих способностей маленьких детей так эффективно формировать устойчивый лексикон.

Заключение

Изучение слов традиционно изучается как изолированная предметно-ориентированная проблема создания правильных референтов для данной метки. Однако заучивание слов — гораздо более сложная проблема, которая может быть обоснована другими когнитивными процессами.Да, дочерние элементы должны сначала сопоставить метки с референтами, но они также должны кодировать, объединять и сохранять эти представления. Процесс того, как младенцы и маленькие дети кодируют, хранят и извлекают репрезентации, тщательно изучается на протяжении полувека, и все же это исследование редко использовалось для информирования нашего исследования изучения слов.

Этот обзор продемонстрировал, что изучение раннего развития памяти может быть использовано для информирования нашего понимания раннего заучивания слов. Тем не менее, исследования в области раннего изучения слов могут также внести свой вклад в то, что мы знаем о развитии памяти.Изучать память у довербальных детей сложно. Интересно, однако, что несмотря на то, что мы все еще открываем, как младенцы запоминают новые слова, мы знаем, что они могут — младенцы проявляют понимание слов в течение первого года жизни. Таким образом, дальнейшее исследование того, как младенцы могут сохранять новые слова в течение длительного периода времени, также поможет нам понять раннее развитие памяти.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Я хотел бы поблагодарить Дженни Сафран, Марка Зайденберга, Ванессу Симмеринг и Хейли Влах за их комментарии к предыдущим версиям этой рукописи. Эта работа финансировалась автором стипендиями для аспирантов NSF.

Сноски

Список литературы

Андерсон, Дж. Р., Ботелл, Д., Лебьер, К., и Матесса, М. (1998). Интегрированная теория списковой памяти. J. Mem. Lang. 38, 341–380.

CrossRef Полный текст

Барр Р., Дауден А. и Хейн Х. (1996). Изменения в развитии при отложенном подражании у детей в возрасте от 6 до 24 месяцев. Infant Behav. Dev. 19, 159–170.

CrossRef Полный текст

Барр Р., Рови-Коллиер К. и Кампанелла Дж. (2005). Извлечение продлевает отложенное подражание шестимесячным детям. Младенчество 7, 263–283.

CrossRef Полный текст

Бауэр, П.Дж. (2004). Создание явной памяти с нуля: шаги к построению нейро-эволюционного отчета об изменениях в первые два года жизни. Dev. Ред. 24, 347–373.

CrossRef Полный текст

Бауэр, П. Дж. (2007). Вспомните в младенчестве: счет развития нервной системы. Curr. Реж. Psychol. Sci. 16, 142–146.

CrossRef Полный текст

Бауэр П. Дж., Гюлер О. Э., Старр Р. М. и Патман Т.(2011). Равное обучение не приводит к одинаковому запоминанию: важность процессов посткодирования. Младенчество 16, 557–586.

CrossRef Полный текст

Бауэр, П. Дж., Вибе, С. А., Карвер, Л. Дж., Уотерс, Дж. М., и Нельсон, К. А. (2003). Развитие долговременной эксплицитной памяти в конце первого года жизни: поведенческие и электрофизиологические показатели. Psychol. Sci. 14, 629–635.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Бион, Р.Х., Боровский А., Фернальд А. (2012). Быстрое отображение, медленное обучение: устранение неоднозначности новых сопоставлений слово-объект по отношению к изучению словарного запаса в 18, 24 и 30 месяцев. Познание 126, 39–53.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Браун, Х., Вейгхолл, А., Хендерсон, Л.М., и Гарет Гаскелл, М. (2012). Улучшенное распознавание и запоминание новых слов у детей 7 и 12 лет после периода автономной консолидации. J. Exp. Ребенок. Psychol. 112, 56–72.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Кэри С. и Бартлетт Э. (1978). Получение единственного нового слова. Пап. Представитель Чайлд Ланг. Dev. 15, 17–29.

Коломбо, Дж. (2002). Младенческое внимание растет: возникает перспектива когнитивной нейробиологии развития. Curr. Реж. Psychol. Sci. 11, 196–200.

CrossRef Полный текст

Эйхенбаум, Х., и Коэн, Н. Дж. (2001). От обусловленности к осознанному восприятию: системы памяти мозга . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Греко К., Хейн Х. и Рови-Коллиер К. (1990). Роли функции, напоминания и вариабельности в классификации 3-месячных младенцев. J. Exp. Psychol. Учиться. Mem. Cogn. 16, 617–633.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Греко, К., Рови-Коллиер, К., Хейн, Х., Грислер, П. К. и Эрли, Л. А. (1986). Онтогенез ранней памяти событий: I. Забывание и восстановление у 2- и 3-месячных детей. Infant Behav. Dev. 9, 461–472.

CrossRef Полный текст

Халберда, Дж. (2003). Разработка стратегии изучения слов. Познание 87, 23–34.

CrossRef Полный текст

Хартсхорн, К., Рови-Кольер, К., Герхардштайн, П., Бхатт, Р. С., Вондолоски, Т.Л., Кляйн П. и др. (1998). Онтогенез долговременной памяти на протяжении первых полутора лет жизни. Dev. Psychobiol. 32, 69–89.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Хорст, Дж. С., Самуэльсон, Л. К. (2008). Быстрое картирование, но плохая задержка у 24-месячных младенцев. Младенчество 13, 128–157.

CrossRef Полный текст

Хьюстон, Д. М., и Ючик, П. В. (2003).Долговременная память младенцев на звуковые модели слов и голосов. J. Exp. Psychol. Гм. Учиться. Mem. 29, 1143–1154.

CrossRef Полный текст

Хьюстон-Прайс, К. и Накаи, С. (2004). Выявление эффектов новизны и узнаваемости в процедурах предпочтения младенцев. Infant Child Dev. 13, 341–348.

CrossRef Полный текст

Хант, Дж. (1970). Предпочтение внимания и опыт: I. Введение. Дж.Genet. Psychol. 117, 99–107.

CrossRef Полный текст

Хантер М. и Эймс Э. (1988). Многофакторная модель детских предпочтений новых и знакомых стимулов. Adv. Infancy Res. 5, 69–95.

Джонс, Э. Дж. Х. и Герберт, Дж. С. (2006). Изучение памяти в младенчестве: отложенное подражание и развитие декларативной памяти. Infant Child Dev. 15, 195–205.

CrossRef Полный текст

Маркман, Э.М. (1990). Ограничения, которые дети накладывают на значения слов. Cogn. Sci. 14, 57–77.

CrossRef Полный текст

Mather, E., and Plunkett, K. (2009). Заучивание слов с течением времени: роль повторения стимула во взаимной исключительности. Младенчество 14, 60–76.

CrossRef Полный текст

Макклелланд, Дж. Л., МакНотон, Б. Л., и О’Рейли, Р. К. (1995). Почему существуют дополнительные системы обучения в гиппокампе и неокортексе: выводы об успехах и неудачах коннекционистских моделей обучения и памяти. Psychol. Ред. 102, 419–457.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Мельцов А. Н. (1985). Непосредственная и отложенная имитация у четырнадцати и двадцатимесячных младенцев. Child Dev. 56, 62–72.

CrossRef Полный текст

Мельцов А. Н. (1988). Подражание младенцу после недельного опоздания: долговременная память на новые действия и множественные стимулы. Dev. Psychol. 24, 470–476.

CrossRef Полный текст

Миллс, Д. Л., Коффи-Корина, С., Невилл, Х. Дж. (1997). Понимание языка и церебральная специализация от 13 до 20 месяцев. Dev. Neuropsychol. 13, 397–445.

CrossRef Полный текст

Манро, Н., Бейкер, Э., МакГрегор, К., Докинг, К., и Аркули, Дж. (2012). Почему изучение слов не происходит быстро. Фронт. Psychol. 3:41. DOI: 10.3389 / fpsyg.2012.00041

CrossRef Полный текст

Нацци, Т.и Бертончини Дж. (2003). До и после всплеска словарного запаса: два способа усвоения слов? Dev. Sci. 6, 136–142.

CrossRef Полный текст

Нельсон, К. А. (1995). Онтогенез человеческой памяти: перспектива когнитивной нейробиологии. Dev. Psychol. 31, 723–738.

CrossRef Полный текст

Рёдигер, Х. Л. III. И Карпике, Дж. Д. (2006). Сила тестирования памяти: фундаментальные исследования и значение для образовательной практики. Перспектива. Psychol. Sci. 1, 181–210.

CrossRef Полный текст

Рови-Коллиер, К., Хейн, Х. и Коломбо, М. (2001). Развитие неявной и явной памяти . Амстердам: Джон Бенджаминс.

Рой, Б.С., Франк, М.С., и Рой, Д. (2009). «Изучение изучения слов в продольном корпусе с высокой плотностью», в материалах Тридцать первой ежегодной конференции Общества когнитивных наук .

