Понедельник , 15 августа 2022
Главная / Разное / Архитектора: 15 лучших: Эксперты по архитектуре, дизайну и благоустройству домов и квартир Нижний Новгород, Нижегородская область

Архитектора: 15 лучших: Эксперты по архитектуре, дизайну и благоустройству домов и квартир Нижний Новгород, Нижегородская область

Содержание

13 программ бакалавриата, магистратуры и дополнительных курсов — Strelka Mag

В преддверии выпускных экзаменов по просьбе Strelka Mag основатель архитектурного бюро Personal Message и участник программы Архитекторы.рф Павел Джонаттан Пухно Бермео посоветовал самые удачные образовательные программы для архитекторов.

 

Бакалавриат

Архитектурная школа МАРШ и London Metropolitan University

Программа: «Архитектура и урбанизм»

Сколько учиться: 3 года

Вступительные испытания: оценка портфолио и собеседование с кураторами и преподавателями курса

Количество мест: только платные места

Дедлайн подачи: 14 сентября

МАРШ — независимая архитектурная школа, которая входит в состав университета креативных индустрий Universal University. Программа подготовки бакалавров подойдёт для тех, кто планирует развиваться в сфере архитектуры, городского дизайна, градостроительства или реновации исторических зданий.

Студенты МАРШ изучают архитектурное проектирование, историю архитектуры, архитектуру в контексте визуальных искусств и градостроительства, интегрированное проектирование. В качестве дипломной работы каждый защищает свой архитектурный проект: это может быть концепция «Дома для ласточки» или разработка «Церемониария».

Московский архитектурный институт

Новое здание института

Программа: «Архитектура»

Сколько учиться: 5 лет

Вступительные испытания: математика, русский язык (ЕГЭ) и творческий конкурс

Количество мест: 150 бюджетных, 150 платных мест

Проходной балл: 248 баллов

Дедлайн подачи: 7 июля

МАРХИ — ведущая архитектурная школа России. В процессе обучения можно будет выбрать один из образовательных треков: архитектурное, градостроительное, ландшафтное или реставрационное проектирование.

Будущие архитекторы изучают композиционное моделирование, историю искусства и архитектуры, экономику архитектурных решений и инженерное благоустройство территорий. Практику можно проходить в «Моспроекте», Институте Генплана Москвы или научно-реставрационных проектных мастерских.

Московский государственный строительный университет

Программы: «Архитектура», «Градостроительство», «Реконструкция и реставрация архитектурного наследия»

Сколько учиться: 5 лет

Вступительные испытания: математика, русский язык (ЕГЭ) и творческий конкурс

Количество мест: 50 бюджетных, 400 платных мест для каждой из программ

Проходной балл: «Архитектура» — 327 баллов, «Градостроительство» — 235 баллов, «Реставрация» — 295 баллов

Дедлайн подачи: 10 июля

МГСУ — технический университет, который готовит специалистов в области строительства и архитектуры. Студенты-архитекторы изучают основы проектирования, архитектурную и инженерную графику, пространственное моделирование, учатся работать с ГИС и 3D-визуализацией. Будущие градостроители проходят курсы по градостроительной политике, генеральному планированию, управлению городскими проектами и макетированию.

Среди партнёров университета — «Мосметрострой», девелоперские компании «Самолёт» и ПИК, австрийское строительное бюро Strabag и другие.

Российский университет дружбы народов

Программа: «Архитектура»

Сколько учиться: 5 лет

Вступительные испытания: математика, русский язык (ЕГЭ) и творческий конкурс

Количество мест: 10 бюджетных, 59 платных мест

Проходной балл: 355 баллов

Дедлайн подачи: 14 июля

Программа подготовки архитекторов относится к Инженерной академии РУДН. Университет готовит бакалавров по двум основным направлениям: проектно-технологическое (архитектурное проектирование) и аналитическое (предпроектный анализ).

Студенты изучают методологию проектирования, композиционное моделирование, архитектурно-строительные технологии, основы BIM-проектирования.

Практику будущие архитекторы проходят в «Моспроекте», Институте «Гипрогор» и других организациях. Также можно принять участие в научно-исследовательских проектах — например, на базе Академии работает студенческая группа «Формообразование в архитектуре».

Московский архитектурно-строительный институт

Программа: «Архитектурное проектирование»

Сколько учиться: 5 лет

Вступительные испытания: математика, русский язык (ЕГЭ) и творческий конкурс

Количество мест: 350 платных мест

Проходной балл: 280 баллов

Дедлайн подачи: 23 июля

МИТУ-МАСИ готовит архитекторов, градостроителей, реставраторов, дизайнеров архитектурной среды и BIM-менеджеров-проектировщиков. Студенты-архитекторы учатся проводить комплексный предпроектный анализ и работать с программами Archicad, Revit, 3dMax, BIM и другими.

Среди партнёров института — Союз московских архитекторов, архитектурные бюро Lifeforms и Asadod, Институт Генплана Москвы и другие.

 

Магистратура

Московский архитектурный институт

Старое здание института

Программы: «Архитектура» и «Градостроительство»

Сколько учиться: 2 года

Вступительные испытания: эссе на профессиональную тему, короткий проект и оценка портфолио​

Количество мест: 73 бюджетных, 64 платных места

Дедлайн подачи: 10 августа

Подготовка архитекторов-магистров в МАРХИ проходит по модульной системе: предметы даются интенсивными курсами по 6—8 недель. Также есть три сквозные дисциплины: «исследование и проектирование», «иностранный язык» и «комплексная профессиональная подготовка» на базе Союза московских архитекторов.

Кроме того, студенты учат методологию архитектурных исследований, менеджмент в архитектуре, основы визуального моделирования.

В процессе обучения можно выбрать одну из специализаций: «Проектирование жилых зданий», «Архитектуру общественных пространств», «Архитектуру промышленных зданий», «Архитектуру сельских населённых мест», «Градостроительство» или «Дизайн архитектурной среды».

​Здесь можно посмотреть работы выпускников МАРХИ.

Архитектурная школа МАРШ и London Metropolitan University

Здание «Орион» Лондонского университета Метрополитен

Программа: MA in Architecture and Urbanism​

Сколько учиться: 2 года

Вступительные испытания: оценка портфолио и собеседование с кураторами и преподавателями курса

Количество мест: только платные места

Дедлайн подачи: 14 сентября

Программа МАРШ ориентирована на тех, кто планирует руководить архитектурными проектами.

Студенты изучают архитектурное проектирование, методику проектного анализа и исследования, теорию архитектуры и градостроительства, цифровую культуру и профессиональные коммуникации.

Второй год обучения полностью посвящён дипломному проекту. К его оценке привлекаются независимые эксперты, представители London Metropolitan University и других архитектурных школ.

Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет

Программы: «Архитектура» и «Градостроительство»

Сколько учиться: 2 года

Вступительные испытания: экзаменационный тест по профессии и оценка портфолио​

Количество мест: 80 бюджетных, 45 платных

Дедлайн подачи: 30 июля

СПбГАСУ — старейшее в России высшее техническое учебное заведение, которое готовит инженеров, строителей и архитекторов.

Студенты-архитекторы изучают архитектурное проектирование зданий и многофункциональных комплексов, социально-экологическое регулирование архитектурно-градостроительной деятельности, территориальное планирование и градостроительное зонирование.

Выпускники работают в государственных органах исполнительной власти, научно-исследовательских учреждениях, коммерческих и государственных организациях архитектурного и градостроительного профилей.

Institute for Advanced Architecture of Catalonia

Программа: MaCAD — Master in Advanced Computation for Architecture & Design​

Сколько учиться: 10 месяцев

Вступительные испытания: заполнение формы заявки с резюме, рекомендательными письмами, портфолио и мотивационным письмом

Количество мест: только платные места

Дедлайн подачи: 30 июня

IAAC — исследовательский и образовательный центр в Барселоне, который готовит архитекторов и урбанистов, готовых создавать города будущего и расширять границы архитектуры и дизайна. Магистерская программа Master in Advanced Computation for Architecture & Design проводится онлайн в синхронной и асинхронной форме.

Университет предлагает следующие специализации: «Расширенное экологическое и структурное проектирование», «Информационное моделирование зданий и интеллектуальное строительство», «Искусственный интеллект в архитектуре». Студенты могут пройти все три модуля подготовки или выбрать только интересующие.

Основу обучения составляют лекции и семинары, которые проводятся в прямом эфире, и работа над индивидуальными и групповыми проектами на онлайн-платформе кампуса.

Хотя обучение в университете платное, открыт конкурс на получение гранта, который покроет 20% всех расходов.

Domus Academy Milano

Программа: Master in Urban Vision & Architectural Design​

Сколько учиться: 11 или 14 месяцев в зависимости от трека

Вступительные испытания: заполнение формы заявки с резюме, рекомендательными письмами, портфолио и мотивационным письмом

Количество мест: только платные места

Дедлайн подачи: 1 августа

Domus Academy Milano — частная итальянская школа архитектуры и дизайна, которая предлагает программы магистратуры, аспирантуры и профессиональные курсы. Одновременно в школе могут учиться не более 250 человек.

Программа по архитектуре реализуется в смешанном формате: можно посещать лекции на онлайн-платформе Академии или взять подготовительный онлайн-курс, который упрощает поступление в магистратуру. Кроме того, проводятся открытые онлайн-уроки по тому, как составить портфолио или презентовать бизнес-план.

При поступлении можно выбрать один из треков: Academic Master’s Programme, аккредитованную Италией, или британский аналог Master of Arts.

Программы состоят из пяти модулей профессиональной подготовки, стажировки и дипломного проекта. Здесь можно посмотреть выпускные работы студентов.

Академия также предлагает стипендии и гранты для поддержки учащихся.

 

Дополнительные курсы

Архитекторы.рф

Что: короткие онлайн-курсы по урбанистике и архитектуре

Когда: доступны в любое время

Вступительные испытания: нет

​Архитекторы.рф — бесплатная образовательная программа профессионального развития, которая реализуется Институтом «Стрелка» совместно с ДОМ.РФ при поддержке Правительства Российской Федерации. Программа проходит офлайн и состоит из пяти модулей. В 2021 году набор на курс закрыт: он проходит с марта по сентябрь предыдущего года.

Альтернатива — онлайн-курсы от Архитекторов.рф, включающие в себя видеолекции от экспертов, ридинг-материалы, разбор реализованных проектов и тесты. Сейчас доступны курсы по архитектуре, экономике, управлению, исследованиям городской и жилищной среды, по окончании которых можно получить сертификат.

Institute for Advanced Architecture of Catalonia

Что: Летняя школа Global Summer School 2021​

Когда: 5–29 июля

Вступительные испытания: подача онлайн-заявки

Дедлайн подачи: 30 июня

Летняя школа IAAC состоит из 4 основных модулей: «Вычислительное проектирование», «Городская аналитика», «Дизайн для робототехники» и «Экологический дизайн». Можно быть слушателем всех курсов сразу или записаться на интересующие направления.

Студенты научатся проектировать оболочечные конструкции, работать с технологиями 3D-печати, анализировать геопространственные данные и разрабатывать гипотезы оптимизации городских территорий. Воркшопы и лекции будут проходить онлайн. Специальной подготовки для участия в летней школе не требуется.

Delft University of Technology

Что: академические онлайн-курсы

Когда: ближайший курс — 22 сентября

Вступительные испытания: подача онлайн-заявки

Дедлайн подачи: 15 сентября

Делфтский технический университет — старейший и крупнейший университет технологий в Нидерландах, который входит в ассоциацию пяти крупнейших технических вузов Европы.

Онлайн-курсы университета реализуются в синхронном и асинхронном режиме. Ближайший курс с фиксированной датой, Advanced Zero-Energy Design, начинается 22 сентября и будет проходить в течение 6 недель.

Студенты освоят экологические практики проектирования и строительства зданий, научатся рассчитывать энергоэффективность архитектурных проектов и работать с программой DesignBuilder.

Другие курсы, которые можно проходить в собственном темпе, тоже доступны. Например, программы по устойчивому городскому развитию или проектированию устойчивых городов. Длительность каждого из асинхронных курсов не превышает 7 недель.

Собственные дома архитекторов • Arzamas

20 домов, выстроенных архитекторами для себя

Подготовил Артем Дежурко

Вилла Томаса Джефферсона в Монтичелло


(1769–1784)

США, штат Вирджиния, Шарлотсвилл, Томас-Джефферсон-паркуэй, 931

Томас Джефферсон. Картина Рембрандта Пила. 1800 год © Wikimedia Commons

Томас Джефферсон, американский аристократ, дипломат и одно время президент  Томас Джефферсон — третий президент США с 1801 по 1809 год., — архитектор одного здания, которое он строил всю жизнь. Это усадебный дом на плантации Джефферсона в Монтичелло. Облик дома традиционен, а его техническое оснащение революционно. Там много инженерных находок, часть из которых станет повседневностью только в следующем столетии, а другие совершенно бесполезны: туалеты со смывом, кухонный лифт, устройство, позволяющее писать на бумаге, одновременно создавая копию (нечто вроде ксерокса на мускульной тяге), и скрытый в полу сложный механизм, благодаря которому, толкнув одну из створок дверей, открываешь обе. Словом, это какой-то дом сумасшедшего ученого. Так и представляешь, как в одном из его просторных подвалов Джефферсон пытает Джеймса Бонда. Дом архитектора, особенно в XX веке, это экспериментальная площадка. Дом Томаса Джефферсона — первый в этом ряду.

1 / 6

Усадьба Монтичелло© Martin Falbisoner / Wikimedia Commons, 2010

2 / 6

Усадьба Монтичелло© Darren and Brad / Flickr, 2011

3 / 6

Cадовый павильон в усадьбе Монтичелло© Mr.TinDC/Flickr, 2008

4 / 6

Столовая в усадьбе Монтичелло© Darren and Brad / Flickr, 2011

5 / 6

Усадьба Монтичелло

© Carol M. Highsmith / Library of Congress, 2015

6 / 6

Усадьба Монтичелло© Darren and Brad / Flickr, 2011


Дом Джона Соуна (1792–1824)

Великобритания, Лондон, Линкольнс-Инн-филдс, 12, 13, 14

Джон Соун. Картина Томаса Лоуренса.
1828–1829 годы
© Wikimedia Commons

Джон Соун — самый неклассический из архитекторов классицизма, а его дом — самое странное из его произведений. Архитектор постепенно расширял его, покупая соседние владения, перестраивая их и застраивая дворы. В итоге получился запутанный и тесный лабиринт с комнатами разных размеров и форм, незаметными дверями в углах, «колодцами», объединяющими этажи, и потоками света, льющимися из невидимых щелей сверху, сбоку и иногда, кажется, даже снизу. Соун, как любой английский просвещенный дворянин той эпохи, собирал антики и живопись и прист­раивал к дому все новые помещения, чтобы было где разместить постоянно растущую коллекцию. Экспонаты так густо покрывают стены крошечных залов, что трудно пройтись по дому, не задев ухом или носом какой-нибудь римский мрамор.

1 / 7

Дом-музей Джона Соуна© Ewan Munro / Flickr, 2008

2 / 7

Дом-музей Джона Соуна© Wikimedia Commons, 1983

3 / 7

Дом-музей Джона Соуна

© stu smith / Flickr, 1980

4 / 7

Дом-музей Джона Соуна© stu smith / Flickr, 1980

5 / 7

Дом-музей Джона Соуна© stu smith / Flickr, 1980

6 / 7

Дом-музей Джона Соуна© Kotomi/Flickr, 2008

7 / 7

Дом-музей Джона Соуна© stu smith / Flickr, 1980


Дом Виктора Орта (1898–1901)

Бельгия, Брюссель, Рю-Америкен, 25

Виктор Орта. 1900 год © Wikimedia Commons

Виктор Орта изобрел архитектуру ар-нуво. До Орта в стиле ар-нуво (он же стиль модерн) делали мебель, лампы и настольные статуэтки — и никому не приходило в голову, что в том же стиле можно выстроить целый дом. Поэтому четыре особняка, которые Орта построил в Брюсселе, включая его собственный дом, считаются важными достопримечательностями города, музеефицированы и бережно сохраняются со всей обстановкой. Все архитекторы ар-нуво строили для себя особняки (а Федор Шехтель целых два), но первоначальную обстановку полностью сохранил только особняк Орта. А в домах ар-нуво обстановка — самое ценное. Их мебель, двери, фурнитура — словом, все интерьерные мелочи создавались в единственном экземпляре, как неотъемлемые части только этого здания.

1 / 8

Дом-музей Виктора Орта© Francisco Antunes / Flickr, 2010

2 / 8

Дом-музей Виктора Орта© María Ouro / Flickr, 2007

3 / 8

Дом-музей Виктора Орта© Xavier Ashe / Flickr, 2011

4 / 8

Дом-музей Виктора Орта© Wikimedia Commons, 2011

5 / 8

Дом-музей Виктора Орта© mksfca/Flickr, 1997

6 / 8

Дом-музей Виктора Орта© Xavier Ashe / Flickr, 2011

7 / 8

Дом-музей Виктора Орта© tsoleau/Flickr, 2008

8 / 8

Дом-музей Виктора Орта© bookchen/Flickr, 2008


Дом Рудольфа Шиндлера (1921–1922)

США, штат Калифорния, Западный Голливуд, Норт-Кингс-роуд, 833

Рудольф Михаэль Шиндлер
© ncmodernist.org

С современной точки зрения это не дом, а хостел. В нем нет спален, гостиной и столовой, а есть несколько комнат, каждая из которых предназначена для одного человека, и одно общее хозяйственное помещение. Конструкция у него тоже необычная: вместо фундамента — плоская плита бетонного пола, одни стены — из слоистого бетона, как торт «Наполеон», а другие — стеклянные, решетчатые и раздвижные, как в традиционной японской архитектуре. Шиндлер при жизни был известен, но не знаменит. Его постройки были слишком экспериментальными, чтобы нравиться широкой публике. Зато наши современники, калифорнийские архитекторы-деконструктивисты, считают Шиндлера своим предшественником, боготворят его и бесконечно обсуждают, как сберечь его дом.

1 / 5

Дом Рудольфа Шиндлера© Chris Mottalini / ncmodernist.org

2 / 5

Дом Рудольфа Шиндлера© Julius Shulman / Wikimedia Commons, 1997

3 / 5

Дом Рудольфа Шиндлера© Allan Ferguson / Wikimedia Commons, 2001

4 / 5

Дом Рудольфа Шиндлера© Allan Ferguson / Wikimedia Commons, 2001

5 / 5

Дом Рудольфа Шиндлера© Allan Ferguson / Wikimedia Commons, 2001


Дом Шрёдер Геррита Ритвельда (1924)

Нидерланды, Утрехт, Принс-Хендриклан, 50

Геррит Томас Ритвельд. 1962 год © Wikimedia Commons

Геррит Ритвельд, главный голландский архитектор-модернист, строил этот дом для вдовы Трюс Шрёдер и ее троих детей, но в процессе строительства он так сдружился с заказчицей, что сам поселился с ней в доме и прожил там всю жизнь. Считается, что в этом проекте Ритвельд перенес в трехмерное пространство принципы абстрактной живописи Пита Мондриана. Еще больше, чем на картины Мондриана, здание похоже на работы русских супрематистов: архитектоны Малевича, проуны Лисицкого. На что он совсем не похож, так это на «нормальные» модернистские дома: слишком много в нем цвета, слишком много деталей, не обусловленных функцией. Тем не менее он их предшественник. Дом Шрёдер — один из ранних смелых экспериментов, на основе которых сложилась архитектура модернизма.

1 / 5

Дом Шрёдер© Wikimedia Commons, 2011

2 / 5

Дом Шрёдер© Hay Kranen / Wikimedia Commons, 2010

3 / 5

Дом Шрёдер© Erik Honig / Wikimedia Commons, 2011

4 / 5

Дом Шрёдер© Wikimedia Commons, 2010

5 / 5

Дом Шрёдер© Wikimedia Commons, 2010


Дом Константина Мельникова (1927–1929)

Москва, Кривоарбатский пер., 10

Константин Мельников
© Wikimedia Commons

Все архитекторы XX века строили дома для себя. Все, кроме советских. В СССР было не принято строить особняки. Как это удалось Мельникову — загадка. Нам повезло, что это удалось именно ему — самому большому фантазеру среди архитекторов советского авангарда. Дом у него вышел ни на что не похожий, из двух цилиндров, со стенами как соты и одной спальней для всех членов семьи. Этот особняк — шедевр архитектуры, известный во всем мире, и для иностранного туриста он одна из важнейших достопримечательностей Москвы. А для нас, русских, он важен не как архитектурный шедевр, а как культурная аномалия. Особняк, построенный в эпоху проклятого «квартирного вопроса», с гордой надписью «Константин Мельников архитектор» над входом и огромной и светлой, как храм, мастерской на третьем этаже — манифестация достоинства профессии, которого никто за ней не признавал в СССР, где архитекторы были анонимными функционерами проектных институтов и рабами Стройкомплекса.

1 / 12

Дом Мельникова© Nikolai Vassiliev / Flickr, 2015

2 / 12

Дом Мельникова© Viktoria Savuta / Wikimedia Commons, 2014

3 / 12

Дом Мельникова© Viktoria Savuta / Wikimedia Commons, 2014

4 / 12

Дом Мельникова© Alex Naanou / Flickr, 2014

5 / 12

Дом Мельникова© Viktoria Savuta / Wikimedia Commons, 2014

6 / 12

Дом Мельникова© Viktoria Savuta / Wikimedia Commons, 2014

7 / 12

Дом Мельникова© Alex Naanou / Flickr, 2014

8 / 12

Дом Мельникова© Alex Naanou / Flickr, 2014

9 / 12

Одна из детских комнат в доме Мельникова© Alex Naanou / Flickr, 2014

10 / 12

Дом Мельникова© Nikolai Vassiliev / Flickr, 2013

11 / 12

Спальня в доме Мельникова. 1920-е годы© Wikimedia Commons

12 / 12

Каркас дома в процессе строительства. У дома — Константин Мельников с женой. 1927 год© Wikimedia Commons


Усадьба Фрэнка Ллойда Райта «Талиесин»
(1911–1959)

США, штат Висконсин, Спринг-Грин, Каунти-роуд, 5481

Фрэнк Ллойд Райт. Фотография Ала Равенны. 1954 год © Library of Congress

«Талиесин» — самый большой из всех домов архитекторов, дом архитектора с самой жуткой историей и единственный дом архитектора, где можно получить диплом архитектора. Это поместье, которое Райт унаследовал от матери и прожил в нем большую часть жизни. Там находилось его архитектурное бюро, а с 1932 года — частный архитектурный вуз Райта, который работает до сих пор. Благодаря этому вузу Райт стал вторым по влиятельности архитектором XX века после Ле Корбюзье. Если Ле Корбюзье — отец архитектуры модернизма, то Райт — дедушка постмодернизма. Он ненавидел модернистскую архитектуру и боролся с ней как мог. Многочисленные ученики Райта, архитекторы 1960-х и 1970-х годов, довели его борьбу до победного конца. С усадьбой связаны самые страшные воспоминания Райта. Она дважды полностью сгорала: первый раз в 1914 году, когда слуга, сошедший с ума, убил любовницу Райта и ее детей и поджег их тела, и в 1925 году, сразу после того, как Райт построил ее во второй раз. Сейчас на этом месте стоит несколько зданий, которые Райт постепенно возводил с 1928 года.

1 / 8

Усадьба «Талиесин»© Marc Heiden / Wikimedia Commons, 2012

2 / 8

Усадьба «Талиесин»© Wikimedia Commons, 2012

3 / 8

Усадьба «Талиесин»© Michael D Martin / Flickr, 2011

4 / 8

Усадьба «Талиесин»© sswj/Flickr, 2012

5 / 8

Усадьба «Талиесин»© Inga Munsinger Cotton / Flickr, 2005

6 / 8

Усадьба «Талиесин»© Inga Munsinger Cotton / Flickr, 2005

7 / 8

Усадьба «Талиесин»© sswj/Flickr, 2012

8 / 8

Усадьба «Талиесин»© sswj/Flickr, 2012


Дом Вальтера Гропиуса (1938)

США, штат Массачусетс, Линкольн, Бейкер-Бридж-роуд, 68

Вальтер Гропиус. Фотография Ханса Г. Конрада. 1955 год © Wikimedia Commons

Вальтер Гропиус — один из главных архитекторов модернизма, и его переезд в США в 1930-х годах — историческое событие. С тех пор не Европа, а Америка стала местом, где создается самая передовая архитектура мира. В Америке Гропиус преподавал в Гарвардской школе дизайна, и свой дом он использовал как учебное пособие, показывая студентам на его примере, что такое современная архитектура: план и фасады как отражение пространст­венной структуры, четкое разделение функциональных зон, внимание к естественному освещению и т. д. Дом стал символом новой архитектуры интернационального стиля, которая пришла в Америку из Старого Света, и этим навлек на себя критику самых разных людей — от Фрэнка Ллойда Райта до разъяренных соседей.

1 / 5

Дом Вальтера Гропиуса. Не ранее 1939 года© Library of Congress

2 / 5

Дом Вальтера Гропиуса. Не ранее 1939 года© Library of Congress

3 / 5

Дом Вальтера Гропиуса. Не ранее 1939 года© Library of Congress

4 / 5

Дом Вальтера Гропиуса. Не ранее 1939 года© Library of Congress

5 / 5

Дом Вальтера Гропиуса. Одна из спален на втором этаже. Не ранее 1939 года© Library of Congress


Дом Эрнё Голдфингера (1939)

Великобритания, Лондон, Уиллоу-роуд, 1, 2, 3

Эрнё Голдфингер © open.edu

Этот дом, как и любой дом, который архитектор-модернист строил для себя, экспериментальный, со множеством полезных находок в интерьере. Например, в доме нет плинтусов. Переход от пола к стенам плавный, и там не скапливается пыль. Разумеется, не обошлось без встроенных шкафов, раздвижных стен и перепадов уровня пола. Но важнее другое. Англия — консервативная страна, где к любым новшествам относятся с подозрением. Англичан пугали модернистские дома, белые, с огромными окнами и хромирован­ными парапетами. Они задумывались: нельзя ли быть современными, но без этих крайностей? Голдфингер показал, что можно. Его дом — редкий пример модернистской архитектуры, уважающей контекст и историю места. У дома кирпичные фасады того же цвета, что и у других зданий на той же улице, и, что важнее, он традиционен по своему внутреннему устройству. Это типичный английский террасный дом, разделенный на три изолированные части. То есть на самом деле это три дома с общими стенами, отдельными входами с улицы и тремя садиками позади. В центральной части Голдфингер жил, две другие сдавал жильцам.

1 / 3

Дом Эрнё Голдфингера© Matthew Byrne / Flickr, 2008

2 / 3

Дом Эрнё Голдфингера© Kit Reynolds / Flickr, 2006

3 / 3

Дом Эрнё Голдфингера© Cle0patra/Flickr, 2010


Дом Гуннара Асплунда (1940)

Швеция, Сурунда, Хестнесвеген, 55

Эрик Гуннар Асплунд © Wikimedia Commons

Хозяин этого маленького домика, Гуннар Асплунд, — знаменитый шведский архитектор. Об этом невозможно догадаться, глядя на его дом. Здание похоже не на виллу знаменитости, а на дом крестьянина в шведской глубинке. Внутри, на первый взгляд, тоже ничего особенного. Тем не менее это шедевр, просто сделан он так тонко, что штрихи почти не видны. Нужно очень постараться, чтобы разглядеть детали, превращающие обыденность в поэзию (например, ступени лестницы, которые входят прямо в зев открытого очага).

 

1 / 5

Дом Гуннара Асплунда. Фотография Ёкио Ёсимуры© erikgunnarasplund.com

2 / 5

Дом Гуннара Асплунда. Фотография Ёкио Ёсимуры© erikgunnarasplund.com

3 / 5

Дом Гуннара Асплунда. Фотография Ёкио Ёсимуры© erikgunnarasplund.com

4 / 5

Дом Гуннара Асплунда. Фотография Ёкио Ёсимуры© erikgunnarasplund.com

5 / 5

Дом Гуннара Асплунда© sika-design.com


Стеклянный дом Филипа Джонсона (1949)

США, штат Коннектикут, Нью-Канаан, Понус-Ридж-роуд, 798–856

Филип Джонсон. Фотография Беньямина Пьетро Филардо © Wikimedia Commons

Филип Джонсон устроил в 1932 году в Нью-Йорке выставку «Интернациональный стиль», которая познакомила Америку с европейской модернистской архитектурой, а потом трудоустроил в США главных героев своей выставки. Затем Джонсон получил диплом архитектора, и первое, что он построил, был его собственный дом. В этом маленьком здании, как ни в каком другом, воплотились все принципы модернизма. Это жилая капсула минимально необходимой площади и с минимальным набором мебели, без внешних стен (все ее стены — это окна) и без внутренних перегородок (весь интерьер — одна комната), полурастворенная в зелени и воздухе леса, почти нематериальная, дом-идея.

1 / 4

Дом Филипа Джонсона© Edelteil / Wikimedia Commons, 2013

2 / 4

Дом Филипа Джонсона© Edelteil / Wikimedia Commons, 2011

3 / 4

Дом Филипа Джонсона© Edelteil / Wikimedia Commons, 2013

4 / 4

Дом Филипа Джонсона© Edelteil / Wikimedia Commons, 2012


«Кабанон» Ле Корбюзье (1952)

Франция, Рокбрюн — Кап-Мартен

Ле Корбюзье. Фотография 1931 года © thecharnelhouse.org

Самый маленький дом для себя построил величайший из архитекторов. Ле Корбюзье нельзя упрекнуть в непоследовательности. Он был убежден, что лучше всего человеку живется в интерьере, до противоположных стен которого можно дотянуться, расставив руки, с туалетом как в самолете и набором мебели, состоящим из двух табуреток, — и именно такой дом построил себе. Точнее, не дом даже, а хижину (по-французски cabanon). Ле Корбюзье пристроил ее к ресторану, с владельцем которого дружил, и это избавило его от необходимости делать кухню: вместо этого он поставил дверь между хижиной и рестораном. Снаружи хижина похожа на дровяной сарай, но оснащена канализацией, примитивной вентиляционной системой и внутри богато украшена настенной живописью.