Смит К., Смит А. Д. М. и Блайт Р. А. (2011). Кросс-ситуационное обучение: экспериментальное исследование механизмов изучения слов. Cogn. Sci. 35, 480–498.

CrossRef Полный текст

Смит, Л., и Ю., К. (2012). Визуального внимания недостаточно: индивидуальные различия в статистическом обучении референтным словам у младенцев. Lang. Учиться. Dev. 9, 25–49.

CrossRef Полный текст

Свингли, Д.(2010). Быстрое отображение и медленное отображение в обучении детей слову. Lang. Учиться. Dev. 6, 179–183.

CrossRef Полный текст

Томаселло, М. (2000). «Восприятие намерений и изучение слов на втором году жизни», в «Освоение языка и концептуальное развитие», , ред. М. Бауэрман и С. Левинсон (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 111–128.

Вандер Линде, Э., Морронгиелло, Б. А., и Рови-Коллиер, К.(1985). Детерминанты удержания у 8-недельных младенцев. Dev. Psychol. 21, 601–613.

CrossRef Полный текст

Vlach, H.A., and Johnson, S.P. (в печати). Ограничения памяти при кросс-ситуационном статистическом обучении младенцев. Познание .

Влах, Х.А., и Сандхофер, К.М. (2012). Быстрое отображение во времени: процессы памяти помогают детям запоминать выученные слова. Фронт. Psychol. 3:46. DOI: 10.3389 / кадр / с. 2012.00046

CrossRef Полный текст

Ваксман С. Р. и Бут А. Э. (2000). Принципы, применяемые при усвоении слов, но не фактов. Познание 77, 33–43.

CrossRef Полный текст

Wojcik, E. H., and Saffran, J. R. (в печати). Онтогенез лексических сетей: малыши кодируют структуру сходства при изучении новых слов. Psychol. Sci.

Вудворд, А.Л., Маркман, Э. М., Фицсиммонс, К. М. (1994). Быстрое заучивание слов у 13- и 18-месячных детей. Dev. Psychol. 30, 553–566.

CrossRef Полный текст

Юровский Д., Ю. К., Смит Л. Б. (2012). Статистическая сегментация речи и изучение слов параллельно: каркас из детской речи. Фронт. Psychol. 3: 374. DOI: 10.3389 / fpsyg.2012.00374

CrossRef Полный текст

Золя, С.М. и Сквайр Л. Р. (2000). «Медиальная височная доля и гиппокамп», в The Oxford Handbook Memory , ред. Э. Тулвинг и Ф. И. М. Крейк (Нью-Йорк: Oxford University Press), 485–500.

синонимов памяти, антонимы памяти | Тезаурус Мерриам-Вебстера

1 способность или процесс вспоминания того, что было ранее изучено или испытано
  • фотографическая память упрощает сдачу тестов
2 конкретное действие или случай вспомнить или вспомнить вещь
  • У меня только самые смутные воспоминания о семейном отпуске, который мы взяли в год, когда мне исполнилось три года
См. Определение словаря

методов улучшения памяти — начните здесь — от MindTools.com

Это мучительный момент: вам нужно кого-то представить, но вы совершенно забыли его имя. Или вы на большом собрании, и ваша очередь говорить, но важная информация выпала из вашей головы.

Если это звучит знакомо, вы не одиноки. Скорее всего, мы все испытали это чувство впадины в живот, когда наша память подводит нас.

Но в быстро меняющейся, насыщенной информацией среде развитие сильной памяти как никогда ценно.

Хорошая новость в том, что есть множество инструментов, которые могут помочь. Древние греки обучали своих студентов системам для запоминания ключевой информации, и с тех пор на протяжении веков были разработаны многие методы улучшения памяти.

Просто запомните эти методы, чтобы улучшить свою память.

В этой статье вы можете изучить проверенные мнемонические системы, облегчающие запоминание, и другие принципы, которые вы можете сразу же применить с пользой.

Что такое мнемоника?

«Мнемоника» — это просто другое слово для обозначения инструмента памяти.Мнемоника — это методы переупаковки информации, помогающие вашему мозгу безопасно хранить ее — и снова находить в нужный момент.

Подумайте о некоторых мнемониках, которые вы слышали за эти годы. Вы можете запомнить факты, правила или варианты написания с помощью мнемоники, например:

«Тридцать дней в сентябре, апреле, июне и ноябре…»

«ROY G. BIV» (для цветов радуги)

«Большие слоны не всегда могут понять маленьких слонов» (произносится слово «потому что»)

Мнемоника часто использует рифмы и ритмы, чтобы информация, которую трудно усвоить, застревает в нашем мозгу.Многие из них также полагаются на образы, чувства, эмоции и паттерны, которые являются ключевыми особенностями более широких методов запоминания, которые были разработаны.

Наш мозг устроен так, чтобы учиться. Неудивительно, что нам гораздо труднее запоминать информацию, представленную на странице в виде черно-белых слов!

Совет:

Думайте о мнемонике как о способе улучшить то, что ваш мозг в любом случае может делать. Часто нужная вам информация находится «где-то там» — вам просто нужен инструмент, который поможет вам быстро добраться до нее, когда это нужно.

Создание богатых и надежных воспоминаний

Изучение общих особенностей хорошо используемых техник памяти поможет вам выбрать наиболее эффективную стратегию для вас. Давайте рассмотрим четыре ключевых аспекта: изображений , чувств , эмоций и паттернов .

Изображения

Исследования показали, что наши воспоминания сильнее активируются образами, чем словами [1].

Мы особенно хорошо умеем распознавать картинки, которые видели раньше.Подумайте, сколько знаков, символов и логотипов вы можете определить за доли секунды. Вы можете легко начать придумывать свои собственные изображения, которые помогут вам запоминать.

Чтобы вспомнить задачу, которую вам нужно выполнить в будущем, вы можете попробовать создать в уме яркий образ того, что она действительно происходит. А когда вы встречаетесь с кем-то новым, потратьте несколько секунд на то, чтобы представить себе что-нибудь — что угодно, — что может дать вам визуальное напоминание об их имени.

Чувства

Ваш мозг может объединять несколько органов чувств для создания сильных воспоминаний.Некоторые из наших самых сильных воспоминаний кодируются через запахи, вкусы и ощущения прикосновения, а также через образы и звуки.

Используйте как можно больше органов чувств, чтобы учиться и запоминать. Не просто представляйте себе, что можно купить в продуктовом магазине: представьте, что вы нюхаете, трогаете и пробуете их на вкус.

Представьте, что вы изучаете новую концепцию на работе. Вы можете подумать о создании его физической модели. Предложите своей памяти несколько различных сенсорных маршрутов к исходной информации.

эмоции

Даже важный и серьезный материал можно придать юмористическому образу жизни. Сделайте свои образы захватывающими, странными и прекрасными, и у вас будет гораздо больше шансов запомнить их. Будьте игривы и озорны. Неслучайно грубые стишки очень сложно забыть!

Чтобы запомнить важную идею, которая возникает на встрече, выделите в ней самое интересное — сложное, удивительное или забавное. Когда вы встречаетесь с кем-то новым, подумайте о том, похоже ли его имя «соответствует» его характеру.

Узоры

Вы даете информацию в виде шаблона, используя рифмы и ритмы, или превращая наборы букв в мнемонические слова или фразы. Примеры этого — цели SMART. акроним, который является мнемоническим обозначением конкретных, измеримых, достижимых, реалистичных и привязанных ко времени целей; и фраза «Каждый хороший мальчик заслуживает футбола» — за запоминание нот на строках скрипичного ключа EGBDF.

Как вы увидите ниже, некоторые методы запоминания используют пространственные шаблоны для хранения огромных объемов информации.Чтобы запомнить телефонный номер на короткое время, вы можете ритмично повторять его про себя. Или, когда вы делаете заметки, поэкспериментируйте с различными способами организации и расположения слов на странице.

Разработка эффективных мнемоник

Когда вы начнете изобретать собственную мнемонику, помните еще о трех принципах: воображение , ассоциация и местоположение .

Imagination : создавайте яркие, захватывающие и насыщенные образы, способные пробудить вашу память.Вы можете визуализировать реальную ситуацию, чтобы запомнить и использовать ее повторно, или придумываете такую, которая поможет вам писать, говорить или делать что-то в будущем.

Ассоциация : максимально используйте привычку вашего мозга связывать идеи. Можно связать отдельные фрагменты информации, чтобы вы запомнили их все. Это может помочь вам, например, запомнить все, что нужно взять с собой в поездку. Или две идеи могут быть объединены так, чтобы одна вещь напоминала вам другую. Используя эту стратегию, вы можете подумать о своем коллеге, держащем микрофон, чтобы вспомнить, что его зовут Майк.

Местоположение : используйте свои воспоминания о реальных местах, чтобы помочь вам запомнить новый материал. Поскольку вы можете легко запомнить планировку своего дома, почему бы не использовать комнаты для «хранения» предметов из списка, который вы пытаетесь изучить?

Подпишитесь на нашу рассылку новостей

Получайте новые карьерные навыки каждую неделю, а также наши последние предложения и бесплатное загружаемое учебное пособие по личному развитию.

Прочтите нашу Политику конфиденциальности

Методы основной памяти

Три вышеперечисленных принципа были развиты в ряд специальных методов запоминания. Их можно разделить на три основные категории:

1. Подсказки изображения: это инструменты памяти, в которых идеи представлены картинками.

Так же, как логотипы или значки, подсказки к изображениям могут побудить ваш мозг задуматься над сложными идеями.

Запоминающиеся мультисенсорные образы ассоциируются с другими парами или последовательностями или располагаются в вашем «мысленном взоре» вокруг знакомых мест.

Были разработаны специальные системы для «привязки» новой информации к готовым изображениям.

2. Стратегии рассказывания историй: это инструменты, которые используют тот факт, что хорошо рассказанные истории автоматически запоминаются.

Стратегии рассказывания историй позволяют связывать отдельные подсказки к изображениям в длинные цепочки, чтобы запоминать списки, процессы и все моменты, которые вы хотите сделать в эссе или презентациях.

Вы можете получить дополнительный прирост памяти, выбрав настройку, соответствующую вашему предмету.

3. Пространственные системы: — это инструменты, которые позволяют использовать все известные вам реальные путешествия для хранения новой информации. Эти поездки могут включать в себя ваш маршрут от дома до работы или любимую прогулку по сельской местности.

Вы также хорошо разбираетесь во многих зданиях и легко можете представить их планировку.

Пространственные системы позволяют связывать ключевые изображения с определенными местами или визуализировать их, расположенные вокруг знакомых маршрутов в вашем уме.Когда приходит время вспомнить некоторую информацию, вы можете вернуться в свое воображение и «найти» оставленные вами изображения, что поможет вам быстро и точно восстановить важные детали.

Начните экспериментировать с некоторыми из этих мнемонических принципов, и вы обнаружите, что быстро станете намного увереннее в своей памяти!

Примечание:

У нас есть набор ресурсов по увеличению памяти, которые объясняют, как можно применить все методы, описанные выше.

Ключ к изображению эффективно используется в мнемонике числа / рифмы. .

Методы ссылки и истории объясняет стратегии повествования.

Хорошая пространственная система для начала — это система римских комнат. .

Можно даже комбинировать различные методы, чтобы создать методы памяти, которые подходят именно вам.

Ключевые моменты

Инструменты памяти — «мнемоника» — использовались веками, помогая повысить уверенность и бороться с информационными перегрузками.

Лучшие техники запоминания используют богатые образы, сильные эмоции и четкие шаблоны.

Был разработан ряд специальных систем, основанных на ключевых принципах воображения, ассоциации и местоположения.

Связывая слова и воспоминания: как мы помним структуру вещей

Выступая на сессии «Большие идеи в неврологии» на недавнем ежегодном собрании CNS, Анджела Фридеричи из Института Макса Планка обсуждала язык как уникальную человеческую черту.Понимание используемых нами слов происходит из разных типов воспоминаний в разных сетях мозга. Нейробиологи часто получают представление об этих связях через людей с неврологическими заболеваниями, которые нарушают различные типы воспоминаний. Новое исследование, основанное на данных двух пациентов с разными заболеваниями, ставит под сомнение идею о том, что словесная память может развиваться независимо от памяти о событиях.

Предыдущие исследования показали, что люди с ранним повреждением гиппокампа все еще могут хорошо выполнять стандартные тесты «семантической памяти» — памяти слов — несмотря на значительное нарушение их «эпизодической памяти» — памяти событий.«Мы хотели выяснить, важен ли гиппокамп для некоторых типов семантического знания в дополнение к его более классической роли в эпизодической памяти», — говорит Анна Блюменталь из Университета Западного Онтарио, ведущий автор нового исследования в Neuropsychologia .

Ее команда обратилась к двум пациентам, один с повреждением гиппокампа, а другой без: HC и NB. Они специально хотели изучить концептуальную структуру, окружающую словесное знание — как люди приходят к пониманию так называемых внешних свойств (например, как что-то используется или где это находится) по сравнению с внутренними характеристиками объектов (такими как цвет, форма и т. Д.)). Например, «обитает в океане» будет внешним признаком слова «кальмар», в то время как внутренние признаки могут включать «слизистый» или «имеет щупальца».

Команда протестировала HC и NB, а также контрольных участников на задачах семантической памяти, связанных с этими функциями, таких как перечисление как можно большего количества функций для такого слова, как «кальмар». Они также попросили участников оценить, насколько то или иное понятие типично для своей категории. Например, участники должны будут оценить по шкале от 1 до 9 (9 — наиболее типичное значение), насколько пингвин типичен для категории «птица».”

«Это интересная задача, потому что, хотя нет правильных ответов, большинство людей будут оценивать вещи одинаково; например, в среднем большинство людей согласны с тем, что малиновка — гораздо более типичный вид птиц, чем пингвин », — объясняет Блюменталь. «Отклонения от нормы показывают нам, что структура семантического знания устроена иначе».

Глядя на различия между HC, NB и элементами управления, исследовательская группа обнаружила, что эпизодическая и семантическая память не являются полностью независимыми.Они писали, что гиппокамп играет важную роль в изучении некоторых аспектов концептуального знания. CNS поговорила с Блюменталем об этих результатах, пациентах HC и NB, а также о следующих шагах в этом направлении работы.

CNS: Как вы лично заинтересовались этой областью исследований?

Блюменталь: Когда я был студентом, мне понравился мой курс биологической психологии, и я начал слоняться по лаборатории, помогая с некоторыми экспериментами по обонятельному обучению и памяти с грызунами.Этот опыт привел к летней стажировке, посвященной изучению роли гиппокампа в пространственном обучении и памяти. Я зацепился за гиппокамп благодаря тому, что клетки места слуха стреляют, пока крысы исследуют окружающую среду! Я представлял себе электрофизиологию грызунов, но потом у меня развилась тяжелая аллергия на крыс, и я решил исследовать другие организмы с интересными способностями к памяти — людей.

Во время учебы в магистратуре я работал в лингвистической лаборатории, что мне нравилось, но вопросы об эпизодической памяти и гиппокампе — это то, что действительно волновало меня больше всего в конце дня, поэтому я вернулся, чтобы заняться этой областью, чтобы получить степень доктора философии. .D. Текущий проект объединяет мой интерес к языку, особенно концептуальные знания и семантику, с эпизодической памятью.

Кроме того, меня всегда восхищала история нейропсихологии, и я очень уважаю то количество, которое мы можем извлечь из этих случаев. Поскольку большая часть моей работы основана на фМРТ, фактически участие в нейропсихологическом исследовании впервые было для меня по-настоящему захватывающим опытом.

CNS: Как вы пришли к работе с пациентами HC и NB и что вы можете о них рассказать?

Blumenthal: И HC, и NB были активными участниками исследований и внесли большой вклад в наши текущие знания о памяти и функции медиальной височной доли.Нам повезло и мы благодарны за их активное участие.

HC стала частью этого исследования благодаря ее участию в большой исследовательской программе, проводимой нашим сотрудником Шайной Розенбаум. ХК было 22 года на момент тестирования, и он закончил один год техникума и один год профессионально-технического училища (кулинария). Несмотря на серьезное нарушение памяти, ХК обладает нормальным интеллектом и хорошо справляется с нейропсихологическими тестами, в которых используется

.

NB участвовала в ряде исследований в нашей лаборатории, на момент тестирования ей было 26 лет.За пять лет до обследования Н.Б. перенесла операцию по удалению образования в левой миндалине, которое вызывало судороги, которые нельзя было вылечить лекарствами. Эта операция потребовала удаления части окружающей ткани в ее левой медиальной височной доле, включая периринальную кору, но исключая гиппокамп. Наша лаборатория интересуется периринальной корой головного мозга, потому что она участвует в обработке концептуальных знаний и в распознавании того, знакомы ли объекты в мире. Проведение экспериментов с NB позволило нам проверить причинную причастность этой области к этим процессам.

CNS: Что было самым сложным и полезным в работе с пациентами?

Блюменталь: К сожалению, я не могу об этом говорить, так как не я собирал данные.

ЦНС: Что такое амнезия развития, как у ХК?

Блюменталь: Амнезия развития — это заболевание, которое возникает при повреждении расширенной системы гиппокампа в раннем возрасте. Первичный симптом — амнезия или отсутствие эпизодической памяти.Под эпизодической памятью понимается способность переживать или переживать события из прошлого — например, обед, на который вы ходили вчера, вечеринку по случаю вашего 16-летия и т. Д.