1 / 4

«Кабанон»© Anna Armstrong / Flickr, 2009

2 / 4

«Кабанон»© Rory Hyde / Flickr, 2009

3 / 4

«Кабанон»© Yuzu Lab / Flickr, 2007

4 / 4

«Кабанон»© Of Houses / Flickr, 2014


Дом Оскара Нимейера (1953)

Бразилия, Рио-де-Жанейро, Эстрада-дас-Каноас, 1246

Оскар Нимейер © Wikimedia Commons

Нимейер в молодости работал с Ле Корбюзье. Удивительно, как они могли друг друга терпеть. В архитектуре Ле Корбюзье все решает расчет, технология; если бы он мог, он запретил бы архитекторам думать о красоте. Нимейер — полная ему противоположность. Его архитектура — поэтическая, скульптурная, мягкая. Известны его слова, что он вдохновляется контурами женского тела. До Нимейера считалось, что бетон — материал жесткий, суровый. Нимейер показал, что бетон может быть пластичным, как глина. Собственный дом архитектора — манифест его лирического модернизма. В крупных проектах он не мог избежать углов, а тут (по крайней мере в наземной части дома) все линии гибкие и рифмуются с контурами статуй, расставленных вокруг в зарослях.

1 / 5

Дом Оскара Нимейера© wikiarquitectura.com

2 / 5

Дом Оскара Нимейера© wikiarquitectura.com

3 / 5

Дом Оскара Нимейера© wikiarquitectura.com

4 / 5

Дом Оскара Нимейера© wikiarquitectura.com

5 / 5

Дом Оскара Нимейера© wikiarquitectura.com


Летний дом Алвара Аалто (1952–1953)

Финляндия, озеро Пяйянне, остров Мууратсало

Алвар Аалто. 1960 год © Wikimedia Commons

Финляндия — страна с короткой архитектурной историей. И если французы гордятся своей готикой, итальянцы своим барокко, русские своим ампиром, то финны гордятся своей архитектурой XX века. Все, что построил Алвар Аалто, величайший из финских архитекторов прошлого века, теперь считается национальным достоянием и бережно сохраняется в первоначальном виде. Летний дом Аалто, построенный в глубине Финляндии, посреди нетронутой природы, на острове, куда в 1950-х можно было попасть только на лодке, — редкий пример патриотической модернистской архитектуры. Все здесь наполнено мыслью о родине. Даже лодка, которая стоит в эллинге  Эллинг — (нидерл. helling) сооружение для постройки или ремонта судов., называется Nemo propheta in patria  «Нет пророка в своем отечестве» (лат.).. Дом на Мууратсало был площадкой для архитектурных экспериментов. На внутренних поверхностях стен, окружающих двор, Аалто исследовал декоративные возможности облицовочного кирпича, укладывая его так и эдак — всего 50 разными способами. Он планировал и другие эксперименты: попробовать строить без фундамента, из кирпичей произвольной формы и так далее, но из них осуществил только один — у гостевого домика действительно нет фундамента.

1 / 6

Дом Алвара Аалто© Jonathan Rieke / Flickr, 2012

2 / 6

Дом Алвара Аалто © Andrew Carr / Flickr, 2006

3 / 6

Дом Алвара Аалто© trevor.patt/Flickr, 2011

4 / 6

Дом Алвара Аалто© Jonathan Rieke / Flickr, 2012

5 / 6

Дом Алвара Аалто© Jonathan Rieke / Flickr, 2012

6 / 6

Дом Алвара Аалто© Jonathan Rieke / Flickr, 2012


Дом Альберта Фрея (1963–1964)

США, штат Калифорния, Палм-Спрингс, Уэст-Палисейдс-драйв, 686

Альберт Фрей. Фотография Дона Бакнера © American Institute of Architects

Архитекторы XX века любили делать большие окна. Они говорили, что благодаря им природа входит в интерьер. Здесь она входит в интерьер физически. Скала, как бы разорвав хрупкую оболочку дома, вваливается в комнату. Это самое драматическое противопоставление природного и искусственного начал, какое только знает история архитектуры. Но оно вводит нас в заблуждение. Прежде чем построить дом, Альберт Фрей целый год наблюдал за тем, как солнце освещает участок, под каким углом ложатся тени, и на основе этих наблюдений рассчитал положение, план и высоту дома. Здание построено с таким вниманием к естественной среде, что правильней считать его частью ландшафта, а не чужеродной деталью в нем.

1 / 4

Дом Альберта Фрея© Linda_Bisset/Flickr, 2007

2 / 4

Дом Альберта Фрея. Фотография Дэна Чевкина© American Institute of Architects

3 / 4

Дом Альберта Фрея. Фотография Дэна Чевкина© American Institute of Architects

4 / 4

Дом Альберта Фрея. Фотография Дэна Чевкина© American Institute of Architects


Экспериментальный дом VDL II Рихарда Нойтры (1966)

США, штат Калифорния, Лос-Анджелес, Сильвер-Лейк-бульвар, 2300

Рихард Нойтра. Фотография Эда Кларка © Wikimedia Commons

Лос-анджелесский особняк Рихарда Нойтры — как домашнее животное, которое завели вместо умершего и назвали тем же именем. Дом, который архитектор построил для себя в 1932 году, в начале 1960-х сгорел. Нойтра очень горевал: в доме выросли его сыновья, там хранился его архив, и, наконец, как архитектор он гордился этой постройкой. Поэтому дом, который Рихард Нойтра вместе со своим сыном Дионом построил после пожара, — это дом-воспоминание, реинкарнация своего предшественника. Он стоит на фундаменте особняка 1932 года, имеет ту же высоту и почти такую же планировку. Оснащение у него для 1960-х годов сверхсовременное: пенопластовые подвесные потолки, переключатели света с диммерами  Диммер — светорегулятор. и трансформирующийся фасад с электроприводом, но сквозь его контуры как будто проступают очертания погибшего шедевра.

1 / 6

Дом VDL II© Lars K / Flickr, 2011

2 / 6

Дом VDL II© Omar Kalifornia / Flickr, 2008

3 / 6

Дом VDL II© Omar Kalifornia / Flickr, 2008

4 / 6

Дом VDL II© Omar Kalifornia / Flickr, 2008

5 / 6

Дом VDL II© Scott Lowe / Flickr, 2007

6 / 6

Дом VDL II© Roxanna Salceda / Wikimedia Commons, 2008


Дом Ванны Вентури Роберта Вентури (1962–1964)

США, штат Пенсильвания, Филадельфия, Миллман-стрит, 8330

Роберт Вентури. Фотография Тодда Шеридана. 2008 год © Wikimedia Commons

Дом-манифест, иллюстрирующий мысли Роберта Вентури — теоретика. Этот дом он построил для своей матери, но потом сам поселился в нем (сейчас там живут новые владельцы). Публикации Вентури изменили историю архитектуры: он едко высмеивал каноны модернизма и размышлял, какой могла бы быть архитектура послемодернистская. Дом его матери считается первым в истории постмодернистским зданием. Точнее даже — антимодернистским. В нем все наоборот, не так, как положено по правилам «современной» архитектуры: вместо гармоничной асимметрии — почти полная симметрия, вместо плоской крыши — двускатная, вместо ясной и логичной композиции — запутанное нагромождение масс. Черты этого дома, в частности вольно трактованные классические мотивы, можно найти во множестве американских и европейских зданий, построенных в 1980-х годах (и в московских в 1990-х).

1 / 4

Дом Ванны Вентури© Wikimedia Commons, 2010

2 / 4

Дом Ванны Вентури© Wikimedia Commons, 2010

3 / 4

Дом Ванны Вентури© Wikimedia Commons, 2010

4 / 4

Дом Ванны Вентури© Wikimedia Commons, 2010


Дом Ричарда Роджерса (1968–1969)

Великобритания, Лондон, Уимблдон, Парксайд, 22

Ричард Джордж Роджерс © inspirationist.net

Ричард Роджерс — пионер хай-тека, и дом, который он в 1968 году построил для родителей, а потом долго жил в нем сам, ранний пример архитектуры высоких технологий. По концепции он похож на Стеклянный дом Джонсона: стеклянные стены (правда, не все), единое пространство интерьера, не разделенное на комнаты. Но сделан иначе. Например, его стены — из тех же панелей, что и стенки рефрижераторов, что позволяет экономить на отоплении. Этот дом — прототип более поздних и более масштабных построек Ричарда Роджерса, таких как Центр Жоржа Помпиду в Париже. В 2013 году дом был поставлен на охрану как памятник архитектуры, и в том же году Роджерс его продал.

1 / 4

Дом Ричарда Роджерса© Of Houses / Flickr, 2015

2 / 4

Дом Ричарда Роджерса© Of Houses / Flickr, 2015

3 / 4

Дом Ричарда Роджерса© Of Houses / Flickr, 2015

4 / 4

Дом Ричарда Роджерса© Of Houses / Flickr, 2015


Дом Йорна Утсона (1971–1973)

Испания, Майорка, Порто-Петро, Каррер-де-Са-Митха-Йуна, 77

Йорн Утсон. Фотография Оле Хопта. 2000 год © Wikimedia Commons

До 1960-х годов архитекторы старались строить как можно более по-современному. Или даже так, как, по их мнению, должны строить в будущем. А в 1960-х и 1970-х годах некоторые архитекторы, наоборот, попробовали строить дома, которые как бы существуют вне истории. Такие, какими их могли бы построить и через тысячу лет, и тысячу лет назад. Одна из таких попыток — дом архитектора Йорна Утсона на Майорке. Он прост, как природное образование. Ни капли бетона, никакой внутренней отделки. Только голая каменная кладка, солнце и немая поэзия пропорций.

1 / 6

Дом Йорна Утсона© christian skovgaard / Flickr, 2010

2 / 6

Дом Йорна Утсона© Frans Drewniak / Flickr, 2003

3 / 6

Дом Йорна Утсона© christian skovgaard / Flickr, 2010

4 / 6

Дом Йорна Утсона© christian skovgaard / Flickr, 2010

5 / 6

Дом Йорна Утсона© christian skovgaard / Flickr, 2010

6 / 6

Дом Йорна Утсона© christian skovgaard / Flickr, 2010


Дом Фрэнка Гери (1977–1978, 1991)

США, штат Калифорния, Санта-Моника, 22-я улица, 1002

Фрэнк Гери © ateliercourbet.com

Фрэнк Гери — мастер домов-аттракционов, которые превращают любой город, где они построены, в туристическую Мекку. Непохоже, что Гери от этого в восторге: за его архитектурой стоит глубокая философия, до которой туристам нет никакого дела. Собственный дом архитектора (на самом деле пристройка к дому 1920 года) — полигон, на котором он выработал свой стиль: углы, разломы, необычные материалы, внезапные переходы от глухой поверхности к прозрачной. Считают, что архитектура деконструктивизма началась с дома Фрэнка Гери. Единственный, кто так не считает, — сам Гери, но до этого никому нет дела.

1 / 5

Дом Фрэнка Гери© Greg Headley / Flickr, 2006

2 / 5

Дом Фрэнка Гери© William Veerbeek / Flickr, 2008

3 / 5

Дом Фрэнка Гери© IK’s World Trip / Flickr, 2007

4 / 5

Дом Фрэнка Гери© sebi ryffel / Flickr, 2008

5 / 5

Дом Фрэнка Гери© Robert Lochner / Flickr, 1994

Великие российские архитекторы. Известные архитекторы России — список

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

Восемь навыков архитектора будущего

0 Конференция, организованная в стратегическом партнерстве с ДОМ.рф при поддержке Минстроя России, прошла во второй раз и получилась зрелищной, информативной, хорошо построенной. Чередовались лекции и мини-лекции, панельные дискуссии, интервью и ток-шоу, сочетались маленькие форматы и большие, основное блюдо подавали в конце, хотя интересно было всё. «Бомбой» первого дня стало двойное интервью партнера MVRDV Вини Маса и сооснователя и гендиректора КБ Стрелка Дениса Леонтьева – драматическое повествование о карьере архитектора и ее рисках, смысл которого сводился к тому, что хорошему яхтсмену нужен сильный ветер, а архитектура будущего похожа на экстремальный спорт: кто не забил гол, тот вылетел, кто не поплыл, тот утонул.

Конференция «Архитектор будущего» 2019.

© Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019. Соня Эльтерман, Strelka Mag.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»


Главным событием второго дня стало объявление победителя конкурса Archdaily&Strelka Award и лекция тайского архитектора Кулапата Янтрасаста, чья американская студия wHY спроектировала около 50 галерей по всему миру и выиграла конкурс на ландшафтный парк типа Зарядья с большим урбанистическим значением, связавший между собой части Эдинбурга. Кулапат объяснил потребность в культурном жанре тем, что «музей – место симпатии, где люди могут увидеть друг друга и друг другу понравиться». Если уложить смысл лекции в одной фразе, небольшой офис в 30 человек может сделать большой вклад в культуру. В бюро пять направлений: идеи, здания, ландшафты, объекты, музеи. Проводя аналогии с едой, Кулапат сказал, что архитектура движется от японского суши в сторону тайской лапши, от четкости к смешению. Кулапат – представитель креативной экономики.
  • Конференция «Архитектор будущего» 2019.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019. Кулапат Янтрасаст, архитектор, Таиланд.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019. Кулапат Янтрасаст, архитектор, Таиланд.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»


Вела конференцию главный редактор Strelka Magazine Соня Эльтерман. Все выступавшие без исключения и были архитекторами будущего (АБ), так что портрет сложился. Итак, что представляют собой внешность, профессиональные навыки и морально-деловые качества архитектора будущего?

Внешность АБ Это мужчина или женщина в ч/б комбинезоне или робе, кроссовках, иногда джинсах, изредка в синем неформальном пиджаке (в этом смысле мало что изменилось). Самый футуристичный лук был у Кулапата Янтрасаста, чья лекция завершила второй день конференции. Сияющие серебряные кроссовки-калоши, блики от которых долетали до Патриаршего моста, вместе с полосатым комбинезоном придавали ему сходство с Винтиком и Шпунтиком из футуристической повести Носова о «Незнайке». Он оказался блестящим оратором в англо-американских традициях, с таким даром можно баллотироваться в президенты. Кроме одежды, архитектору будущего свойственна еще и экспрессивная манера, которая необходима для продвижения идей, для демонстрации энергии.
  • Конференция «Архитектор будущего» 2019.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019. Кулапат Янтрасаст, архитектор, Таиланд.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»


Качества АБ Без них никуда. В ток-шоу Вини Маса и Дениса Леонтьева слушатели узнали всю правду о креативной экономике. Сначала спикеры были уклончивы. Соня Эльтерман спросила, каково это – быть революционерами, на что Денис Леонтьев ответил, что революционно как раз быть эволюционером, ломать не трудно, трудно эволюционировать, подстраиваясь к меняющимся условиям. На вопрос, что делать молодому архитектору, если у него дети и ипотека, а контракт на проект заканчивается через полгода, сооснователь КБ Стрелка разъяснил, что не надо бояться рваной востребованности. Да, в креативных экономиках происходят вспышки быстрого найма, из новых людей формируется бассейн, надо быстро нырнуть в команду и поплыть. Некоторые сотрудники, которые начинали в КБ Стрелка 5-6 лет назад, сейчас директора проектов. В КБ Стрелка постоянно работают 50% сотрудников, остальные 50% меняются (в MVRDV примерно 50 человек на фиксированном контракте и примерно 150 – фрилансеры). «Мы не сидим на нефтяной трубе, – подчеркнул Денис Леонтьев, – наша деятельность – как серфинг по волнам: нужно искать эти волны». Решения для городской ткани, которыми занимается КБ Стрелка, – это предпроектная деятельность, а она рискованна, – заявил он. – Некоторые убегают в поисках теплого кресла в крупные корпорации. Другие принимают вызов. Но молодые люди, которые приходят на «Стрелку», хотят понимать, «где я в этом проекте». «У нас в офисе внутренняя конкуренция сочетается с сотрудничеством. К нам подходит метафора футбольной команды. Ты можешь быть звездой и забивать голы, но имеешь право и на ошибку. Мы даем играть в свою игру».

Вини Мас, в свою очередь, рассказал, как устроен офис MVRDV. Когда-то на заре основания студии в 1990-х голландцы славились своей горизонтальной иерархией: все члены команды собирались за длинным столом, и не было как таковых начальников и подчиненных, но каждый отвечал за свою часть работы. Но теперь MVRDV выросла, и «стол расширился до квартала», появилось китайское отделение и другие. Большая компания утрачивает горизонтальность. Но Вини все равно мечтает, чтобы в дебатах все сотрудники были равнозначны. На вопрос «кого берете к себе на работу?», Вини Мас перечислил в порядке убывания значимости: тех, кто пишет тексты и отвечает за коммуникацию; умеющих писать алгоритмы, программы и скрипты; организаторов, которые знают, куда пойти, а куда ходить не надо; умеющих работать руками. А Денис Леонтьев просто сказал, что берут по интервью. Из зала спросили обоих спикеров, взяли бы они себя молодого в свои нынешние компании. Вини Мас затруднился с ответом, а Денис Леонтьев ответил утвердительно, ведь он создал несколько лет назад компанию, в которой хотел работать, но которой в тот момент не существовало.

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019. Вини Мас (MVRDV) и Денис Леонтьев (КБ Стрелка)

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019. Вини Мас (MVRDV) и Денис Леонтьев (КБ Стрелка)

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019.Вини Мас

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019. Вини Мас (MVRDV) и Денис Леонтьев (КБ Стрелка)

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019. Вини Мас (MVRDV) и Денис Леонтьев (КБ Стрелка)

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019.Денис Леонтьев

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019. Вини Мас (MVRDV) и Денис Леонтьев (КБ Стрелка)

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»


Навыки АБПереходя от моральных качеств к профессиональным навыкам, надо сказать, что архитектор будущего – это архитектор плюс что-то. Должна быть дополнительная специальность: биология, компьютерные игры, энтертейнмент, программирование, волонтерство, экология, социология, политика, искусство. Меня поразило, что, когда одного из ораторов спросили, какие компьютерные программы надо знать, чтобы устроиться к ним в бюро, он ответил, что программы меняются каждую неделю, а надо быть хорошим профессионалом, то есть, видимо, уметь овладевать новыми программами мгновенно.

+ Сторителлинг Ораторское искусство – важнейший навык для архитектора. Все выступавшие им владели. Многие рассказали о себе истории в формате TED – короткие, яркие, заранее снимающие вопросы. Например, молодой архитектор-исследователь Татьяна Кнороз поделилась историей о том, как выбирала себе образование, и какие у нее были развилки. Она поступила в Миланский Политех, так как там учат бесплатно и платят стипендию вне зависимости от гражданства, но на третьем курсе поняла, что перспектив с работой в Италии нет. Ей удалось со своим исследованием реновации европейских «хрущевок» войти в программу японского университета. При этом разница в менталитете с японцами сначала сильно мешала, но оказалась в итоге полезной. Главное, что в Японии есть стипендия, которая позволяет заниматься теорией архитектуры в спокойном режиме (а экстремальные перегрузки для АБ, как ясно из предыдущего, повседневность). Сейчас Татьяна снимает фильм о жителях японских хрущевок, но, поскольку они не любят жаловаться, она изобрела дивайсологию. Наличие дивайсов – устройств, компенсирующих неудобство их домов, показывает их потребности.

Конференция «Архитектор будущего» 2019. Татьяна Кнороз, архитектор.

© Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»


+ Креативное письмоВторой важнейший навык – а Вини Мас, когда его спросили, кого бы он взял к себе в бюро MVRDV, назвал его первым, – это умение писать тексты. «Текст – важная часть проектной работы. Он проясняет, чего мы хотим. Нам надо жить в мире слов», – сказал партнер MVRDV.

+ Биология  Катя Брыскина, закончившая АА в Лондоне, поработавшая в Тель-Авиве, занялась архитектурой на стыке с технологиями. Сначала моделированием с применением маленьких роботов, которые действуют по принципу термитов, реагируя на лампочки разных цветов, а потом выращиванием биоматериалов, исследованием мицелия, добываемого из древесных грибов. Роботы могут всё, но в 3D-печати используются токсичные материалы, а мицелий с экологической точки зрения безопасен, его можно выращивать где угодно.

Конференция «Архитектор будущего» 2019. Катя Брыскина, архитектор.

© Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»


Итальянский архитектор Маттео Бриони отчасти тоже выступал про биологию, так как в технологии обработки глины, которой он занимается, встречается и соединение ее с крупой. Но можно и с резиной, если что, – всего 12 способов. Бриони как истинный итальянец, ценящий простые радости жизни, напомнил, что архитектура материальна, что она от Адама была глиняной. Ведь имя Адам не только переводится с иврита как человек, но и является однокоренным для слов «красный» и «глина». И если человек создан из праха и в прах возвратится, то архитектуру тем более давайте делать из матушки-земли. Этично, эстетично, экологично. Фреска Микеланджело, где Господь протягивает Адаму руку, подтверждала истинность сказанного.

Конференция «Архитектор будущего» 2019. Маттео Бриони, архитектор, Италия.

© Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»


+ Геймизация Дарья Насонова, выпускница МАРХИ и разработчик видеоигр утверждает, что архитектура и геймдизайн – это одно и то же. И то и другое складывается из организации пространства и нарратива. Игры изучают культурологи и философы, на эту тему есть даже журнал Heterotopia. Дарья еще в дипломном проекте превращения завода Аремкуз в кампус университета сделала игру, в которой первокурсник ходит по кампусу и общается. Другая игра посвящена разрушению памятников конструктивизма. На Башню Татлина нападают постмодернистске монстры и бомбардируют ее снарядами – ионическими капителями, а башня отстреливается другими снарядами – окнами Дома Мельникова. Для усвоения философии создана еще одна игра. Ницше, как известно, философствовал молотом. Фигурка усатого философа с молотком скачет по полю и убивает Маркса и прочих идолов, созданных европейской цивилизацией. Наиболее практическая игра моделирует ситуацию района или двора, жители играют, размещая, где им хочется, лавочки, фонтаны, кафе и собачью площадку. Затем архитекторы это строят.

Конференция «Архитектор будущего» 2019. Дарья Насонова, архитектор и разработчик видеоигр.

© Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»


+ Волонтерство Как архитектура может стать подвижничеством, рассказали Джоана Дабаж и Рикардо Лука Конти. Их некоммерческое бюро CatalyticAction базируется в Лондоне, но проекты выполнило в палаточном лагере для беженцев в Ливане. Архитекторы поехали туда, жили там четыре месяца и вместе с местным населением из местных подручных материалов построили детскую школу. На строительстве работали мужчины, а женщины, которым по мусульманским законам запрещено быть рядом, изготавливали теплоизоляцию из овечьей шерсти. Дети тоже участвовали и рисовали весь этот процесс. Безусловно, это этический поступок – поехать на передний край, туда, где труднее всего, погрузиться в тяготы местной жизни и немного облегчить ее. За этот проект Джоана и Рикардо были удостоены премии на архитектурному конкурсе LafargeHolcim Awards по устойчивому строительству.
  • Конференция «Архитектор будущего» 2019. Архитекторы Джоана Дабаж и Рикардо Лука Конти.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019. Архитекторы Джоана Дабаж и Рикардо Лука Конти.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019. Архитекторы Джоана Дабаж и Рикардо Лука Конти.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»


+ Политика Брин Дэвис,австралийский урбанист, занимающий пост в правительстве Мельбурна, представил долгосрочный проект ревитализации бывшей промзоны Фишерменс Бенд, по масштабу сопоставимой с полуостровом ЗИЛ. На площади 480 га будут жить 80 тысяч человек, столько же планируемых рабочих мест, сохранились автомобильные и самолетные цеха в стиле ар деко. «Надо сформировать видение, тогда люди будут сотрудничать, и все получится», – сказал Дэвис, обучая работе с общественным мнением. Хотя разве это возможно – заставить человека хотеть? Важный, поразивший меня, пункт, который использует чиновника-урбанист в работе с людьми – демонстрировать свою уязвимость.

Елена Мандрыко, директор проектов в КБ «Стрелка» и Брин Дэвис, урбанист, Австралия

© Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»


+ Искусство Тема архитектуры как искусства слегка прозвучала в лекции Дана Розегарде – голландского художника и спекулятивного архитектора (то есть визионера), открывшей первый день. Он показал свои фантастические проекты для галерей и городских пространств на тему экологии. Например, Free smog tower, башня-очиститель воздуха, которая устанавливается в городе. Кольцо с частицей спрессованного смога, которое можно приобрести, чтобы внести свой вклад в очищение планеты, Дан пустил по рядам, и оно в конце первого дня еще не вернулось. Другой проект – лаборатория космического мусора, образованного вышедшими в тираж старыми спутниками, которые сталкиваются с действующими и взрываются. Восемь миллионов тонн этого мусора никто не хочет убирать, как не хочет маленький мальчик убирать свою комнату, пожаловался Дан. Но можно из мусора сделать фейерверки. На вопрос из зала, как получить заказ, Дан сказал, что надо сначала сделать проект, а потом искать субсидии. «Мои клиенты – министры, мэры, музеи», – заявил художник. И вообще, чтобы найти 20% красоты, надо справиться с 80% дребедени. Тут мне вспомнился афоризм архитектора Николая Лызлова, что архитектор – это директор: 80% времени у него занимает беготня по кабинетам, остальное – творчество. Дан Розегарде был очень артистичен. Но, возвращаясь к теме архитектуры как искусства, речь тут шла не совсем о ручном рисовании.
  • Конференция «Архитектор будущего» 2019. Дан Розегарде, спекулятивный архитектор, Нидерланды.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019. Дан Розегарде, спекулятивный архитектор, Нидерланды.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019. Дан Розегарде, спекулятивный архитектор, Нидерланды.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»


+ Энтертейнмент О рисовании и работе руками упомянул в своей лекции китайский архитектор Лам Ле Нгуен, автор парков развлечений: «Диснейленд», «Звездные войны» и прочих. Для их создания требуется много рисовать вручную, значит, связь с искусством есть, но вид этой архитектуры в традициях махрового постмодернизма, если не китча едва ли потешит строгий вкус архитекторов. Это не про художественные прозрения. Это про сторителлинг. Рассказывать истории в архитектуре сегодня чрезвычайно важно. Люди хотят оказаться в сказке и готовы за это платить.
  • Конференция «Архитектор будущего» 2019. Варвара Мельникова, директор Института «Стрелка», и сооснователь КБ Стрелка Денис Леонтьев.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019. Вручение дипломов конкурса Strelka & ArchDaily Award.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019. Давид Басульто, основатель ArchDaily/

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019. Виктор Столбовой, архитектор, Москва.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019. Вручение дипломов конкурса Strelka & ArchDaily Award.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

  • Конференция «Архитектор будущего» 2019. Максим Калужак, архитектор, Молдавия.

    © Людмила Савельева. Предоставлено Институтом «Стрелка»

Особняк Половцова (Дом Архитектора)

В первой половине XVIII века участок дома №52 по Большой Морской улице оставался незастроенным. С 1785 года земля принадлежала генерал-майору Василию Ивановичу Левашову. В конце XVIII века дом Левашова был на этаж выше других соседних строений. Первоначально застройка участка была усадебной. Главный фасад особняка был со стороны Мойки, ко входу в дом надо было идти через сад.

В 1835 году дом купил князь Сергей Сергеевич Гагарин. По его заказу архитектором А. Х. Пелем был построен лицевой флигель, который и сохранился здесь до сих пор.

Сын князя Гагарина в 1864 году продал дом жене статского советника Александра Александровича Половцова Надежде Михайловне. Для новых владельцев, в особняке были созданы великолепные парадные интерьеры, большую часть которых здесь можно наблюдать и сейчас. Над интерьерами работали Г. А. Боссе, Н. Ф. Брюлло, М. Е. Месмахер. Особенно выделяются Белый зал, Бронзовый зал, Дубовый зал, столовая, гостиная, библиотека. Благодаря этим в основном сохранившим свой облик залам дом до сих пор называют особняком Половцова.

В начале 20 века особняк перешёл к К. И. Ярошинскому — члену Общества возрождения художественной Руси. В 1916 году здесь состоялся вечер, на котором Сергей Есенин и Николай Клюев читали свои стихи.

В 1930 году в особняке Половцова открылась школа профдвижения, позже преобразованная в Высшую профессиональную школу культуры. С 1934 года в особняке размещается Санкт-Петербургское отделение Союза архитекторов России.

На сегодняшний день Дом архитектора представляет собой огромную художественную ценность. В его залах проводятся общественные мероприятия Союза архитекторов, проходят выставки архитектурных проектов и художественных работ. А также в настоящее время парадные залы и гостиные особняка, уникальные интерьеры которых выполнены по проектам и под руководством выдающихся архитекторов прошлого, сдаются в аренду для проведения различных корпоративных конференций, семинаров, презентаций, лекций, заседаний клубов и т.д.

Женщины-архитекторы: почему им не доверяют? | Учеба и работа в Германии | DW

«Женщинам по-прежнему необходимо обладать огромной уверенностью в себе, чтобы добиться успеха в сфере архитектуры, — с такими словами известный британский архитектор Элисон Брукс обращается к посетителям выставки «Frau Architekt», которая открылась 11 августа 2020 года в Дюссельдорфе. — С рождения нас окружают герои и боги — мужчины».