CNS: Каковы примеры семантической памяти / знаний, сохраненных в предыдущей работе в

.

Блюменталь: В большинстве предыдущих исследований использовались традиционные нейропсихологические тесты или тесты IQ. Они показывают, что определенные аспекты языка, такие как наименование объектов или придумывание как можно большего количества слов, относящихся к животному (так называемая семантическая беглость), являются нормальными.Они нашли то же самое для изучения и сообщения фактов о мире, таких как знание того, что Париж является столицей Франции, или что Эйфелева башня — это здание в Париже.

Наше исследование предполагает, что развитие концепций — основных строительных блоков, которые мы используем для понимания нашего мира и общения с другими, которые ранее считались в значительной степени независимыми эпизодическими воспоминаниями, на самом деле может быть более сложным.

CNS: Почему в вашем исследовании важно различать внешние и внутренние особенности?

Блюменталь: Мы считаем, что это различие важно, потому что для изучения внешних функций может потребоваться гиппокамп, а для изучения внутренних функций — нет.В частности, для изучения внешней особенности, такой как тот факт, что кальмар живет в океане, требуется связать эту особенность (живет в океане) с объектом (кальмаром), и мы считаем, что установление этой связи из опыта или набора опытов ( например, увидеть кальмара, выброшенного на берег во время отпуска на берегу Джерси) зависит от гиппокампа.

CNS: Что вас больше всего взволновало?

Blumenthal: Было действительно интересно и захватывающе видеть, что семантические знания HC отличаются от знаний элементов управления, в частности, с точки зрения знания внешних признаков.Идея о том, что некоторые аспекты семантического знания являются ненормальными при амнезии развития и что гиппокамп может быть необходим для некоторых аспектов семантического знания, является действительно новой идеей и немного противоречит общему мнению.

CNS: Что вы больше всего хотите, чтобы люди поняли об этой работе?

Блюменталь: Я думаю, что основной вывод из этого проекта заключается в том, что гиппокамп может вносить вклад во многие аспекты познания и поведения, помимо эпизодической памяти.Доказательств этого в этой области в целом растет, но предстоит еще много работы, чтобы понять основные функции гиппокампа и то, как эти функции способствуют более широким областям познания, таким как эпизодическая память, язык и навигация, чтобы назвать немного. Наше исследование предполагает, что развитие концепций — основных строительных блоков, которые мы используем для понимания нашего мира и общения с другими, которые ранее считались в значительной степени независимыми эпизодическими воспоминаниями, на самом деле может быть более сложным.

CNS: Что дальше по этому направлению?

Блюменталь: Еще так много предстоит сделать! Как и большинство исследований, я думаю, что это открывает больше вопросов, чем дает ответов. Я бы сказал, что первым шагом было бы повторить эти открытия на других людях с амнезией развития. Следующим шагом будет тестирование людей с амнезией, приобретенных во взрослом возрасте, в тех же экспериментах. Сравнение взрослых пациентов с амнезиаками поможет нам понять, имеет ли гиппокамп решающее значение для развития этого концептуального знания, для его использования или для того и другого.

-Лиза М.П. Муньос

Активация мозга у спящих малышей показывает память на слова

Очень маленькие дети учат слова с огромной скоростью. Теперь исследователи из Центра разума и мозга Калифорнийского университета в Дэвисе впервые увидели, как активируются определенные области мозга, когда двухлетние дети запоминают недавно выученные слова — пока дети спят. Работа опубликована 19 октября в журнале Current Biology.

«Теперь мы можем использовать сон, чтобы изучить основные механизмы запоминания новых слов», — сказала Симона Гетти, профессор Центра психики и мозга и факультета психологии Калифорнийского университета в Дэвисе.

По словам Гетти, в возрасте двух-трех лет дети входят в уникальный возраст для развития памяти. Но маленьким детям сложно учиться, и им особенно не нравится работать с функциональным МРТ-сканером.

«Самые страшные вещи для маленьких детей — это темнота и громкие звуки, и это то, что происходит во время МРТ», — сказал Гетти.

Команда

Ghetti ранее обнаружила, что если дети засыпали в сканере, когда он не работал, они могли позже запустить сканирование и увидеть активацию мозга в ответ на песни, которые дети слышали ранее.

В новом исследовании они изучали, как малыши сохраняют память о словах.

Аспирант Эллиот Джонсон и Гетти создали серию выдуманных, но реалистично звучащих слов в качестве названий для серии объектов и марионеток. На первом занятии двухлетним детям знакомили два объекта и две куклы, а затем через несколько минут проверяли их запоминание имен. Через неделю они вернулись, и их проверили, помнят ли они названия предметов и кукол.Вскоре после второго теста они проспали ночь в сканере МРТ. Исследователи воспроизводили слова, выученные детьми, а также другие слова во время сна.

Активация гиппокампа при обучении

Исследователи обнаружили активацию гиппокампа и передней медиальной височной доли, когда спящие дети играли слова, которые они выучили ранее. Эта активация коррелировала с тем, насколько хорошо они успели выучить слова неделей ранее.

«Это говорит о том, что гиппокамп особенно важен для создания начальной памяти для слов», — сказал Гетти. «Это довольно хорошо согласуется с данными, полученными у детей старшего возраста и взрослых, где гиппокамп связан с обучением и воспроизведением недавних воспоминаний», — добавил Джонсон.

Хотя у маленьких детей быстро формируются воспоминания о новых словах, они также теряют много воспоминаний. Когда мы формируем воспоминание, оно включает в себя контекст: где, когда, что еще происходило.Но если мы только что узнали имя объекта, нам не нужно запоминать контекст, чтобы снова использовать это слово. Эта дополнительная деталь может уйти.

Непонятно, как дети запоминают некоторые вещи, например имена, а все остальное теряют. Гетти подозревает, что перекрывающийся учебный опыт мешает друг другу и сводит на нет ненужные детали. Дальнейшие исследования будут сосредоточены на процессах памяти, которые поддерживают эти изменения.

Дополнительные авторы статьи: аспирант Линдси Муни, Центр разума и мозга; Кэтрин Граф Эстес, доцент Центра психологии и мозга и кафедры психологии; и Кристин Нордаль, Департамент психиатрии и поведенческих наук и Институт MIND.Работа финансировалась NIH.

10 лучших проверенных методов, чтобы запоминать больше и учиться быстрее

Я всегда завидовал людям с исключительной памятью. Вы знаете, из тех людей, которые накапливают энциклопедические знания, казалось бы, с небольшими усилиями, в то время как остальным из нас сложно вспомнить имя человека, которого нас представили несколько секунд назад.

Но у всех нас есть надежда. Так же, как мы можем укрепить любые другие мышцы нашего тела, мы можем тренировать наш мозг, чтобы запоминать больше и быстрее учиться чему-либо.Вам не нужно родиться с фотографической памятью (и, фактически, за некоторыми заметными исключениями, практически ни у кого из взрослых нет фотографической памяти).

Если вам нужно готовиться к экзамену, вы хотите выучить новый язык, надеетесь избежать неприятных провалов в памяти (как зовут супругу вашего менеджера снова?) Или просто хотите оставаться умственно острым, улучшить свою память проще, чем звучит. Все, что для этого нужно, — это попробовать новые техники запоминания или внести ключевые изменения в свой образ жизни.Вот 10 лучших советов и приемов, которые помогут улучшить вашу память как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе.



Наука о памяти

Во-первых, давайте поговорим о том, как работает память, чтобы мы могли понять науку, лежащую в основе этих методов запоминания.

Получайте советы по продуктивности в своем почтовом ящике

Если память — или то, как наш мозг создает и вспоминает воспоминания — кажется вам загадочным, вы не одиноки. Ученые и философы пытались выяснить, как работает человеческая память, по крайней мере, 2000 лет — и они все еще делают новые открытия.Например, в 2016 году британские ученые выиграли самый большой в мире приз в области нейробиологии (1 миллион евро) за свою работу над памятью — открытие в мозге белка, который играет ключевую роль в формировании памяти и потере памяти. Еще многое предстоит открыть и понять.

Тем не менее, мы знаем, что существует три основных этапа обработки памяти: кодирование, хранение и вызов.

Кодирование

Первый шаг к созданию памяти называется кодированием : это когда вы замечаете событие или сталкиваетесь с частью информации, и ваш мозг сознательно воспринимает звуки, изображения, физические ощущения или другие сенсорные детали.

Возьмем, к примеру, вашу первую поездку в Лас-Вегас. Ваши воспоминания об этом событии формируются вашей визуальной системой (например, замечая экстравагантно спроектированные здания и пышный ландшафт), вашей слуховой системой (звон игровых автоматов) и, возможно, запахом (характерные ароматы, которые накачиваются в каждое казино).