Брукс — единственный современный британский архитектор (женщина) с такой коллекцией наград: престижная архитектурная премия Стирлинга (RIBA Stirling Prize), медаль Manser и архитектурная премия Стивена Лоуренса. 58-летняя женщина считается ведущим архитектором своего поколения, однако, по ее собственному признанию, она все же страдает от гендерного неравенства, которое характерно и для ее профессии. 

Британский архитектор иракского происхождения Заха Хадид, которая в 2004 году стала первой в истории женщиной, удостоившейся Притцкеровской премии, до своей внезапной смерти в 2016 году не уставала повторять, как трудно ей было работать в мужской сфере деятельности — архитектуре. Когда ее упрекнули в том, что проект стадиона в Катаре, где в 2022 году должен пройти чемпионат мира по футболу, напоминает вагину, она в ответ лишь покачала головой, разочарованная таким невежеством. Тот факт, что женщинам все еще приходится отстаивать свои архитектурные идеи, кажется более чем странными, особенно во времена, когда женщины занимают посты руководителей государств или министров обороны.

Британский архитектор иракского происхождения Заха Хадид (1950-2016) оставила незабываемый след в архитектуре

Предубеждения о женщинах в архитектуре

Неужели ничего так и не изменилось? Этим предубеждениям уже более ста лет. Они звучат примерно так: женщины не умеют считать и поэтому не могут распоряжаться бюджетом. Женщины не могут мыслить в трех измерениях. Женщинам не место в строительстве.

Сегодня все не так плохо. На факультеты архитектуры в немецкие вузы поступает больше девушек. Однако то, как складывается их карьера потом, настораживает. Женщине сложно совместить личную жизнь и работу архитектором, поэтому немногим удается применить полученные знания в университете на практике. Это подтверждают и цифры Федеральной палаты архитекторов (Bundesarchitektenkammer): в 2016 году доля женщин-архитекторов в сфере строительства, внештатных сотрудников, составила примерно пятую часть. Среди градостроителей доля женщин — всего девять процентов. Кроме того, женщины в архитектуре зарабатывают в среднем на 20 процентов меньше, чем их коллеги-мужчины.

Женщин в архитектуре остерегались

Задолго до того, как женщины в Германии получили право на образование, звучали опасения по поводу того, к чему это может привести, если доверить им строительство. Но идеи о гендерном равенстве уже прочно засели в умах первых феминисток, и сдаваться они не собирались. Еще до того, как женщины получили избирательное право, в Германии появилась первая женщина-архитектор: Элизабет фон Кнобельсдорф (Elisabeth von Knobelsdorff) была удостоена в 1911 году степени инженера архитектуры в Королевской технической школе в Шарлоттенбурге, сегодня это Берлинский технический университет.

Принцесса Виктория цу Бентхайм и Штайнфурт  (Viktoria zu Bentheim und Steinfurt) тоже построила много зданий в поместьях своей семьи. Эмили Винкельман (Emilie Winkelmann) стала в 1907 году первой женщиной, открывшей свое архитектурное бюро в Берлине. Выставка «Женщина — архитектор. 100 лет в архитектуре вместе с женщиной» рассказывает истории женщин-архитекторов, которые, несмотря на все препятствия, вошли в историю немецкого градостроительства.

Женщины в архитектуре до 1945 года

Женщины должны были проявить приверженность своему делу, чтобы сломить множество стереотипов на своем пути. На рубеже веков велась дискуссия о том, в какой одежде женщина-архитектор должна работать? Облачить женщину в халат? Для скульптора-мужчины это было уместно. Брюки? Это скандал! В США к женщинам-архитекторам было более либеральное отношение.

Три первых архитектора в Германии — Эмили Винкельман (Emilie Winkelmann), Тереза ​​Моггер (Therese Mogger) и Элизабет фон Кнобельсдорф (Elisabeth von Knobelsdorff) — лишь позже извлекли выгоду из того, чего добились их коллеги-женщины в США. Следующий удар по судьбе женщин-архитекторов нанес национал-социализм. В «третьем рейхе» строительная сфера находилась под строгим контролем государства. 100 женщин-архитекторов еврейского происхождения стали жертвами Холокоста, в том числе студентка Баухауса Фридл Дикер-Брандейс.

Мужской почерк доминировал и в послевоенные годы

В 1950-х и 1960-х в Западной Германии не было повода для оптимизма. Место женщины было у плиты. В сфере архитектуры они занимались «женскими» проектами — проектированием жилых домов и помещений для молодежи и детей, дизайном интерьеров. 

В ГДР некоторым женщинам все же удавалось проектировать общественные здания. Ирис Дуллин-Грунд (Iris Dullin-Grund) привлекла к себе внимание проектом Дома культуры и образования в Нойбранденбурге в 1965 году, а в 1970-х и 1980-х Гертруда Шилле (Gertrud Schille) разработала строительные планы планетариев VEB Carl Zeiss-Jena на экспорт.

История архитектора Ирис Дуллин-Грунд рассказывается на выставке в Дортмунде

В ФРГ были свои выдающиеся женщины-архитекторы. Зигрид Крессман-Чах (Sigrid Kressmann-Zschach) жила и работала в Западном Берлине, строила коммерческие здания.

Архитектор в сознании общества — все еще мужчина

А как обстоят дела сегодня? «Женщинам-архитекторам нужна поддержка женщин, которые уже добились успеха», — сказала как-то Заха Хадид. «Сегодня гораздо больше авторитетных и уважаемых женщин-архитекторов, чем раньше. Но это вовсе не значит, что добиваться успеха им стало легче», — отметила она.

Женщины-владельцы архитектурных бюро — по-прежнему редкость. Стереотипы все еще живы в обществе: архитектор, проектирующий города, — это мужчина со строительной каской на голове. 

Выставка «Женщина-архитектор» открыта в Дюссельдорфе до 2 октября 2020 года.

Смотрите также:

  • Чудеса архитектуры в ГДР

    Аллея Сталина в Берлине

    «Готов к труду и защите мира», — написано на плакате, висящем на строительных лесах у здания, воздвигаемого в 1953 году на Аллее Сталина (ныне Карл-Маркс-аллея) в восточном Берлине. Политика и архитектура в ГДР были неотделимы.

  • Чудеса архитектуры в ГДР

    Столовая на секретном объекте под Дрезденом

    При соблюдении строжайшей секретности в 1950-е годы в городке Пирна под Дрезденом был создан центр по разработке и производству авиационных двигателей. Для сотрудников открыли столовую, здание которой было построено в стиле послевоенного модернизма. Сегодня здесь располагаются лофты, которые пользуются высоким спросом.

  • Чудеса архитектуры в ГДР

    Железнодорожная станция в Потсдаме

    Поскольку западный Берлин находился совсем близко, в ГДР было решено реорганизовать железнодорожное сообщение. Вокруг Берлина построили наружное железнодорожное кольцо, чтобы возить людей из Потсдама и других пригородов на работу в восточный Берлин. В 1958 году в Потсдаме возвели вокзал, но после возведения Берлинской стены в 1961 году он утратил свою функцию.

  • Чудеса архитектуры в ГДР

    Кинотеатр во Франкфурте-на-Одере

    В 1950-е годы на месте разрушенного здания, служившего до войны кинотеатром, во Франкфурте-на-Одере построили новый кинотеатр для молодежи. Позже его преобразовали в культурный центр. Здание находилось в эксплуатации до 1998 года.

  • Чудеса архитектуры в ГДР

    Дом статистики в Берлине

    Этот комплекс зданий под общим названием «Дом статистики» был построен в 1969 году в берлинском районе Митте в качестве штаб-квартиры Государственного центрального управления статистики ГДР. Устремленные ввысь панельные исполины — так же, как и возвышающаяся неподалеку Берлинская телебашня — были призваны символизировать победу социализма.

  • Чудеса архитектуры в ГДР

    Дом электротехнической промышленности в Берлине

    Дом электротехнической промышленности и Дом путешествий на площади Александрплац в Берлине являли собой типичный пример восточного модернизма, господствовавшего в архитектуре ГДР в 1960-70-е годы. Эти здания стоят там по сей день.

  • Чудеса архитектуры в ГДР

    Дом путешествий в Берлине

    До воссоединения Германии в Доме путешествий располагалась главная дирекция туроператора ГДР и главный офис авиакомпании Interflug. У здания оригинальные архитектурные детали — такие, как волнистые чаши и медная чеканка с надписью «Человек преодолевает время и пространство», автор которой — художник Вальтер Вомака. Сегодня Дом путешествий наделен статусом памятника архитектуры.

  • Чудеса архитектуры в ГДР

    Круглый кинотеатр в Дрездене

    Кинотеатр Rundkino (Круглый кинотеатр) в Дрездене открылся в 1972 году. Это 20-метровое здание цилиндрической формы вмещает два кинозала и считается одним из самых значимых памятников послевоенного модернизма в саксонской столице.

  • Чудеса архитектуры в ГДР

    Сцена для выступлений на острове Рюген

    Даже не скажешь, что эта эстрада в виде раковины выполнена из бетона. Автор проекта, архитектор Ульрих Мютер, создал произведение, являющееся выдающимся примером восточногерманской курортной архитектуры. Сцена для выступлений находится в городке Засниц на острове Рюген. Она построена в 1988 году и находится сейчас под охраной государства.

  • Чудеса архитектуры в ГДР

    Жилой микрорайон в Ростоке

    А эти причудливые кирпичные жилые дома находятся в Ростоке. Авторы проекта, завершенного в 1987 году, хотели создать нечто характерное для северогерманской архитектуры. И у них это получилось. Все представленные в подборке DW фото вошли в фотоальбом Ханса Энгельса «Архитектура ГДР».

    Автор: Штефан Деге, Наталия Королева


Что вы творите? Исповедь ландшафтного архитектора

https://realty.ria.ru/20180712/1524437123.html

Что вы творите? Исповедь ландшафтного архитектора

Что вы творите? Исповедь ландшафтного архитектора — Недвижимость РИА Новости, 03.03.2020

Что вы творите? Исповедь ландшафтного архитектора

За каждым красивым общественным пространством скрывается кропотливая работа ландшафтного архитектора. Чем он отличается от дизайнера и почему во время… Недвижимость РИА Новости, 03.03.2020

2018-07-12T11:53

2018-07-12T11:53

2020-03-03T11:07

полезное

личный опыт – риа недвижимость

москва

ландшафтный дизайн

проектирование

городское хозяйство москвы

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/152443/67/1524436764_0:819:3648:2871_1920x0_80_0_0_9fa962f6a4ce3a74b6d7394c154ba34c.jpg

МОСКВА, 12 июл — РИА Недвижимость, Полина ЕРМИЛОВА. За каждым красивым общественным пространством скрывается кропотливая работа ландшафтного архитектора. Чем он отличается от дизайнера и почему во время реконструкции важно учитывать историческое прошлое города, корреспонденту сайта «РИА Недвижимость» рассказала руководитель и главный архитектор компании «Мэгли Проект» Ольга Макаренко.Не одно и то жеДля обывателя ландшафтный архитектор и ландшафтный дизайнер — практически аналогичные понятия. Ольга Макаренко утверждает, что путать две творческие специальности — огромное заблуждение.Дизайнер тоже занимается средой, но его задачи более утонченные, отмечает Ольга. Придерживаясь общей стилистики объекта, дизайнер прорабатывает отдельные элементы оформления, разрабатывает рисунок раскладки плитки, создает орнаменты чугунных решеток и ограждений. Словом, занимается локальными проблемами.Эффективность совместной работы архитектора и дизайнера во многом определяет успешность проекта. Без одного не будет грамотно организованного пространства. Без другого — лаконичного оформления, способного привлечь посетителей.Путь архитектораОльга занимается ландшафтной архитектурой больше 20 лет. В 1991 году она закончила архитектурно-строительный факультет в Риге, затем переехала в Калининград, где в 1993-1994 годах активно развивалась частная застройка. Владельцы домов начали разбивать на участках сады. При этом современное понимание о том, что такое сад и каким он должен быть, отсутствовало.»Я начала заниматься благоустройством частных садов, в Прибалтике воплотила свои первые проекты. Покупала в Польше литературу ведущих архитекторов и дизайнеров по ландшафту, переводила их книги и училась по ним — российских аналогов тогда почти не было», — вспоминает Макаренко.После одного из успешных проектов Ольгу пригласили работать в Москве. В конце девяностых сектор услуг по оформлению садов был не развит, но спрос уже существовал. Первый московский объект Макаренко сдала в 1996. По ее словам, он получился удачным.»Потом я еще долго приезжала к хозяевам и наблюдала, что происходит с садом, как ведут себя растения. За десять лет сад стал жить собственной жизнью, превзошел все мои ожидания и очень радовал хозяев», — говорит Макаренко.Несмотря на успехи, заниматься садовым благоустройством в столице было непросто — на рынке отсутствовали элементарные материалы. Особенно не хватало рассады. Ольга скупала все саженцы, которые попадались на пути: на рынках, в Ботаническом саду. К 2000-м годам пустые прилавки заполнились. Рынок постепенно начал вставать на ноги.»Именно в этот период я столкнулась со всеми сложностями в сфере озеленения и благоустройства, почувствовала все на себе. Это бесценный опыт», — отмечает Макаренко.От сада к городуПостепенно от частных заказов Ольга перешла к работе над городскими проектами. Сейчас она участник московских программ «Моя улица» и «Общественные пространства». Переход от малых пространств к большим Ольгу не пугал, наоборот, только подстегивал профессиональный интерес.Готовясь к этому переходу, Макаренко подняла мировую тематическую литературу, занялась ее изучением. Книги по ландшафтной архитектуре она продолжает изучать и сейчас. В этой профессии, отмечает Ольга, нельзя стоять не месте, ведь мода, подходы, требования и запросы постоянно меняются.»Работа с городом меня не пугала, это увлекательно, здесь открываются захватывающие перспективы. Сейчас частные сады для меня как любимый десерт — я знаю все ингредиенты, он очень вкусный и его легко приготовить, так как все материалы в наличии. А городское пространство — более сложный продукт, но и более интересный», — рассказывает Макаренко.К работе над городскими проектами Ольга и ее команда приступили в 2000 году. Получив достаточно опыта на частных садах, они с командой решили выйти на новый уровень. Первым объектом стал парк на юго-западе Москвы на улице Академика Пилюгина. Право на его благоустройство Ольга выиграла на конкурсной основе. Задача была непростой: парк стоял на болоте, которое надо было осушить. После окончания проекта команда Макаренко постепенно начала наращивать объемы и в итоге пришла к реализации общегородских проектов.Сейчас, отмечает Ольга, работать с городом — одно удовольствие.При этом, подчеркивает Ольга, архитекторы должны понимать, что частное и городское благоустройство — два диаметрально разных подхода, которые нельзя смешивать. Например, приводит пример Макаренко, нерационально ставить вдоль Рублевского шоссе альпийские горки (объект ландшафтного дизайна из камней и цветов — прим.ред.). Они сотканы из очень мелких элементов: разногабаритных камней, почвопокровных растений. Водители, передвигаясь по трассе с большой скоростью, просто не успеют разглядеть все детали. Проезжая мимо, они увидят лишь груду камней. Эстетический эффект потеряется, а усилия, вложенные в объект, станут бессмысленными.Процесс созданияРабота на городском объекте состоит из нескольких этапов. Первый — знакомство с местностью.»Получая объект в работу, сначала мы изучаем территорию: выходим на место, гуляем, пытаемся прочувствовать атмосферу. Я наблюдаю за посетителями, представляю себя на их месте. Иногда задаю несколько вопросов: далеко ли отсюда они живут, часто ли сюда приходят, чего им здесь не хватает. Потом такие опросы мы проводим более масштабно и централизованно», — объясняет Ольга.Второй этап — раскрытие истории участка. Для этого специалисты глубоко погружаются в историческое прошлое объекта, анализируют происходившие здесь события и фиксируют самые значимые из них.»Каждое место в Москве с точки зрения истории — слоеный пирог. Чтобы правильно оценить историческое значение любого места и его атмосферу, необходимо пропустить время и события через себя. При этом они не всегда приятные», — говорит Ольга.Один из таких примеров — парк «Ходынское поле», в котором полным ходом идет благоустройство. В конце XIX века там разыгрались трагические события — на коронации Николая II погибли 1400 человек. На поле также появился первый аэропорт Москвы.Помимо истории есть и современные требования, которые архитекторы обязаны учитывать в работе. Например, вспоминает Ольга, жителям прилегающих к Ходынке районов не хватало деревьев, кустов и цветов. Они просто хотели вернуть природу, и специалисты прислушались к их просьбам.»Задача архитектора — все обдумать и выдать проект, который отразит и требования современности, и исторические моменты», — заключает Макаренко. После сбора информации команда архитекторов собирается вместе и определяет приоритетные направления развития проекта. К этому моменту требования и запросы складываются вместе, фиксируется историческая стилистика, которую можно отразить, например, через навигацию или элементы дизайна. Выбирается общий стиль, под который в дальнейшем будут подбираться малые архитектурные формы, покрытия, фонари, оформление цветников и виды деревьев и кустарников. Объект складываестся, как лоскутное одеяло, и команда начинает двигаться в выбранном направлении.Нормативы, подчеркивает Ольга, нужно соблюдать неукоснительно. Игровое оборудование должно быть сертифицировано и безопасно, а дорожки разного назначения необходимо освещать по-разному. Именно жесткие требования определяют эффективность реализации проекта и его безопасность.»Еще один залог успеха — объединение усилий заказчика, команды проектировщиков и строителей. Если все работают единым организмом, все получается лучшим образом», — говорит Макаренко.Благодарность за трудОльга признает: работать ландшафтным архитектором непросто. Но есть и позитивные моменты, например, отклики местных жителей о новых общественных пространствах.»Недавно я была на Ходынском поле и слышала, как выходящие из парка люди говорили: «Как у нас будет здорово! Лучше, чем в «Зарядье»!». Такой восторг очень заряжает. И такие оценки мы получаем не только от москвичей — даже строители, с которыми мы работаем, в итоге подходят и говорят, как красиво получилось», — говорит Макаренко.Успех сделанного парка или сквера, отмечает Ольга, можно определить по количеству посетителей. Если их много, то проект удачный. Таким стал парк «Горка» на Большом Спасоглинищевском переулке. По словам Макаренко, она и подумать не могла, что небольшой сквер сможет вместить столько людей. Сам проект был очень сложным — сквер делали на месте снесенной поликлиники, охватили ближайшие дворы и создали каскадный парк. На местности был большой перепад рельефа — до 20 метров, что очень осложняло работу. Специалистам помогали даже местные жители. Сейчас «Горка» как магнитом притягивает молодежь, детей и пожилых людей.»Забавно, что мы сделали там небольшой балкончик, а он через какое-то время стал танцплощадкой», — улыбается Ольга. Если объект правильно спланировать, он начинает жить собственной жизнью. Архитектор должен создавать возможности, а дальше люди сами придумают, как ими пользоваться.Сейчас команда Макаренко ведут работы на Китай-городе, занимаются благоустройством Ходынского поля, площади 1905 года и территории у Еврейского музея и центра толерантности в рамках «Общественных пространств». Работу в исторической части города Ольга называет особенно кропотливой и сложной.Недавно на Китай-городе специалисты нашли уникальные решетки для цокольных приямков (углубления в земле, примыкающие к стене здания, для освещения цокольных этажей — прим.ред.) XIX века. Они оснащены стеклянными призмами. Благодаря этим призмам, свет преломляется, и цокольные этажи лучше освещаются. Сейчас команда Ольга занимается восстановлением этих решеток, чтобы они могли служить городу дальше.Архитектор уверен, что работать с городом способен только настоящий профессионал своего дела.»Помимо терпения, нужно безумно любить свою работу, иначе будет непросто справиться с темпом и требованиями города. Во-вторых, необходимо постоянно развиваться и обучаться, реагировать на новшества. Оставаться на плаву со статичными знаниями не получится, нужно быть гибким и идти в ногу со временем и заказчиком», — отмечает Макаренко.

https://realty.ria.ru/20180710/1524309487.html

https://realty.ria.ru/20180622/1523196089.html

москва

россия

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2018

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://realty.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/152443/67/1524436764_0:477:3648:3213_1920x0_80_0_0_973ea495de38d86788e1fd6735c37542.jpg

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

полезное, личный опыт – риа недвижимость, москва, ландшафтный дизайн, проектирование, городское хозяйство москвы, россия

МОСКВА, 12 июл — РИА Недвижимость, Полина ЕРМИЛОВА. За каждым красивым общественным пространством скрывается кропотливая работа ландшафтного архитектора. Чем он отличается от дизайнера и почему во время реконструкции важно учитывать историческое прошлое города, корреспонденту сайта «РИА Недвижимость» рассказала руководитель и главный архитектор компании «Мэгли Проект» Ольга Макаренко.

Не одно и то же

Для обывателя ландшафтный архитектор и ландшафтный дизайнер — практически аналогичные понятия. Ольга Макаренко утверждает, что путать две творческие специальности — огромное заблуждение.

«Архитектор организует пространство в целом. Будь оно городское или частное, главная задача — сделать его эстетичным, комфортным, удобным и долговечным. Архитектор решает задачу глобально, определяет, где будет открытое пространство, где — полузакрытое, где лучше расположить центральную аллею или тенистый сад», — объясняет Макаренко.

Дизайнер тоже занимается средой, но его задачи более утонченные, отмечает Ольга. Придерживаясь общей стилистики объекта, дизайнер прорабатывает отдельные элементы оформления, разрабатывает рисунок раскладки плитки, создает орнаменты чугунных решеток и ограждений. Словом, занимается локальными проблемами.

Эффективность совместной работы архитектора и дизайнера во многом определяет успешность проекта. Без одного не будет грамотно организованного пространства. Без другого — лаконичного оформления, способного привлечь посетителей.

Путь архитектора

Ольга занимается ландшафтной архитектурой больше 20 лет. В 1991 году она закончила архитектурно-строительный факультет в Риге, затем переехала в Калининград, где в 1993-1994 годах активно развивалась частная застройка. Владельцы домов начали разбивать на участках сады. При этом современное понимание о том, что такое сад и каким он должен быть, отсутствовало.

«Я начала заниматься благоустройством частных садов, в Прибалтике воплотила свои первые проекты. Покупала в Польше литературу ведущих архитекторов и дизайнеров по ландшафту, переводила их книги и училась по ним — российских аналогов тогда почти не было», — вспоминает Макаренко.

10 июля 2018, 15:31

Сумасшедший талант: уникальный почерк легендарных женщин-архитекторовБуквально через неделю в Москве стартует Moscow Urban Forum 2018, в котором примут участие именитые архитекторы и урбанисты, в том числе одна из известнейших женщин-архитекторов – нидерландка Франсина Хубен. Сайт «РИА Недвижимость» решил вспомнить самых ярких дам, которым надо быть сильнее мужчин на архитектурном Олимпе.

После одного из успешных проектов Ольгу пригласили работать в Москве. В конце девяностых сектор услуг по оформлению садов был не развит, но спрос уже существовал. Первый московский объект Макаренко сдала в 1996. По ее словам, он получился удачным.

«Потом я еще долго приезжала к хозяевам и наблюдала, что происходит с садом, как ведут себя растения. За десять лет сад стал жить собственной жизнью, превзошел все мои ожидания и очень радовал хозяев», — говорит Макаренко.

Несмотря на успехи, заниматься садовым благоустройством в столице было непросто — на рынке отсутствовали элементарные материалы. Особенно не хватало рассады. Ольга скупала все саженцы, которые попадались на пути: на рынках, в Ботаническом саду. К 2000-м годам пустые прилавки заполнились. Рынок постепенно начал вставать на ноги.

«Именно в этот период я столкнулась со всеми сложностями в сфере озеленения и благоустройства, почувствовала все на себе. Это бесценный опыт», — отмечает Макаренко.

От сада к городу

Постепенно от частных заказов Ольга перешла к работе над городскими проектами. Сейчас она участник московских программ «Моя улица» и «Общественные пространства». Переход от малых пространств к большим Ольгу не пугал, наоборот, только подстегивал профессиональный интерес.

Готовясь к этому переходу, Макаренко подняла мировую тематическую литературу, занялась ее изучением. Книги по ландшафтной архитектуре она продолжает изучать и сейчас. В этой профессии, отмечает Ольга, нельзя стоять не месте, ведь мода, подходы, требования и запросы постоянно меняются.

«Работа с городом меня не пугала, это увлекательно, здесь открываются захватывающие перспективы. Сейчас частные сады для меня как любимый десерт — я знаю все ингредиенты, он очень вкусный и его легко приготовить, так как все материалы в наличии. А городское пространство — более сложный продукт, но и более интересный», — рассказывает Макаренко.

К работе над городскими проектами Ольга и ее команда приступили в 2000 году. Получив достаточно опыта на частных садах, они с командой решили выйти на новый уровень. Первым объектом стал парк на юго-западе Москвы на улице Академика Пилюгина. Право на его благоустройство Ольга выиграла на конкурсной основе. Задача была непростой: парк стоял на болоте, которое надо было осушить. После окончания проекта команда Макаренко постепенно начала наращивать объемы и в итоге пришла к реализации общегородских проектов.

Сейчас, отмечает Ольга, работать с городом — одно удовольствие.

«Сама Москва и городское правительство хотят изменить среду и инфраструктуру в лучшую сторону. Для этого они предоставляют широкие возможности. Для архитекторов и дизайнеров работать в такое время — настоящая удача. Нам дают возможность полностью реализовываться и выделяют на это необходимые средства», — говорит Макаренко.

При этом, подчеркивает Ольга, архитекторы должны понимать, что частное и городское благоустройство — два диаметрально разных подхода, которые нельзя смешивать. Например, приводит пример Макаренко, нерационально ставить вдоль Рублевского шоссе альпийские горки (объект ландшафтного дизайна из камней и цветов — прим.ред.). Они сотканы из очень мелких элементов: разногабаритных камней, почвопокровных растений. Водители, передвигаясь по трассе с большой скоростью, просто не успеют разглядеть все детали. Проезжая мимо, они увидят лишь груду камней. Эстетический эффект потеряется, а усилия, вложенные в объект, станут бессмысленными.

Процесс создания

Работа на городском объекте состоит из нескольких этапов. Первый — знакомство с местностью.

22 июня 2018, 11:01

На пустом месте: необычные парки мира, созданные с нуляВремя идет, жизнь и окружающая действительность меняются, а вместе с ними и городская «ткань». Сегодня на месте потерявших свою актуальность построек или вообще на пустырях как по волшебству появляются парки и общественные пространства. Сайт «РИА Недвижимость» показывает самые интересные примеры того, что свято место пусто не бывает.

«Получая объект в работу, сначала мы изучаем территорию: выходим на место, гуляем, пытаемся прочувствовать атмосферу. Я наблюдаю за посетителями, представляю себя на их месте. Иногда задаю несколько вопросов: далеко ли отсюда они живут, часто ли сюда приходят, чего им здесь не хватает. Потом такие опросы мы проводим более масштабно и централизованно», — объясняет Ольга.

Второй этап — раскрытие истории участка. Для этого специалисты глубоко погружаются в историческое прошлое объекта, анализируют происходившие здесь события и фиксируют самые значимые из них.

«Каждое место в Москве с точки зрения истории — слоеный пирог. Чтобы правильно оценить историческое значение любого места и его атмосферу, необходимо пропустить время и события через себя. При этом они не всегда приятные», — говорит Ольга.

Один из таких примеров — парк «Ходынское поле», в котором полным ходом идет благоустройство. В конце XIX века там разыгрались трагические события — на коронации Николая II погибли 1400 человек. На поле также появился первый аэропорт Москвы.

Помимо истории есть и современные требования, которые архитекторы обязаны учитывать в работе. Например, вспоминает Ольга, жителям прилегающих к Ходынке районов не хватало деревьев, кустов и цветов. Они просто хотели вернуть природу, и специалисты прислушались к их просьбам.

«Задача архитектора — все обдумать и выдать проект, который отразит и требования современности, и исторические моменты», — заключает Макаренко.
После сбора информации команда архитекторов собирается вместе и определяет приоритетные направления развития проекта. К этому моменту требования и запросы складываются вместе, фиксируется историческая стилистика, которую можно отразить, например, через навигацию или элементы дизайна. Выбирается общий стиль, под который в дальнейшем будут подбираться малые архитектурные формы, покрытия, фонари, оформление цветников и виды деревьев и кустарников. Объект складываестся, как лоскутное одеяло, и команда начинает двигаться в выбранном направлении.

«За разработкой концепции идет составление рабочего проекта. Он состоит из множества разделов, проходит десятки согласований в городских структурах. У каждой есть свои требования и нормативы: по посадкам, прокладке коммуникаций. Для соответствия объекта нуждам маломобильных лиц есть отдельный раздел, его тоже надо согласовывать», — перечисляет Макаренко.

Нормативы, подчеркивает Ольга, нужно соблюдать неукоснительно. Игровое оборудование должно быть сертифицировано и безопасно, а дорожки разного назначения необходимо освещать по-разному. Именно жесткие требования определяют эффективность реализации проекта и его безопасность.

«Еще один залог успеха — объединение усилий заказчика, команды проектировщиков и строителей. Если все работают единым организмом, все получается лучшим образом», — говорит Макаренко.

Благодарность за труд

Ольга признает: работать ландшафтным архитектором непросто. Но есть и позитивные моменты, например, отклики местных жителей о новых общественных пространствах.