Исследования показывают, что мы лучше запоминаем вещи и сохраняем их дольше, когда связываем с ними значение с помощью семантического кодирования

Если вы придаете значение или фактическое знание любому из этих сенсорных входных данных, это называется семантическим кодированием . Например, если вы связываете курорт и казино Bellagio в Вегасе с его местоположением на карте или с тем фактом, что шоу танцующих фонтанов происходит каждые 30 минут, вы кодируете Bellagio с помощью семантической памяти.

Это полезно знать, потому что исследования показывают, что мы лучше запоминаем вещи и сохраняем их дольше, когда связываем с ними значение с помощью семантического кодирования.

Хранение

Все эти маленькие кусочки информации затем сохраняются в различных областях вашего мозга.Ваши нейроны (нервные клетки в вашем мозгу) передают друг другу сигналы о том, что вы воспринимаете, эффективно «разговаривая» друг с другом и выстраивая временные или долгосрочные связи. Нейробиологи считают, что именно нейронная активность и сила этих связей создают память.

Сеть нейронов в нашем мозгу является ключом к хранению и извлечению воспоминаний

Есть два вида памяти: краткосрочная и долгосрочная. Кратковременная или рабочая память похожа на блокнот вашего мозга.Это когда ваш мозг временно хранит информацию, прежде чем либо отбросить ее, либо передать ее в долговременную память — например, запоминание того, что вы хотите заказать на обед, прежде чем позвонить на вынос. Как только ваша еда будет доставлена ​​и съедена, ваш мозг может отпустить эту информацию. Долговременные воспоминания — это те воспоминания, которые вы сохраняете в течение нескольких дней или многих лет, например, о том, как кататься на велосипеде или о первом ужине, который у вас был с первым человеком, в которого вы влюбились.

Оба типа воспоминаний могут ослабевать с возрастом, потому что мозг со временем теряет клетки, важные для этих связей между нейронами, но это не неизбежно.Как и в случае с мышечной силой, вы можете тренировать свой мозг; с памятью это «используй или потеряй».

Вызов

И, наконец, чтобы вызвать воспоминание, ваш мозг «воспроизводит» или повторно посещает нервные пути, созданные при формировании памяти. Повторный вызов информации помогает укрепить эти связи и ваши воспоминания, поэтому такие методы, как просмотр заметок или использование карточек, помогают вам сохранять информацию.

Однако, когда вы что-то вспоминаете, это не точное воспроизведение того, когда вы впервые пережили событие или столкнулись с фактом, потому что ваше собственное осознание текущей ситуации смешивается с воспоминаниями.Как объясняет Human Memory:

Воспоминания не застывают во времени, и новая информация и предложения могут со временем включаться в старые воспоминания. Таким образом, вспоминание можно рассматривать как акт творческого переосмысления.

Вот почему у людей могут быть ложные воспоминания или их воспоминания о событиях могут со временем меняться.


Теперь, когда мы кое-что знаем о том, как работает память, мы можем использовать это понимание для улучшения нашей памяти. Мы начнем с изменений в образе жизни, которые мы можем внести, поскольку они могут улучшить не только нашу память, а затем перейдем к конкретным методам запоминания.

Изменения образа жизни, которые могут улучшить вашу память

В целом улучшение общего состояния здоровья за счет улучшения сна, регулярных упражнений и лучшего питания улучшит здоровье вашего мозга, включая память, а также ваше физическое здоровье. Эти три вещи дадут вам наибольшую отдачу от ваших вложений в предотвращение потери памяти и улучшение вашей памяти в целом.

1. Сон на нем

Вот простой способ улучшить свою память: хорошо выспаться или вздремнуть после того, как узнал что-то новое.Одно исследование показало, что люди, которые спали 8 часов после того, как узнали новые лица и имена, лучше запоминали их по сравнению с теми, у кого не было возможности поспать. А в анализе двух наборов данных исследования психолог Николас Дюме определил, что сон не только защищает наш мозг от забвения воспоминаний, но и помогает нам лучше восстанавливать воспоминания.

Почему это? Похоже, что сон «перезагружает» наш мозг и имеет решающее значение для памяти и обучения. Если вы недосыпаете, нейроны мозга становятся чрезмерно связанными с такой большой электрической активностью, что новые воспоминания не могут быть сохранены.

Таким образом, это является аргументом против ночной зубрежки перед тестом или необходимости не спать всю ночь, чтобы репетировать вашу презентацию. Как объясняет New York Times:

Убирайте сено в свое обычное время; не ложитесь спать допоздна, проверяя Instagram. Исследования показали, что первая половина ночи содержит самую богатую дозу так называемого глубокого сна — разновидность холодного ночного сна — и именно тогда мозг объединяет факты, цифры и новые слова. Это территория удержания, и без нее (если мы не ложимся спать слишком поздно) на следующий день мы будем более туманными в отношении этих основных фактов.

Дремота тоже в счет! Исследователи обнаружили, что сон продолжительностью 45-60 минут сразу после изучения чего-то нового может улучшить вашу память на 500%.

Так что спи на нем. Если начальник или коллеги поймают вас на работе, просто покажите им эти выводы.

2. Двигайтесь

Так же, как сон важен для вашего физического и психического здоровья, так же важен и другой столп здоровья: упражнения.

Наш мозг полагается на кислород для правильного функционирования, и чтобы получить этот кислород, нам необходим здоровый приток богатой кислородом крови к нашему мозгу.Угадай, что? Физические упражнения улучшают приток крови к мозгу. Исследователи из Национального института старения обнаружили, что аэробные упражнения, такие как бег, связаны с улучшением памяти. Подобные упражнения вызывают высокий уровень белка, называемого катепсином B, который перемещается в мозг, чтобы вызвать рост нейронов и новые связи в гиппокампе, области мозга, которая, как считается, имеет решающее значение для памяти. Тесты проводились на мышах, обезьянах и 43 студентах, ведущих сидячий образ жизни, которые были вынуждены подготовиться к исследованию.Те предметы с наибольшим улучшением памяти? Как вы уже догадались: у тех, у кого наибольшее повышение уровня катепсина B после физической активности.

Но пока не спешите надевать кроссовки. После изучения или изучения чего-то нового, возможно, стоит подождать. Выполнение упражнений примерно через 4 часа после обучения может быть лучше для улучшения памяти, чем упражнения сразу после него. Ученые до сих пор не уверены, почему откладывание упражнений более эффективно, чем их немедленное выполнение, но, возможно, нашему мозгу нужно время, чтобы впитать новую информацию перед этим упражнением, стимулирующим мозг.

3. Улучшите свою диету

Мы не хотим походить на вашу маму или врача со всеми этими советами, но вот последняя рекомендация, основанная на образе жизни: ешьте более здоровую пищу.

Вы, наверное, догадались, но насыщенные и трансжиры — те, которые вы получаете из красного мяса и масла — связаны с ухудшением памяти. Так же, как холестерин может накапливаться в артериях вашего сердца, он может накапливаться в вашем мозгу. Harvard Health объясняет:

Накопление холестериновых бляшек в кровеносных сосудах головного мозга может повредить ткань головного мозга либо из-за небольших закупорок, вызывающих бесшумный инсульт, либо из-за более крупного и катастрофического инсульта.В любом случае клетки мозга лишены богатой кислородом крови, которая им необходима для нормального функционирования, что может поставить под угрозу мышление и память.

Диеты, такие как средиземноморская диета, состоящая в основном из овощей и фруктов, оливкового масла, морепродуктов и орехов, богатых полезными ненасыщенными жирами, в многочисленных исследованиях были связаны с улучшением памяти и более низкой скоростью ее ухудшения.

Мнемоника поможет вам запомнить больше

Помимо здорового образа жизни, специальные методы запоминания помогут вам лучше запомнить детали всего, что вы изучаете.«Мнемоника» относится к любой системе или устройству, предназначенному для помощи памяти — обычно это узоры букв, идей или ассоциаций, такие как ROYGBIV для запоминания цветов радуги.

Вот некоторые из наиболее распространенных и полезных мнемоник:

4. Попробуйте распространенные мнемоники

Наиболее распространенные мнемоники помогают быстро запоминать слова или фразы. Например, чтобы запомнить порядок планет, вращающихся вокруг Солнца, вы, возможно, узнали в начальной школе: « M y V ery E ducated M other J ust S erved U s N ine P izzas «(где первая буква каждого слова обозначает Меркурий, Венеру, Землю, Марс, Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун и Плутон, соответственно).

Вот еще несколько примеров:

  • Сокращения или мнемоника выражений: Как и в приведенном выше примере с планетами, мысль «Every Good Boy Does Fine» может помочь вам запомнить строки скрипичного ключа в музыке (EGBDF).