«Недавно я была на Ходынском поле и слышала, как выходящие из парка люди говорили: «Как у нас будет здорово! Лучше, чем в «Зарядье»!». Такой восторг очень заряжает. И такие оценки мы получаем не только от москвичей — даже строители, с которыми мы работаем, в итоге подходят и говорят, как красиво получилось», — говорит Макаренко.

Успех сделанного парка или сквера, отмечает Ольга, можно определить по количеству посетителей. Если их много, то проект удачный. Таким стал парк «Горка» на Большом Спасоглинищевском переулке. По словам Макаренко, она и подумать не могла, что небольшой сквер сможет вместить столько людей. Сам проект был очень сложным — сквер делали на месте снесенной поликлиники, охватили ближайшие дворы и создали каскадный парк. На местности был большой перепад рельефа — до 20 метров, что очень осложняло работу. Специалистам помогали даже местные жители. Сейчас «Горка» как магнитом притягивает молодежь, детей и пожилых людей.

«Забавно, что мы сделали там небольшой балкончик, а он через какое-то время стал танцплощадкой», — улыбается Ольга. Если объект правильно спланировать, он начинает жить собственной жизнью. Архитектор должен создавать возможности, а дальше люди сами придумают, как ими пользоваться.

Сейчас команда Макаренко ведут работы на Китай-городе, занимаются благоустройством Ходынского поля, площади 1905 года и территории у Еврейского музея и центра толерантности в рамках «Общественных пространств». Работу в исторической части города Ольга называет особенно кропотливой и сложной.

«Когда работаешь со старым городом, невозможно сделать весь проект сразу. В процессе постоянно находишь то старинные решетки, то древние камни. Когда мы натыкаемся на такие элементы прошлого, то поднимаем их, стараемся восстановить и включаем в современные проекты», — говорит Макаренко.

Недавно на Китай-городе специалисты нашли уникальные решетки для цокольных приямков (углубления в земле, примыкающие к стене здания, для освещения цокольных этажей — прим.ред.) XIX века. Они оснащены стеклянными призмами. Благодаря этим призмам, свет преломляется, и цокольные этажи лучше освещаются. Сейчас команда Ольга занимается восстановлением этих решеток, чтобы они могли служить городу дальше.

Архитектор уверен, что работать с городом способен только настоящий профессионал своего дела.

«Помимо терпения, нужно безумно любить свою работу, иначе будет непросто справиться с темпом и требованиями города. Во-вторых, необходимо постоянно развиваться и обучаться, реагировать на новшества. Оставаться на плаву со статичными знаниями не получится, нужно быть гибким и идти в ногу со временем и заказчиком», — отмечает Макаренко.

Технология | Журнал Architect

опубликовано

Неделя технологий: древний бетон, который со временем укрепляется К Мадлен Д’Анджело

Плюс к этому кристаллическая «губка», способная поглощать углекислый газ, грядущее охлаждение разделяет… Более

Теги: Технология

Вы хотите быть архитектором?

Несколько лет назад я начал серию постов, адресованных людям, которые были заинтересованы либо в том, чтобы стать архитектором, либо теперь, когда они закончили школу… что будет дальше? Когда я начал эту серию, я стремился создать репозиторий ответов на вопросы, которые люди, как правило, присылали мне по электронной почте, думая, что я могу просто направить людей к публикации по этой теме, вместо того, чтобы воссоздавать ответ снова и снова.Эти сообщения создавались в течение двух лет, и я обнаружил, что некоторые люди, которым нужна была эта информация, все еще не могли ее найти, и я все же вернулся к тому, с чего начал. Надеюсь, теперь, когда я создал единственную страницу, которая будет содержать все сообщения, которые попадают в категорию «Вы хотите быть архитектором», я могу достичь своей первоначальной цели — слепой вести слепого.

То, что эта страница не будет содержать (потому что она, кажется, меняется с поразительной регулярностью), как-то связано с актом или процессом получения лицензии, Национальным советом архитектурных регистрационных советов (NCARB), Программой развития стажеров (IDP) , или в какой колледж вам следует подумать о поступлении.В этих вещах слишком много движущихся частей, которые нужно учитывать, и, поскольку у меня уже есть лицензия, я не успеваю за изменениями. Если у вас есть какие-либо вопросы о колледже, какие классы выбрать, составить портфолио и т. Д. Я настоятельно рекомендую вам связаться со школой, которую вы хотели бы посещать, и получить конкретную и актуальную информацию непосредственно из источника.

Если есть тема, которую, по вашему мнению, вы бы хотели, чтобы я затронул, пожалуйста, присылайте мне свои предложения — bob @ lifeofanarchitect.com

А пока я надеюсь, что это ресурс для тех из вас, кто ищет ответы. Я сделаю все возможное, чтобы ответить своевременно, но из-за большого количества писем это не всегда возможно. Иногда это просто время, и я бы порекомендовал вам попробовать отправить электронное письмо еще раз.


Вы хотите быть архитектором?

Чтобы стать архитектором, нужно много усилий и желания. Никто не становится архитектором, потому что думает, что это круто, или им нравится рисовать.Это намного больше, и я думаю, что это должно быть для вас призванием даже думать, что вы достигнете какого-либо измеримого успеха. Как вы думаете, у вас есть все, что нужно, чтобы стать архитектором?


Годы колледжа

Когда я рассказываю людям, которых я знал, что хотел стать архитектором к тому времени, когда мне исполнилось 5 лет, они думают, как это, должно быть, повезло! Но действительно ли мне так повезло? Было время, когда я думал, что принял ужасное решение, и мне приходилось бороться с уроками, а также с временем и усилиями, необходимыми для того, чтобы идти в ногу со своими сверстниками.( но я думаю, что у этой истории счастливый конец )


Дизайн-студия: 10 главных вещей, которые вы должны знать

Архитектурная школа — это все о студии. Независимо от того, являетесь ли вы новичком в дизайн-студии или опытным профессионалом, есть несколько вещей, которыми, как я думал, я хотел бы поделиться со всеми вами, которые развеивают некоторые общепринятые представления о том, что архитектурная студия действительно требует от своих посетителей. Я думаю, вы будете удивлены, прочитав несколько вещей в этом списке, но я обещаю, что вам будет лучше, если вы прочтете этот список.


Что делает вас дизайнером?

Как практикующий архитектор. не все, что я делаю, — это большой дизайн. Из общего времени, которое я провожу в офисе, очень мало — но хорошая архитектура не всегда связана с большой убийственной идеей. Я считаю согласование проекта и детали строительства этого проекта неотъемлемой частью успешного дизайна.


Рисование как архитектор

Я живое доказательство того, что не обязательно хорошо рисовать, чтобы быть архитектором.Возможность рисовать красивые картинки не помешает, но давайте отдернем занавеску и будем честны здесь на минутку … Архитекторы общаются через свои рисунки — мы не занимаемся искусством. Как однажды сказал архитектор Лу Кан, «художник может сделать тележку с квадратными колесами, а архитектор — нет».


Сколько денег зарабатывает архитектор?

Архитекторы могут хорошо зарабатывать, но необходимо найти баланс между деньгами и счастьем.В этом посте рассказывается о некоторых из лучших мест для работы и о том, в каких регионах страны выплачивается самая высокая зарплата архитекторам. Прежде чем кто-нибудь начнет ныть и стенать о том, что архитекторам недоплачивают, позвольте мне сказать вам, что я не хочу этого слышать. Учителям недоплачивают.


«Не такая уж сексуальная сторона архитектуры»

Большинство выпускников-архитекторов ждет проверка реальности. Практика архитектуры для 99,9% архитекторов означает нечто иное, чем проектирование — по крайней мере, то, что вы обычно думаете, что дизайн действительно означает.Архитектурная практика — это больше, чем наброски на бумаге для рисования, частичные диаграммы, решение, какими ручками рисовать, поклонницы и поездки с клиентом в Лас-Вегас в последнюю минуту. Это означает решение проблем — иногда невероятно приземленных и скучных — но очень важных проблем для людей, которые пользуются вашими услугами.


Сумка для инструментов архитектора

Чтобы быть архитектором, вы должны иметь специальные инструменты для выполнения работы. Вот некоторые из них, которые я использую чаще всего.Некоторые (но не все) являются инструментами возврата, отражающими тот факт, что я окончил архитектурную школу 20 лет назад. Несмотря на то, что я неплохо разбираюсь в AutoCAD, я не включил его в свой список инструментов. Если бы я сделал свой список немного длиннее, он бы, вероятно, появился.


Стажеры-архитекторы

Вот некоторые уникальные идеи о том, как студент-архитектор может подняться на вершину стопки резюме и получить желанную должность архитектурного стажера.Я также поделюсь с вами самой резкой и шокирующей историей из моего первого дня работы на моей первой должности стажера. Если мы когда-нибудь встретимся лично, вы можете купить мне пива, и я расскажу вам, кто такой Босс №2 из этой истории.


Итак, готово — первый сборник статей, предназначенный для студентов-архитекторов, стажеров-архитекторов и людей, интересующихся тем, что нужно для того, чтобы стать архитектором. Я настрою этот пост как постоянную страницу в верхней части моего сайта и буду добавлять к нему посты по своему усмотрению (что означает, когда я на самом деле их пишу).Как я уже сказал в начале, это должен быть ресурс для людей, поэтому, если вы видите, что тема отсутствует, и вы хотели бы увидеть мои мысли по этой теме, просто отправьте мне электронное письмо — [email protected]

Ура .

.

.

Подкаст «Жизнь архитектора»

14 июня 2018 года началась новая глава, когда Развитие персонажа было записано и опубликовано в качестве первого эпизода подкаста « Жизнь архитектора ».Боб Борсон и Эндрю Хокинс, записываемые раз в две недели, обсуждают все, что связано с архитектурой … с небольшим количеством жизни, добавленным для баланса.

Найти все выпуски в iTunes


Знакомство с хозяевами

Боб Борсон
Далласский архитектор Боб Борсон, FAIA, широко известен как блоггер, стоящий за Life of an Architect — один из самых лучших в мире популярные архитектурные блоги. Как молодой голос в архитектурном сообществе, он преодолел разрыв и привлек несколько поколений архитекторов и архитектурных энтузиастов, поделившись своим личным опытом, советами по профессиональной практике и анекдотами о том, каково это работать и быть архитектором.

Боб был признан Dallas AIA «Молодым архитектором года» в 2009 году, получил Премию за выдающиеся достижения в продвижении архитектуры через средства массовой информации от Общества архитекторов Техаса в 2015 году и был повышен до звания Американского института архитектуры. Колледж стипендиатов Architects College в 2017 году.

Сегодня он является партнером Malone Maxwell Borson Architects — архитектурной фирмы из Далласа с 11 сотрудниками, чья работа сосредоточена на частных жилых домах, легких коммерческих, торговых объектах и ​​проектах внутренней архитектуры. по стране.

Забавный факт : По-прежнему считает, что если бы он тренировался «немного», он мог бы пробежать 5-минутную милю, несмотря на то, что он ни сейчас, ни когда-либо был бегуном… или спортивным.


Эндрю Хокинс
Эндрю Хокинс, AIA, президент и главный архитектор Hawkins Architecture, небольшой фирмы из Техаса, которая занимается образовательными и гражданскими проектами в штате Техас. Вступив во владение фирмой в более молодом возрасте, он быстро осознал связанные с этим проблемы и последовательно стремится повысить свою эффективность и знания о лидерстве фирмы, корпоративной культуре и развивающейся практике архитектуры.Эндрю руководит своей практикой в ​​атмосфере открытого сотрудничества и обучения, полагая, что и то, и другое необходимо для успешной фирмы.

Эндрю активен в AIA на многих уровнях. Он был членом совета директоров Техасского общества архитекторов и президентом местного отделения AIA Brazos. Эндрю был признан «Молодым архитектором года» в 2013 году агентством AIA Brazos. Все это участие создало множество возможностей и способствовало значимым отношениям, которые способствовали его профессиональному развитию.Это также познакомило его с замечательными людьми в индустрии AEC, которых он теперь считает близкими друзьями.

Эндрю писал для AIA National, Texas Architect Magazine и различных архитектурных веб-сайтов. Он также представлял социальные сети, мобильные технологии и развитие фирм на конференциях по всей стране и за рубежом. Эндрю также преподает в студии дизайна на факультете архитектуры Техасского университета A&M.

Интересный факт: У Эндрю довольно большая коллекция произведений искусства и репродукций, связанных с современной поп-культурой и компьютерными фанатами.У него даже есть несколько работ, заказанных художниками для его коллекции.

о себе | Жизнь архитектора

Меня зовут Боб Борсон, я лицензированный архитектор из Техаса. У меня есть опыт проектирования современных жилых проектов, но в 2019 году я переключился на фирму из 100+ человек (BOKA Powell), которая специализируется на дизайне многих других типов и стилей проектов. Реальность такова, что мне нравится работать с людьми над самыми разными проектами, и, если время подходящее, я помогу вам выбрать входную дверь, если именно там вам нужна моя помощь.

В 2009 году я получил награду Американского института архитекторов Далласского отделения «Молодой архитектор года», но, вероятно, это было связано с тем, что я добровольно делал то, что другие не должны, не должны или не могут делать. Я начал свой блог 14 января 2010 года, чтобы узнать о технологиях, лежащих в основе того, как люди начинают общаться друг с другом. На самом деле у меня нет списка злободневных вопросов или противоречивой общественной повестки дня, которую нужно продвигать. По большей части я обычный парень, за исключением того, что надеваю штаны сразу на обе ноги (просто так быстрее).Я не отношусь к себе слишком серьезно, но у меня есть большая гордость и крохотная полоса соперничества. На самом деле я серьезно отношусь к тому, что делаю, но стараюсь найти способ развлечься, пока я этим занимаюсь.

Я довольно активно работал в Американском институте архитекторов, где я работал председателем комитета по цифровой связи, председателем голосовой связи и председателем по новым медиа Техасского общества архитекторов, а также входил в состав исполнительного совета Далласского отделения. AIA в качестве вице-президента по программированию, директора по связям с общественностью Консультативного совета Columns, председателя комитета по управлению, председателя Кена Робертса по определению границ мемориала и председателя комитета по домашнему туру.

Стулья много … Мне нужен званый обед.

В 2017 году я был повышен до научного сотрудника Американского института архитекторов. Это высшая награда AIA, предназначенная для архитекторов, которые внесли значительный вклад в развитие профессии и общества и являются образцом архитектурного мастерства.

.

Я счастлив в браке с Мишель, и мой единственный ребенок, Кейт, слишком легко манипулирует мной. Я много путешествую по работе, путешествую не так много, как хотелось бы для отдыха, мне повезло работать над удивительными проектами с типично замечательными клиентами.По большей части жизнь хороша, и я счастливый парень.

.

Реальность такова, что я позитивный человек, говорю «да» гораздо чаще, чем следовало бы, и если вам нужно что-то разумное (например, перемещение «тела» или создание вашего проекта бесплатно), я, вероятно, попытаюсь помочь вам. Моя цель — проводить каждый день, работая с людьми, которые мне нравятся, делать работу, которой все гордились бы — кажется разумным способом начать каждый день.

Архитектор — карьерный рейтинг, зарплата, обзоры и советы

Архитекторы используют свои навыки в проектировании, проектировании, управлении и координации для создания эстетически приятных и безопасных зданий, которые служат определенной цели.Они художники, но вместо холста у них есть города, парки, университетские городки и многое другое, чтобы показать свои работы. А их шедевры — это магазины, библиотеки, офисные здания и продуктовые магазины, которые мы часто посещаем. Архитекторы участвуют на каждом этапе проекта, от первоначального планирования до церемоний перерезания ленточки.

Джордан Гольдштейн, глобальный директор по дизайну и доставке в одной из ведущих архитектурных фирм мира, Gensler, в 5 лет готовился стать архитектором.В то время его родители охотились за домом и брали его с собой, чтобы посмотреть разные варианты. После визитов Гольдштейн возвращался к своим Lego — у него были их ведра — и воссоздавал то, что он видел. «С тех пор я искал самый быстрый путь к тому, чтобы стать архитектором и строить вещи», — пишет он в электронном письме.

Архитекторы — это, пожалуй, редкое сочетание творчества и практичности. Это художники с реальной землей. В конце концов, большинство любителей Lego скажут вам, что прочный фундамент — необходимый компонент для создания парящего небоскреба.

«Цифровое проектирование и информационное моделирование зданий — это одно из самых значительных достижений в архитектуре», — пишет Гольдштейн. «3D-модели теперь содержат многоуровневую информацию, а сами модели представляют собой базы данных по проекту, которые можно использовать для строительства, управления объектами и управления энергопотреблением», — поясняет он. «С растущим использованием цифровой печати архитекторы могут быстро изучить 3D-последствия дизайнерских идей и разработать проект. Понимание вычислительного дизайна позволяет архитекторам переходить прямо от проектирования к производству, перепрыгивая через более традиционные аспекты спроектировать процесс и ускорить строительство.
Бюро статистики труда прогнозирует рост занятости архитекторов на 0,8% в период с 2019 по 2029 год. В этот период должно открыться около 1100 рабочих мест.

Что такое архитектурная степень и как стать архитектором

Там говорят профессиональные архитекторы — это что-то чудесное в том, чтобы представить себе структуру, воплотить эту идею на бумаге или в компьютере, а затем превратить это видение в реальность.

СОДЕРЖАНИЕ

«Большинство зданий не являются временными сооружениями; они обычно существуют в течение десятков, если не сотен лет », — написал в электронном письме Марк Тир, лицензированный архитектор, основатель и генеральный директор Black Spectacles, чикагской организации, помогающей начинающим архитекторам получить лицензию.«Знание того, что ваша работа имеет долгое наследие, — это награда».

Цзинъи Эмма Луо, с отличием окончившая пятилетнюю архитектурную программу бакалавриата Калифорнийского колледжа искусств в декабре 2019 года, говорит, что у нее возникли разногласия по поводу того, специализироваться ли она на изобразительном искусстве или на архитектуре. Однако книга о том, как отличная архитектура может улучшить качество жизни обычного человека, убедила ее получить степень в области архитектуры, говорит Луо.Сейчас она работает дизайнером в калифорнийской фирме Page & Turnbull, занимающейся архитектурой, дизайном, планированием и сохранением.

Провидцы, у которых есть оригинальные идеи о том, как создавать здания, в которых люди здоровы и счастливы, могут преуспеть в области архитектуры. Вот руководство, как поступить в архитектурную школу и стать архитектором.

Два типа аккредитованных архитектурных программ

У людей, которые хотят получить степень архитектора, которая облегчит их лицензирование в качестве архитектора, есть два варианта: либо пятилетняя степень бакалавра в области архитектуры, известная как B.Arch. или магистерская программа после окончания колледжа, известная как M.Arch., которая обычно занимает два или три года.

Несмотря на то, что есть четырехлетние программы бакалавриата наук, бакалавра искусств и бакалавра изящных искусств в области архитектуры, они обычно не имеют национальной аккредитации. Кому-то с одной из этих степеней бакалавриата, возможно, потребуется пройти магистерскую программу по архитектуре, чтобы претендовать на государственную лицензию.

Итак, перед посещением архитектурной программы любой стремящийся студент должен выяснить, аккредитована ли эта программа Национальным архитектурным советом по аккредитации или NAAB.Список всех аккредитованных архитектурных программ в США доступен на веб-сайте NAAB.

Претенденты в колледж, которые полны решимости стать архитекторами, должны знать, что самый быстрый и дешевый путь к профессии архитектора — это пятилетняя программа бакалавриата, говорят эксперты архитектурной индустрии. Тем не менее, те, кто не уверены в том, хотят ли они продолжить эту карьеру, могут предпочесть четырехлетнее высшее образование в области архитектуры или другой области, зная, что позже они могут дополнить свое высшее образование степенью магистра архитектуры независимо от их специализации в колледже.

Доступны докторские программы по архитектуре, хотя этот чрезвычайно продвинутый уровень архитектурного образования вовсе не является обязательным для архитектора. Но для будущего академика это выгодно.

В некоторых штатах США кто-то может стать лицензированным архитектором без профессиональной степени в этой области, если он много лет учится у дипломированного архитектора. Однако, как утверждают эксперты, тот, кто посещает профессиональную архитектурную школу, обычно может получить лицензию быстрее, чем тот, кто не имеет формального образования.

Эксперты отмечают, что получение диплома архитектора может быть дорогостоящим и иногда отпугивает квалифицированных начинающих архитекторов со скромным достатком. Однако доступны многочисленные архитектурные стипендии.

Стоимость посещения архитектурных школ варьируется в широких пределах: студенты государственных школ платят намного меньше, чем их сверстники из других государственных школ и их сверстники, обучающиеся в частных школах. Если кто-то получает пятилетнюю степень бакалавра архитектуры, общая стоимость обучения и сборы могут варьироваться от примерно 50 000 до примерно 175 000 долларов в зависимости от школы и от того, является ли он или она студентом в штате, согласно исчерпывающей смете затрат индустрии дизайна. провайдер профессионального образования Designer Hacks.

Таким образом, карьера архитектора обычно включает пять-восемь лет высшего образования, а иногда и больше, в зависимости от того, какой путь выберет человек.

Обучение и тестирование, необходимые для того, чтобы стать архитектором

Лица с профессиональным образованием в области архитектуры отмечают, что профессиональные архитектурные программы требуют значительных усилий и что студенты часто тянутся всю ночь. Поскольку студенты-архитекторы представляют проекты, которые критикуют профессора и коллеги, они должны уметь обрабатывать критику, не позволяя этой критике подорвать их доверие, говорят нынешние и бывшие профессора архитектуры.

Виктор Боди-Лоусон, адъюнкт-профессор архитектуры в Колумбийском университете в Нью-Йорке, предлагает потенциальным студентам-архитекторам искать академические программы, в которых упор делается на компьютерное проектирование, поскольку это навык, необходимый для работы в современной архитектурной индустрии.

Программа качественной архитектуры также будет способствовать развитию навыков командообразования и общения, а также обеспечивать благоприятную атмосферу обучения, — говорит Боди-Лоусон, архитектор и руководитель архитектурной фирмы Body Lawson Associates из Нью-Йорка.»В то время как школы обучают студентов, они также должны укреплять их психологически, чтобы воодушевить их, в то время как они также критикуют их работу, чтобы вы видели, что в конце дня они чувствуют себя хорошо, они чувствуют себя хорошо в своей работе, и это побуждает их продолжать работать ».

Наличие профессионального образования в области архитектуры недостаточно для получения лицензии архитектора, который может подписывать архитектурные проекты и работать над ними без присмотра.Чтобы стать лицензированным архитектором, обычно требуется пройти трехлетнее обучение, которое часто включает стажировку в этой области. Сдача экзамена на регистрацию архитектора в шести разделах является обязательной для получения лицензии, а стоимость сдачи всех шести частей этого экзамена составляет 1410 долларов.

Какие люди предпочитают профессию архитектора?

Если кому-то нравится решать проблемы, ему может понравиться работа архитектора.

«Поскольку никогда не бывает единственного верного решения архитектурной проблемы, студенты могут рассчитывать на то, что они потратят долгие часы на изучение вариантов на своем пути открытий», — написал Джеймс Симео, архитектор и руководитель фирмы CO Architects в Калифорнии.

Джошуа Зиндер — избранный президент отделения Американского института архитекторов в Нью-Джерси, широко известного как AIA, — говорит, что многие люди ходят по пространствам, не оценивая работу, которая была вложена в их создание. Он предполагает, что будущий архитектор — это тот человек, который замечает эти детали.

«Если вы молодой человек, входите в комнату и думаете:« Вау, это отличное место », а если вы молодой человек, идущий по улицам города, и вам нужно вытащить свой камеру, потому что вы видите, как выстраиваются здания и как выстраиваются баннеры на зданиях, и как солнце садится на краю, и вы должны сделать этот снимок, тогда архитектура — это то, что вы должны учитывать », — говорит Зиндер, архитектор и управляющий партнер архитектурной фирмы JZA + D в Нью-Джерси.

Чем занимаются архитекторы и чем они занимаются

Архитекторы — мастера-ремесленники, способные проектировать частные жилые дома, а также государственные или коммерческие объекты, открытые для публики. Они часто сотрудничают с экспертами в смежных областях, таких как дизайн интерьера, городское планирование и инженерное строительство. Их цель — построить красивые и функциональные дома, офисы, магазины и места для отдыха.

По данным Бюро статистики труда США, медианная компенсация среди U.S. Architects составляла 80 750 долларов в год в мае 2019 года. Бюро прогнозирует, что количество рабочих мест в этой области в 2029 году будет только на 1% выше, чем в 2019 году, что значительно ниже прогнозируемого среднего темпа роста рабочих мест в 4% среди всех профессий в течение периода. те же временные рамки.

Некоторые архитекторы берутся за различные строительные проекты, в то время как другие специализируются на создании определенных типов зданий, начиная от молитвенных домов и заканчивая светскими культурными центрами, от частных домов до жилых комплексов, от пригородных торговых центров до космополитических небоскребов.Некоторые архитекторы занимаются ремонтом, реставрацией, сохранением и улучшением исторических зданий. Другие сосредоточены на экологически чистых строительных проектах.

Тир говорит, что архитекторы могут приносить пользу обществу в целом, если они создают здания, в которых люди чувствуют себя комфортно, отмечая, что когда-то он работал над зданием, получившим Золотой сертификат LEED (Leadership in Energy and Environmental Design). Согласно U.S. Совет по экологическому строительству, и это свидетельствует о том, что здание было построено без вреда для окружающей среды.

«Строительный служащий, страдающий астмой, сказал своему начальнику, что новая конструкция улучшила его дыхание и сделала его жизнь более здоровой и лучшей», — объясняет Тир.

Архитекторы отмечают, что их отрасль находится под сильным влиянием экономических спадов, поскольку объем строительства уменьшается, поэтому важны устойчивость и терпение. Они также предупреждают, что архитектура не так прибыльна, как другие профессии, требующие сопоставимого уровня образования или подготовки, такие как право или медицина.

Однако архитекторы говорят, что непрерывное обучение в их профессии делает эту область интересной для работы, и отмечают, что они ценят тот факт, что у них есть осязаемый продукт работы.

Сара Холстедт, заместитель вице-президента глобальной архитектурной, проектной и проектной компании CallisonRTKL, говорит, что ее работа позволяет ей путешествовать по самым разным интересным местам и знакомиться с новыми культурами. Она предполагает, что профессия архитектора предоставляет прекрасные возможности.«Каждый день представляет эту новую форму актуального решения проблем».

Loop Architects внедрили центр посетителей национального парка в ландшафт

Датская компания Loop Architects завершила строительство центра для посетителей национального парка в Северной Ютландии, Дания, бетонная конструкция которого встроена в прибрежный ландшафт.

Здание было спроектировано Loop Architects для участка в небольшой прибрежной деревне Норре Ворупёр, которая расположена в самом сердце парка площадью 244 квадратных километра.

Изображение вверху: Loop Architects завершили строительство центра для посетителей национального парка Ти. Вверху: он встроен в ландшафт.

Он предназначен в качестве ворот, чтобы побудить прохожих исследовать местность, которая в 2008 году стала первым национальным парком Дании.

«Мы выиграли архитектурный конкурс в 2019 году со зданием, которое удовлетворило амбиции клиента по созданию центра для посетителей, архитектура которого мягко подталкивает посетителей входить и исследовать парк», — сказал партнер Loop Architects Мортен Ниманн.

Его крыша доступна для посетителей.

Дизайн Loop Architects отвечает критериям, изложенным в заявлении о конкурсе, согласно которому здание должно быть интегрировано в существующий ландшафт дюн и пустоши национального парка Твой.

Центр для посетителей имеет прочные монолитные бетонные стены, которые выходят из дюн и направляют посетителей к входам с прилегающей дороги и автостоянки.

Центр окружен бетонными стенами и мощением.

Ландшафтный дизайн от студии SLA позволяет посетителям прогуливаться по зданию, вдоль и сверху здания, открывая вид на море, деревню и национальный парк.

Стены, выходящие из здания, создают защищенные общественные пространства, из которых открывается вид на окрестности.

Dorte Mandrup завершает строительство центра для посетителей в Гренландии

Бетонные стены и тротуар снаружи здания имеют теплый оттенок, напоминающий местный песок. Эти поверхности переходят внутрь, чтобы улучшить связь между внешним и внутренним.

Снаружи бетон дополняют оцинкованные оконные рамы и сиденья из пиленых деревянных блоков, которые подчеркивают связь с природным окружением.

Большие оконные рамы, вид наружу.

Loop Architects выбрала ряд более изысканных материалов для внутренней отделки здания, с деревянными оконными рамами и дубовыми дверями, составляющими часть нейтральной и естественной палитры.

Основным пространством визит-центра является открытый центральный холл с входами с двух сторон. Из большого окна в задней стене открывается вид на Северное море и прилегающие белоснежные коттеджи рыбаков.

Дневной свет проникает в пространство через большое отверстие, а также через окно в крыше, охватывающее всю ширину задней стены и освещающее флору и фауну региона.

Интерьер

украшают деревянные оконные рамы и дубовые двери. В другом месте Dorte Mandrup также проектирует центр для посетителей, который частично встроен в прибрежное окружение. Названный Кит, он будет использоваться как смотровая площадка для наблюдения за китами в Норвегии.

На острове Серифос компания Mold Architects погрузила дом в скалистый склон холма и встроила в него большие застекленные проемы, выходящие прямо на море.

Фотография сделана Расмусом Хьортшой, COAST.

.

Check Also

Профессия ит специалист: Профессия IT-специалист. Описание профессии IT-специалиста. Кто такой IT-специалист. . Описание профессии

Содержание Что такое IT специалист — Кто кем работаетСамые востребованные IT-профессии 2021 года / Блог …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.