  • Музыкальная мнемоника: Музыка — мощная мнемоника, поскольку она обеспечивает структуру информации и поощряет повторение. Запоминать запоминающуюся песню намного проще, чем длинную цепочку слов или букв, например пароль от банковского счета.(Именно поэтому рекламодатели часто используют джинглы, чтобы их сообщения застряли в вашей голове. Не начинайте меня с этого джингла Kars4Kids.) Вы, вероятно, выучили алфавит через песню ABC, и если вы изучаете популярный предмет, скорее всего есть ли песня для этого, например, изучение 50 штатов США с помощью песни Fifty Nifty United States или изучение всех элементов с помощью песни таблицы Менделеева.

  • Rhyming Mnemonics: Возможно, вам знаком рифма, которая начинается со слов «30 дней в сентябре, апреле, июне и ноябре»? Рифмы похожи на музыкальную мнемонику.Когда конец каждой строки рифмуется, получается песня, которую легко запомнить. Одно выражение, которое я усвоил во время кулинарного шоу: «Выглядит одинаково, готовит одинаково» — напоминание о том, что ингредиенты необходимо нарезать и нарезать кубиками одинаково для равномерного приготовления.

  • Система рифмования колышков: Вы можете использовать числовые рифмы для запоминания списка элементов, используя «систему колышков» (также известную как «система крючков»). В этой системе для каждого числа вы запоминаете образ слова, которое рифмуется с ним.Этот образ представляет собой «крючок» или «привязку» для вещей, которые вы хотите запомнить, особенно по порядку.

Итак, допустим, у вас есть список продуктов, которые нужно купить: молоко, печенье, бананы и бекон. Используя систему колышков, вы:

  1. Сначала выучите или создайте рифмованный колышек. Один = булочка. Двое = зоопарк. Три = дерево. Четыре = Дверь. И так далее.

  2. Создайте яркий мысленный образ рифмующегося объекта для каждого числа. (Как выглядит эта хлебная булочка? Что это за обувь? Какого цвета листья на дереве? Какая фурнитура есть у двери?)

  3. Для каждого предмета в вашем списке покупок изобразите рифму объект с вашим элементом списка.Например, если первый пункт в вашем списке — «молоко», «one» = «булочка», представьте себе контейнер с молоком, зажатый между гигантской булочкой с хлебом. Затем вы увидите коробку печенья, падающую в львиную клетку в зоопарке, клен внутри магазина с бананами, свисающими с ветки, и ломтики бекона, вставленные в прорезь почтового ящика черной двери.

Система рифмующихся колышков помогает вам запомнить список элементов

Запоминание списка таким способом требует некоторой работы и творческих способностей, но вы сохраните эту информацию намного дольше, чем если бы вы просто пытались запоминать слова по порядку .И как только у вас будет основной рифмующий колышек, вы можете повторно использовать его для любых будущих списков.

5. Создайте дворец памяти

Техника номер один, которую мы используем, спортсмены, занимающиеся запоминанием, по-прежнему и всегда будет дворцом памяти. Если кто-то и научился чему-то одному, так и должно быть.

Нельсон Деллис, четырехкратный чемпион США по памяти

Дворец памяти — это мнемоническое устройство, которое настолько проверено и надежно, насколько это возможно, и заслуживает отдельного раздела. Изобретенная ораторами в древнеримские и греческие времена, техника дворца памяти (или дворца разума, или «метода локусов») является одновременно эффективной и приятной в использовании, пытаетесь ли вы запомнить речь, которую вы должны произнести, детали речи. случай, над которым вы работаете (а-ля Шерлок Холмс), или список покупок.На самом деле, четырехкратный чемпион США по запоминанию Нельсон Деллис, который утверждает, что у него средняя память, говорит: «Техника номер один, которую мы используем, спортсмены с лучшей памятью, по-прежнему и всегда будет дворцом памяти. Если бы кто-то научился чему-то одному. , так и должно быть «.

Используя технику дворца памяти, вы связываете место, с которым вы знакомы, например, ваша квартира, квартал, в котором вы выросли, или маршрут, по которому вы идете на работу или в школу, с предметами, которые вы пытаетесь запомнить. Это работает, потому что вы визуально привязываете (или «размещаете») репрезентации того, что вы хотите запомнить, в тех местах, о которых у вас уже есть сильные воспоминания.

Чтобы использовать технику дворца памяти:

  1. Представьте, что вы стоите в своем дворце памяти. Ваш дом — отличное место для начала, даже если это не дворец.

  2. Мысленно прогуляйтесь по этому дворцу, обращая внимание на отличительные особенности, которые вы можете использовать для хранения вещей, которые вы хотите запомнить. Каждая остановка на этом пути — это «место», к которому вы можете привязать идею или объект. Например, входная дверь может быть одним местом, стол в фойе — вторым местом, лампа в гостиной — другим.Сохраните эти особенности в памяти, чтобы, когда вы думаете о своем дворце, маршрут и объекты в нем запечатлевались в вашей памяти.

  3. Свяжите то, что вам нужно помнить, с местами в вашем дворце. Если бы у вас был список покупок, например, у входной двери, вы могли бы представить, как молоко заливает дверь изнутри, как водопад из молока. Затем вы попадаете в холл, и стол прогибается под тяжестью всего сложенного на нем шоколадного печенья до потолка.И вместо лампочки в лампе в гостиной вы видите флуоресцентные желтые бананы.

Это звучит довольно абсурдно, но, как мы обсудим более подробно позже, чем более визуальным, анимированным и возмутительным вы можете сделать свои воспоминания, тем лучше.

Вот видео победителя чемпионата мира по памяти 2016 года Алекса Маллена, в котором очень подробно описывается, как «прикреплять» слова к объектам и местам с помощью техники дворца памяти. Вы поймете, что запоминаете эти 20 слов еще долго после просмотра видео.

6. Вспомните больше с фрагментированием

Разделение на фрагменты — это еще один мнемонический прием, который может сделать большие объемы информации более запоминающимися. Вы, наверное, уже им пользуетесь. Чтобы запомнить номер телефона или поделиться им, вы, скорее всего, разбиваете номера на части, чтобы их было легче запомнить: «888» «555» «0000» — вместо более интенсивного использования памяти »8 8 8 5 5 5 0 0 0 0. » Исследования показывают, что в среднем человеческий мозг может удерживать 4 различных элемента в своей рабочей (краткосрочной) памяти. Но, группируя информацию в более мелкие наборы, мы можем «взломать пределы нашей рабочей памяти», как выражается The Atlantic, чтобы запомнить больше.

Техника разбиения на части включает группировку предметов, поиск в них закономерностей и организацию предметов. Вы можете сгруппировать товары в списке покупок, например, по проходам или искать связи между событиями в исторический период, чтобы создать их фрагменты, например, моменты 1920-х годов, связанные с Конституцией США.

Разделение на части работает, потому что наш мозг настроен искать закономерности и устанавливать связи. Brain Pickings объясняет:

Наша система памяти становится намного более эффективной, действенной и интеллектуальной, чем она могла бы быть когда-либо без таких усовершенствованных методов [как разбиение на фрагменты] для извлечения полезной структуры из необработанных данных.

Чтобы применить это на практике самостоятельно, вы можете сгруппировать словарные слова для нового языка, который вы изучаете, по темам, организовать элементы в списке по первой букве или по количеству букв, которые они имеют, или связать элементы с более крупными целиком, в котором они могут быть вовлечены (например, яблоки, корка пирога, коричневый сахар, масло = яблочный пирог).

Приемы ежедневного запоминания

Помимо средств запоминания или приемов, подобных описанным выше, существуют также более широкие стратегии, которые помогут вам лучше запоминать то, с чем вы сталкиваетесь каждый день, — приемы, которые работают независимо от того, что вы пытаетесь запомнить.

7. Создавайте новые визуальные (и, возможно, невероятные) связи.

Разбитое стекло. Вонючие носки. Кричащие запеленутые младенцы. Когда Деллис провел мне ускоренный курс по методам запоминания в рамках подготовки к чемпионату США по запоминанию 2012 года, единственное, что выделялось для меня из всех методов, которыми он поделился, — это то, насколько яркие — и часто абсурдные — образы, которые вы создаете, должны быть быть закрепленным в вашей памяти.

Визуализация — ключевой навык, когда дело касается памяти.Имена и числа трудно запомнить, потому что они абстрактны, и наш мозг не может легко их запомнить. Но наш мозг гораздо легче запоминает и запоминает изображения.

Вот несколько визуальных приемов, которые хорошо работают:

Превратите звучание имен в изображения: Как только незнакомец скажет: «Привет, я Майк», а вы скажете: «Привет, Майк» — пуф ! Вы забываете имя этого человека, потому что вы на самом деле не связали это слово ни с чем об этом человеке (, может быть, хранится в вашей кратковременной памяти, но, вероятно, нет).Вам нужно подключить «Майка» к чему-то большему.

С помощью техники дворца памяти и других техник запоминания, связанных с символами (такими как буквы и цифры), лучшая стратегия — превратить что-то абстрактное в звуковое и визуальное представление. Используйте звуки в слове, чтобы превратить его в изображение. В случае с «Майком» вы можете представить себе изображение микрофона. Для многосложных имен создайте изображение для каждого слога. Что касается «Мелани», вы можете представить себе дыню и колено , раздавливающую ее.

Затем второй шаг — прикрепить (или привязать) это изображение к месту, которое вы запомните. Если у вашего нового друга Майка необычно большие глаза, вы можете представить, как микрофоны торчат из каждого его глаза.

Это похоже на технику дворца памяти, но вместо того, чтобы привязать новую визуальную информацию к определенному месту, вы привязываете ее к физическим характеристикам того, что вы пытаетесь запомнить.

Анимация изображений: Чем более анимированными и яркими вы можете сделать эти изображения, тем лучше.Это создает более сильные и новые связи в вашем мозгу между этим словом или числом и изображением.

Задействуйте как можно больше своих чувств: Помните, как мозг начинает процесс кодирования через ваши чувства? Вы будете больше вспоминать абстрактные вещи, такие как имена и числа, если задействуете свой слух, вкус и запах. В примере с Майком, возможно, вы услышите звуковой отклик от микрофонов. В примере с Мелани, возможно, некоторые фрукты вырываются из дыни, и вы действительно можете почувствовать их запах.

Когда дело доходит до чисел, применяются аналогичные методы. Вы можете связать числа от 0 до 9 с изображениями, что поможет вам лучше запоминать длинные цепочки чисел. 0, например, может быть пончиком; 1 мог быть флагштоком; 2 может быть лебедем. Чтобы запомнить число 210, представьте себе лебедя, проплывающего мимо флагштока, чтобы сорвать пончик. (Такие чемпионы памяти, как Деллис, кодируют двузначные или трехзначные числа изображениями, чтобы они могли запомнить сотни цифр за пять минут. Например, 00 означает Оззи Осборна, 07 — Джеймса Бонда.)

8. Записывайте, не печатайте

Уберите ноутбук. У вас больше шансов запомнить заметки, которые вы пишете от руки, чем те, которые вы печатаете.

Есть несколько причин, по которым рукописный ввод предпочтительнее использования портативного компьютера, когда дело касается памяти. Во-первых, физический акт письма стимулирует клетки в основании вашего мозга, называемые ретикулярной активирующей системой (РАС). Когда срабатывает РАС, ваш мозг уделяет больше внимания тому, что вы делаете в данный момент. Когда вы пишете от руки, ваш мозг более активен в формировании каждой буквы, по сравнению с набором текста на клавиатуре, где каждая буква представлена ​​одинаковыми клавишами.

Кроме того, исследования показали, что когда люди делают заметки на своих ноутбуках, они, как правило, дословно расшифровывают лекции. И наоборот, делая заметки от руки, мы склонны перефразировать информацию своими словами — это более активный способ обучения.

Возможно, даже лучше: создавайте интеллектуальные карты по темам, которые вы изучаете. Он сочетает в себе визуальный элемент — помните, наш мозг цепляется за изображения — с рукописными словами.

9. Используйте повторение с интервалом

Вы знаете, как подготовиться к тесту или узнать что-то новое, например интересные факты из книги, а затем сразу же забыть то, что вы узнали? Если мы не будем активно работать над сохранением этой информации, есть вероятность, что мы потеряем ее — в течение нескольких дней или недель.Это естественный экспоненциальный характер забывания, который изображен кривой забывания:

Если вы хотите запомнить что-то надолго, например, словарный запас на иностранном языке или факты, необходимые для вашей профессии, наиболее эффективный способ выучить это материал — это интервальное повторение. Как объясняет Габриэль Винер в своей превосходной книге по изучению языков Fluent Forever : «На самом базовом уровне система интервальных повторений (SRS) — это список дел, который меняется в зависимости от вашей успеваемости.»

Вы начнете с коротких интервалов (от двух до четырех дней) между практическими занятиями. Каждый раз, когда вы успешно вспомните, вы увеличиваете интервал (например, девять дней, три недели, два месяца, шесть месяцев и т. Д.) ), быстро достигая интервалов лет . Это делает ваши сеансы достаточно сложными, чтобы постоянно вбивать факты в вашу долговременную память. Если вы забудете слово, вы начнете снова с короткими интервалами и продолжите свой путь к долгим, пока это слово тоже приживается.Этот паттерн заставляет вас работать над самыми слабыми воспоминаниями, сохраняя и углубляя самые сильные воспоминания. Поскольку хорошо запоминающиеся слова со временем исчезнут в далеком будущем, регулярная практика создает равновесие между старым и новым.

Чтобы победить забывчивость, используйте систему повторения с интервалом, с вашими собственными физическими карточками или с приложением, таким как Anki или Pauker. Цифровые приложения, естественно, более удобны, но создание собственных карточек, включая поиск изображений, которые можно связать с тем, что вы изучаете, — это мощный учебный опыт.Для обоих методов идеально подходят ежедневные обзоры, но любой тип регулярного распорядка поможет вам быстрее учиться и запоминать.

Совет от профессионала: Винер делится с нами этими советами, особенно для изучения нового языка: сделайте свои воспоминания личными (не просто копируйте чужую мнемонику) и убедитесь, что вы действительно можете слышать звуки, которые вы пытаетесь запомнить. Вот его совет, как создавать лучшие карточки.

10. Делитесь тем, что вы изучаете

Наконец, есть старая пословица, что «лучший способ чему-то научиться — это научить этому кого-то другого.«Когда я спросил команду Zapier, какая у них любимая техника запоминания и обучения, большинство людей упомянули обучение, объяснение или даже просто упоминание чего-то, чему они научились, кому-то еще.

Это эффект протеже. Как показано в одном исследовании:

По мере того, как [ученики] готовятся к преподаванию, они систематизируют свои знания, улучшая собственное понимание и запоминание. И когда они объясняют информацию [компьютерному персонажу, который учится у учеников по имени Бетти Мозг], они выявляют узлы и пробелы в своих собственное мышление.Исследование «Мозг Бетти», опубликованное в 2009 году в «Журнале естественно-научного образования и технологий», показало, что учащиеся, обучавшие ее, тратили больше времени на изучение материала и усваивали его более тщательно.

Бонусный совет: избавьтесь от вещей, которые вам не нужно запоминать

Человеческий мозг невероятен. Поскольку наши нейроны могут хранить множество воспоминаний одновременно, наша умственная емкость составляет где-то около 2,5 петабайт (миллионов гигабайт) — этого достаточно, чтобы хранить триста лет непрерывных телешоу.

Тем не менее, хотя мы не рискуем переполниться мозгом, мы сталкиваемся с огромным количеством информации, которую мы можем просто перенести в наши цифровые инструменты. Запоминание информации требует усилий, поэтому нам следует сосредоточиться на той информации, которую нам действительно нужно сохранить в памяти. Evernote может заменить ваш второй мозг, чтобы помочь вам запомнить что угодно, или вы можете использовать одно из множества других приложений для создания заметок, чтобы сделать то же самое.


Память по-прежнему может быть для нас загадкой, но исследования показали, что описанные выше методы помогут вам сохранить больше из того, что вы узнали.У меня нет фотографической памяти, и иногда я все еще пытаюсь вспомнить, где я оставил свои ключи, но когда я пытаюсь зафиксировать что-то в памяти, используя хотя бы один из описанных выше методов, это имеет тенденцию застревать в моем мозгу. По крайней мере, у меня было меньше «Как тебя снова зовут?» моменты.

Продолжайте читать:

Изображение кривой забвения через Cambridge University Press . Изображение сети мозга Bob Holzer . Фото сна: planetchopstick .Фотография упражнения Fit Approach . Фото еды: Moyan_Brenn . Фото на бирке: quinn.anya . Блокнот с фото ручкой Нил Конвей .

Наш мозг использует стратегии интернет-поисковиков, чтобы запоминать слова и воспоминания о прошлом опыте — ScienceDaily

Тысячи слов, больших и малых, забиты в наших банках памяти и ждут, чтобы их быстро вытащили и составили предложения.В недавнем исследовании пациентов с эпилепсией и здоровых добровольцев исследователи Национального института здравоохранения обнаружили, что наш мозг может улавливать некоторые общеупотребительные слова, такие как «свинья», «резервуар» и «дверь», гораздо чаще, чем другие, в том числе «кошка, кошка». «улица» и «лестница». Объединив тесты памяти, записи мозговых волн и обзоры миллиардов слов, опубликованных в книгах, новостных статьях и страницах интернет-энциклопедий, исследователи не только показали, как наш мозг может запоминать слова, но и воспоминания о нашем прошлом опыте.

«Мы обнаружили, что некоторые слова запоминаются намного лучше, чем другие. Наши результаты подтверждают идею о том, что наши воспоминания связаны с нейронными сетями и что наш мозг ищет эти воспоминания точно так же, как поисковые системы отслеживают информацию в Интернете», — сказал Вэйчжэнь (Зане) Се, доктор философии, когнитивный психолог и научный сотрудник Национального института неврологических расстройств и инсульта NIH (NINDS), возглавлявший исследование, опубликованное в Nature Human Behaviou r. «Мы надеемся, что эти результаты можно использовать в качестве дорожной карты для оценки здоровья памяти и мозга человека.«

Доктор Се и его коллеги впервые заметили эти слова, когда повторно проанализировали результаты тестов памяти, проведенных 30 пациентами с эпилепсией, которые участвовали в клиническом испытании под руководством Карима Заглула, доктора медицины, доктора философии, нейрохирурга и старшего исследователя. в NINDS. Команда доктора Заглула пытается помочь пациентам, у которых припадки нельзя контролировать с помощью лекарств, что также известно как трудноизлечимая эпилепсия. В течение периода наблюдения пациенты проводят несколько дней в Клиническом центре NIH с хирургически имплантированными электродами, предназначенными для обнаружения изменений в активности мозга.

«Наша цель — найти и устранить источник этих пагубных и изнурительных припадков», — сказал д-р Заглул. «Период наблюдения также дает редкую возможность записать нейронную активность, которая контролирует другие части нашей жизни. С помощью этих пациентов-добровольцев мы смогли раскрыть некоторые из схем, лежащих в основе наших воспоминаний».

Тесты памяти изначально были разработаны для оценки эпизодических воспоминаний или ассоциаций — кто, что, где и как детали — мы создаем с нашим прошлым опытом.Болезнь Альцгеймера и другие формы деменции часто разрушают способность мозга создавать эти воспоминания.

Пациентам были показаны пары слов, такие как «рука» и «яблоко», из списка из 300 нарицательных существительных. Через несколько секунд им показали одно из слов, например «рука», и попросили запомнить его пару, «яблоко». Команда доктора Заглула использовала эти тесты, чтобы изучить, как нейронные цепи в мозге хранят и воспроизводят воспоминания.

Когда доктор Се и его коллеги повторно изучили результаты теста, они обнаружили, что пациенты успешно вспоминали одни слова чаще, чем другие, независимо от того, как эти слова были составлены.Фактически, из 300 использованных слов вероятность успешного запоминания пяти лучших в среднем была примерно в семь раз выше, чем пяти нижних.

Сначала д-р Заглул и команда были удивлены результатами и даже настроены немного скептически. В течение многих лет ученые считали, что успешное запоминание парного слова означает, что мозг человека установил прочную связь между двумя словами во время обучения, и что подобный процесс может объяснить, почему одни переживания запоминаются лучше, чем другие.Кроме того, было трудно объяснить, почему такие слова, как «танк», «кукла» и «пруд», вспоминались чаще, чем часто употребляемые слова, такие как «улица», «диван» и «облако».

Но любые сомнения быстро развеялись, когда команда увидела очень похожие результаты после того, как 2623 здоровых добровольца прошли онлайн-версию теста пар слов, которую команда разместила на краудсорсинговом сайте Amazon Mechanical Turk.

«Мы увидели, что некоторые вещи — в данном случае слова — могут быть легче запоминать нашему мозгу, чем другие», — сказал д-р.Заглул. «Эти результаты также являются самым убедительным доказательством на сегодняшний день, что то, что мы узнали о том, как мозг контролирует память у этой группы пациентов, может быть верным и для людей, не участвовавших в исследовании».

Доктору Се пришла в голову идея исследования на рождественской вечеринке, которую он посетил вскоре после своего прибытия в NIH, около двух лет назад. Потратив много лет на изучение того, как наши психические состояния — наше настроение, наши привычки сна и наше знакомство с чем-либо — могут изменить наши воспоминания, доктор.Се присоединился к команде доктора Заглула, чтобы узнать больше о внутренней работе мозга.

«Наша память играет фундаментальную роль в том, кто мы есть и как работает наш мозг. Однако одна из самых больших проблем при изучении памяти заключается в том, что люди часто запоминают одни и те же вещи по-разному, что затрудняет для исследователей сравнение действий людей на тесты памяти «, — сказал доктор Се. «Более века исследователи призывали к единому учету этой изменчивости.Если мы сможем заранее предсказать, что люди должны помнить, и понять, как это делает наш мозг, то мы сможем разработать более эффективные способы оценки общего состояния здоровья человека ».

На вечеринке он встретил Вильму Бейнбридж, доктор философии, доцент кафедры психологии Чикагского университета, которая в то время работала научным сотрудником в Национальном институте психического здоровья Национального института здоровья. (НИПЗ). Она пыталась решить эту же проблему, изучая, запоминаются ли одни вещи, которые мы видим, более запоминающимися, чем другие.

Например, в одной серии исследований более 1000 здоровых добровольцев доктор Бейнбридж и ее коллеги обнаружили, что одни лица запоминаются лучше, чем другие. В этих экспериментах каждому добровольцу показали постоянный поток лиц и попросили указать, когда они узнали одно из более ранних в потоке.

«Наше захватывающее открытие состоит в том, что есть некоторые изображения людей или мест, которые по своей природе запоминаются для всех людей, даже если каждый из нас видел разные вещи в своей жизни», — сказал д-р.Бейнбридж. «И если запоминаемость изображений настолько сильна, это означает, что мы можем заранее знать, что люди, вероятно, запомнят или забудут».

Тем не менее, эти результаты были ограничены пониманием того, как работает наш мозг, когда мы узнаем то, что видим. На вечеринке д-р. Се и Бейнбридж задавались вопросом, можно ли применить эту идею к воспроизведению воспоминаний, которые изучала команда доктора Заглула, и если да, то что это скажет нам о том, как мозг запоминает наш прошлый опыт?

В этой статье Dr.Се предположил, что принципы устоявшейся теории, известной как модель поиска ассоциативной памяти (SAM), могут помочь объяснить их первоначальные результаты пациентам с эпилепсией и здоровым людям из контрольной группы.

«Мы подумали, что одним из способов понять результаты тестов пар слов было применение сетевых теорий о том, как мозг запоминает прошлый опыт. В этом случае воспоминания о словах, которые мы использовали, выглядят как карты Интернета или терминала аэропорта, с более запоминающимися слова, появляющиеся в виде больших, активно посещаемых мест, соединенных с меньшими точками, представляющими менее запоминающиеся слова «, — сказал д-р.Се. «Ключом к полному пониманию этого было выяснить, что объединяет слова».

Чтобы решить эту проблему, исследователи написали новую программу компьютерного моделирования, которая проверила, могут ли определенные правила определения того, как связаны слова, предсказать результаты запоминаемости, которые они увидели в исследовании. Правила были основаны на языковых исследованиях, в ходе которых были отсканированы тысячи предложений из книг, новостных статей и страниц Википедии.

Первоначально они обнаружили, что кажущиеся простыми идеи соединения слов не могут объяснить их результаты.Например, более запоминающиеся слова не просто чаще встречаются в предложениях, чем менее запоминающиеся. Точно так же они не смогли найти связи между относительной «конкретностью» определения слова и его запоминаемостью. Такое слово, как «мотылек», запомнилось не больше, чем слово с более абстрактным значением, например «вождь».

Вместо этого их результаты показали, что более запоминающиеся слова более семантически похожи или чаще связаны со значениями других слов, используемых в английском языке.Это означало, что когда исследователи вводили данные семантического сходства в компьютерную модель, она правильно угадывала, какие слова запомнились пациентам и здоровому добровольцу. Напротив, этого не произошло, когда они использовали данные о частоте или конкретности слов.

Дальнейшие результаты подтвердили идею о том, что более запоминающиеся слова представляют собой узлы с высокой посещаемостью в сетях памяти мозга. Больные эпилепсией быстрее других правильно вспоминали запоминающиеся слова.Между тем, электрические записи передней височной доли пациентов, языкового центра, показали, что их мозг воспроизводил нейронные сигнатуры, стоящие за этими словами, раньше, чем менее запоминающиеся. Исследователи увидели эту тенденцию, когда посмотрели как на средние значения всех результатов, так и на отдельные испытания, которые убедительно показали, что мозгу легче находить более запоминающиеся слова.

Более того, и пациенты, и здоровые добровольцы по ошибке произносили более запоминающиеся слова чаще, чем любые другие слова.В целом, эти результаты подтверждают предыдущие исследования, которые предполагали, что мозг может посещать или проходить через эти тесно связанные воспоминания, например, как животные добывают еду или компьютер ищет в Интернете.

«Вы знаете, когда вы вводите слова в поисковую систему, и она показывает вам список очень релевантных предположений? Такое ощущение, что поисковая система читает ваши мысли. Что ж, наши результаты показывают, что мозг участников этого исследования нечто подобное, когда они пытались вспомнить парное слово, и мы думаем, что это может произойти, когда мы вспоминаем многие из наших прошлых опытов », — сказал д-р.